Путинская Россия повторяет путь гитлеровской Германии — эксперт

Путинская Россия повторяет путь гитлеровской Германии — эксперт
334605 ПЕРЕГЛЯДІВ

New York Times опубликовала статью профессора Йельского Университета, известного специалиста по истории Второй мировой войны Тимоти Снайдера под названием «Это должно прозвучать: Россия – фашистское государство». 

Такую информацию привел около часа назад в Фейсбуке российский социолог и политолог Игорь Эйдман.

Снайдер пишет о поразительном сходстве между гитлеровской Германией и путинской Россией, которая повторяет путь своей предшественницы, сея вокруг смерть и разрушения.

Выход из ситуации всего один, пишет Снайдер: фашистский лидер должен быть побежден – окончательно и бесповоротно.

Ну наконец-то в мире заметили очевидное. О фашистской сути путинского режима я пишу уже лет десять. Ниже две статьи 2014-2015 года, ставшие ещё актуальнее. В них я сравнивал путинскую Россию с гитлеровской Германией до 1939 года, теперь, как я и предполагал, история двинулась дальше, вызов цивилизации брошен, рубикон глобальной войны перейдён.

Новая национальная идея — обыкновенный фашизм

Много лет в разных высоких кабинетах обсуждался поиск новой национальной идеи. Высоколобые «мыслители» на зарплате от администрации президента пытались найти объединяющую идеологию, способную сплотить российских граждан вокруг власти. 

Все усилия были тщетными. Наши Шерлоки Холмсы от идеологии, сколько ни рассматривали Россию в свои лупы и микроскопы, никаких признаков формирования там национальной идеи не обнаружили. В конце концов, власти решили, что национальной идеей должна стать «Стабильность». Т. е., по сути, идеология ничего неделания, под девизом: «Лишь бы хуже не было!».

Одно время российским обывателям, запуганным до полусмерти различными реформами, перестройками и ускорениями, этого было достаточно. Но несколько лет назад как-то все пошло в раздрай. Не только «Единая Россия», но даже сам великий Пу стали терять популярность. Национальную идею снова спешно начали искать. А недавно наконец-то нашли. Причем она оказалась, судя по резкому росту рейтинга власти, очень эффективной.

Новая национальная идея путинской России, по аналогии со знаменитой уваровской триадой «Самодержавие, Православие, Народность», основывается на трех китах: Шовинизм, Клерикализм, Ксенофобия.

Ее фундамент — шовинизм. Агрессия против Украины и захват Крыма подняли невиданную, наверное, со времен первой мировой войны, шовинистическую истерию. Массовый патриотический психоз охватил буквально все слои общества (это подтверждают и соц. опросы и дискуссии в сетях). Зажиточный лавочник, затюканный бюджетник, модный писатель, брутальный байкер — в едином порыве славят «возвращение блудного Крыма» в материнское лоно империи. Опаснейшие «игры патриотов», грозящие войной, сплотили вокруг власти значительную часть российского населения.

Вторая часть триады — клерикализм. В последние годы наше государство усиленно превращалось из светского в клерикальное. На телевидении и в школах шла массированная пропаганда религиозного мракобесия. Устраивались безумные шоу с поклонением «дарам Волхвов» и прочим «святым» подделкам. РПЦ превращалась в государственное пропагандистское ведомство. Свободомыслие, атеизм, современное антиклерикальное искусство и наука — отовсюду изгонялись (вплоть до знаменитой путинской «двушечки» в лагерях). Все это вело к дальнейшему отупению, дебилизации населения, превращению его в легко манипулируемую властями массу.

И, наконец, третья, чрезвычайно важная часть триады — ксенофобия. Любому авторитарному режиму нужны враги, в борьбе с которыми население сплачивается вокруг власти. Враги, как известно, традиционно делятся на «внутренних» и «внешних». С внешними все предельно ясно. Главными внешними врагами объявлены «воинственная Америка» и «богомерзкая «Гейропа». Разделение обязанностей у них такое: США пытается захватить, поработить нас, отнять «наше все» (природные ресурсы). А гнусненькая Европа, погрязшая в педофилии и свально-повальном мужеложстве, хочет растлить нас морально, лишить традиционных ценностей, главная из которых — гетеросексуальная ориентация (иных моральных ценностей в стране обнаружить, к сожалению, никак не удается). В общем, одни хотят отнять у россиян халяву — т. е. нефть, а другие «единственноправильный» секс. Трудно сказать какой враг страшнее.

Украинские события обогатили список внешних врагов новым объектом — это подлый младший брат — украинский Каин, предавший своего доброго и щедрого русского брата Авеля. Рвущийся в «Гейропу», совокупляться там с местными извращенцами, вместо того, чтобы вместе с праведным русским братом в гетеросексуальной чистоте возрождать Храм империи. Высший уровень воплощения украинского врага — бандеровцы, руссоненавистники, грозящие всем русскоговорящим резней, или, того хуже, «Гейропой» и неизбежным растлением.

На роль внутренних врагов в последние годы номинировались различные группы населения: кощунники, гомосексуалисты, креаклы и т. п. Но Путин, видимо разбирая на досуге пропыленные стопки нацистских газет, обнаружил в речах Гитлера нового опаснейшего врага. Это — национал-предатели, пытающиеся «изнутри взорвать наш прекрасный Рейх», агенты страшной Америки и «Гейропы», они же русскоговорящие бандеровцы. Предполагаю, что в ближайшие годы все силы могучего российского государства будут брошены на борьбу с этим страшным врагом. Вокруг него будет нагнетаться массовая истерия ненависти, следует ожидать целый пакет законодательных актов и карательных мер против людей, объявленных национал-предателями.

Новая российская национальная идея повторяет идеологию фашистских режимов середины 20-го века. Все они были крайне шовинистическими, авторитарными, агрессивными по отношению к соседям, культивировали ненависть к внешним и внутренним «врагам», к соседним народам, «национал-предателям», «иностранным агентам», либералам, гомосексуалистам, анархистам и т. д.. От германского нацизма путинизм отличает только клерикализм вместо нацистского этнического национализма и антисемитизма. Различий с итальянским, испанским, румынским, португальским, греческим фашизмом и того меньше.

Что ж, поздравляю вас, дорогие соотечественники! В России наконец-то нашли национальную идею. И ей оказался фашизм.

Фашизм XXI века

Фашизм – болезнь незрелой демократии. Многие европейские страны «переболели» им вскоре после разрушения традиционного сословного общества, когда молодые, еще неустойчивые демократические институты не выдерживали натиск реакции на модернизационные процессы. В первой половине XX века так случилось в Германии, Австрии, Италии, Испании, Румынии, Венгрии, Португалии и т. д.

Развитие политической демократии остановилось в России после установления большевистской диктатуры. Тогда страна пошла по пути псевдокоммунистического эксперимента, превратившего ее в подобие восточной деспотии. После краха этого проекта состояние российского общества практически вернулось к той точке, с которой оно началось. Социально-политическая система посткоммунистической России оказалась примерно на уровне среднеразвитых европейских стран второй четверти XX века. Так же, как и они в прошлом, Россия столкнулась с угрозой фашизма, которым не успела переболеть, потому что реализовала другой тоталитарный, большевистский сценарий развития.

Многое в истории Германии 1918–1938 и России 1991–2015 годов совпадает. Это не случайно и обусловлено близким уровнем социального развития стран, благоприятным для формирования режимов фашистского типа.

Германия 1918 – Россия 1991

Поражение в войне (в Первой мировой – Германии, в холодной – России), потеря территорий, крах колониальных империй, ощущение национального унижения, легенда об ударе в спину со стороны антинациональных либеральных сил внутри страны, стремление к реваншу.

Веймарская Германия – Ельцинская Россия

Резкое падения уровня жизни широких слоев населения, гиперинфляция, перманентный экономический, политический и нравственный кризисы. Разрушение системы традиционных ценностей, коммерциализация жизни.

Разочарование в демократии, дискредитация демократических ценностей и институтов. Популярность реставраторских (монархии в Германии и социализма в России) настроений. Эгоизм правящей и собственнической элит. Перманентная угроза системе слева – со стороны коммунистов и справа – со стороны националистов.

Восприятие значительной частью общества и элиты демократической системы как чуждой и вынужденной. Ядро элиты остается в Германии монархическим, а в России – советским, и относится к демократическим процедурам как к бессмысленному фарсу.

Приход Гитлера и Путина к власти

Диктаторов к власти привели крупный бизнес и буржуазные политики. В Германии: Шахт, Крупп, Тиссен, Папен и т. д. В России: Березовский, Абрамович, Чубайс, Волошин и т. д. Власть диктаторам передал престарелый и больной глава государства по наущению окружения и членов своей семьи. Гитлеру – Гинденбург, Путину – Ельцин. Интересно, что важные роли в этом сыграли сын Гинденбурга и дочь Ельцина. Главной причиной поддержки германскими и российскими олигархами будущих диктаторов было стремление к сильной власти, способной защитить их капиталы и привилегии от возмущенного народа, коммунистов, хаоса и нестабильности. И в том, и в другом случае надежды оправдывались лишь поначалу, многие олигархи оказались горько разочарованными. Истории Тиссена и Березовского очень похожи.

Установление фашистского режима

Здесь мы видим существенную, правда, количественную, а не качественную разницу. В Германии фашистский режим установился меньше чем за год после прихода Гитлера к власти. В России этот процесс идет уже 15 лет и еще не завершился. В этом играют роли личность диктатора и культурная специфика страны. Путин, в отличие от Гитлера, пришел не из публичной политики. Отсутствие подлинной популярности и политических навыков не позволили ему быстро сконцентрировать в своих руках диктаторские полномочия и мобилизовать общество для осуществления фашистского по сути проекта. Однако и Сталин потратил 15 лет на строительство террористического режима абсолютной власти.

Но, как говорится в известной пословице, «русские долго запрягают, но быстро едут». Процесс фашизации страны резко ускорился в 2014 году, когда Путин почувствовал, что достаточно силен для такого эксперимента. Захват Крыма сделал его настоящим публичным политиком, «фюрером нации», способным сделать с ней что угодно, подвигнуть ее на любые авантюры.

Гитлеровский (до 1939 года) и путинский режимы

Крах Германской и Советской империи воспринимается диктаторами как «крупнейшая геополитическая катастрофа» (Путин о распаде СССР). Основная цель их политики – реванш за поражение предшественников в «противостоянии с врагами» на международной арене, восстановление былого статуса обоих стран как сверхдержав в их «исторических границах».

Следствие реваншизма – агрессивная аннексионистская внешняя политика. Оправдать ее диктаторы пытаются с помощью идеи объединения: всех немцев в одном государстве или всех русскоязычных в рамках «Русского мира» под покровительством России. Первые жертвы – соседи, земли которых были раньше частью разрушенных империй под управлением немцев (русских): Австрия и Чехословакия для гитлеровской Германии, Грузия и Украина для путинской России. Характерно, что сегодня, как и во времена «мюнхенского сговора», демократические европейские страны ведут политику умиротворения агрессора.

В экономике обоих стран установлена система государственно-монополистического капитализма. Государственная бюрократия осуществляет жесткий контроль над бизнесом. Власти диктуют свою волю выдрессированному ими крупному капиталу через «Генеральный совет германской экономики» или периодические совещания олигархов у Путина. Крупный бизнес и политическая элита срослись. По сути они – единое целое.

В обеих странах установлено авторитарное господство «национального лидера». Разделение властей, выборы и реальная многопартийность фактически уничтожены (при Гитлере официально, при Путине де-факто). В отношении остатков оппозиции ведется политика запугивания и террора (при Путине пока точечного). Огромное влияние в обществе имеют спецслужбы.

Основные СМИ ведут правительственную пропаганду, насаждают шовинистическую и ксенофобскую идеологию, милитаризм. Ведется шельмование оппозиционно настроенных граждан, на которых натравливаются обыватели, разжигается ненависть к «враждебным» странам. Пропагандируется миф об иностранном заговоре, создается атмосфера осажденной крепости, несогласные с политикой властей объявляются агентами зарубежных врагов, частью их «пятой колоны».

Сходство путинской России с гитлеровской Германией очевидно. Однако и отличий тоже немало. Главное из них в том, что в России еще не закончен процесс установления тотального контроля власти над обществом. Террор против оппозиции имеет точечный характер. Отсутствует дискриминация по национальному признаку, сохраняются остатки независимых СМИ и общественных организаций, существует относительно широкая свобода творчества, книгопечатания, собраний, обмена мнениями. Важно и то, что Путин и его окружение, в отличие от нацистов, не этнические националисты, а шовинисты и клерикалы. Путинская система больше похожа не на нацизм, а на более умеренные формы фашизма: поздний испанский франкизм, клерикальный австрофашизм, хортизм в Венгрии или ранний фашизм в Италии.

Надо сказать, что все эти остатки свобод в России сокращаются. Так случилось и при становлении других фашистских режимов в разных странах. Только в нацистской Германии свободы были ликвидированы быстро и почти одновременно. Даже в фашистской Италии демократические институты уничтожались постепенно. В России появляются все новые ограничения прав и свобод граждан, признаки дальнейшей фашизации.

Из недавних новостей: против режиссера пытаются возбудить дело за «кощунственную» постановку оперы; лекцию оппозиционного политолога разгоняет милиция; против блогера начинают уголовное преследование за антиправительственный пост; на участников встречи оппозиционных активистов нападают «штурмовики» из пропутинской молодежной организации. Таких сообщений становится все больше. И самое страшное: в центре Москвы, около Кремля убивают ведущего оппозиционного лидера. Террор против оппозиции приобретает жестокие формы.

Есть ли выход из ситуации? Надежды на дворцовый переворот иллюзорны. Правящая элита едина с ее лидером в фашистском выборе. Она сформировалась по преимуществу на основе советской номенклатуры (это подтверждают эмпирические социологические исследования). Ей никогда не нужна были демократия, права человека и «прочая либеральная чепуха». Основной целью перестройки и последующих ельцинских «антикоммунистических» реформ был переход контролируемых советской бюрократией и спецслужбами государственных ресурсов в их частную, наследуемую собственность. Конечно, это был неосознанный выбор, принятый на уровне коллективного бессознательного номенклатуры (по Юнгу). Но элита целенаправленно добилась реализации этого выбора.

Для того чтобы приватизировать государственную собственность, российская бюрократия и связанные с ней олигархи должны были имитировать демократические реформы. Без этого они не смогли бы объяснить населению необходимость приватизации, которую подавали публике в одном пакете с демократией (мол, делаем так, как во всех цивилизованных демократических странах). Но как только приватизация была в основном проведена, демократия стала номенклатуре не нужна и даже опасна. Она угрожала сменой власти, а значит, возможным пересмотром грабительского передела собственности. Оставаясь, по сути, людьми с тоталитарным мышлением, номенклатурщики стали возрождать тоталитаризм, но уже не в форме советского социализма, а в форме фашизма, позволяющего сохранить приватизированные ресурсы. Путин, как плоть от плоти своего социального слоя, уловил его коллективную волю и стал ее реализовывать.

Складывается ощущение, что в последнее время Путина стало несколько «заносить», что он заходит дальше, чем хотелось бы многим в элите, особенно в конфронтации с Западом. Наверное, кое-кого из высокопоставленных чиновников и олигархов это пугает. Но, как и в нацистской Германии, сместить «фюрера» они могут попытаться только после того, как он начнет терпеть поражения, а его власть окажется на пороге экономического или военного краха.

Существует только два варианта развития событий в России: или дальнейшая фашизация, грозящая стране террором, а миру войной, или экономический коллапс и крах путинского режима.

antikor.com.ua

COPYRIGHT POLITICA.COM.UA

Мої відео