Суркисы атакуют Порошенко. Пострадает Украина

  			Суркисы атакуют Порошенко. Пострадает Украина
85314 ПЕРЕГЛЯДІВ

Суркисы подали иск против Порошенко в Лондонский арбитраж. Помимо того, что этот иск точно отравит жизнь пятому украинскому президенту, он может огорчить первый украинский банк и подсластить жизнь второму украинскому олигарху.

В издании ZN.ua объясняют, в чем заключаются претензии Суркисов и при чем здесь Коломойский.

Жадность

В структуре собственности телеканала “1+1” Игорю Суркису принадлежат 24,6%, по факту поровну разделенные с братом. Злые мужики поговаривают, что 8% этой доли принадлежат давнему бизнес-партнеру Суркисов — Виктору Медведчуку. В 2015 году Петр Порошенко, будучи президентом, сделал братьям Суркисам предложение, от которого нельзя отказаться, — купить у них 25% телеканала “1+1”. Суркисы согласились.

Во-первых, уже тогда они устали быть партнерами-заложниками Игоря Коломойского и хотели если не прекратить, то хотя бы минимизировать эти токсичные отношения. Во-вторых, действительно нуждались в деньгах, а сумма сделки предполагалась существенная — по данным ZN.UA, 140 миллионов долларов. В-третьих, не хотели отказывать президенту. Не принято это в нашей стране.

Петр Алексеевич в лучших традициях торговался за каждый доллар, как за последний. Сошлись на беспрецедентном — продаже с рассрочкой на восемь лет. А потом Порошенко передумал… К его несчастью, передумал уже после того, как стороны заключили контракт о купле-продаже. Как сообщили ZN.UA юристы, имевшие отношение к сделке, предусмотрено, что право, регулирующее этот договор, — английское. Соответственно, в спорных случаях стороны должны обращаться сразу в Лондонский арбитраж.

По информации ZN.UA, на сегодняшний день иск подан, зарегистрирован и принят судом в соответствии со всеми процедурами. В течение четырех последующих месяцев стороны должны передать суду весь пакет документов, доказательств и требований, после чего ориентировочно в мае 2020-го состоится первое заседание. Мы обратились к Игорю Суркису за комментарием, но он отказался отвечать на наши вопросы, ссылаясь на рекомендации своих юристов.

По нашим данным, в доказательном арсенале у Суркисов не только контракт с Порошенко, компенсацию невыполнения которого они требуют, ибо история имела интересное продолжение.

Уже в феврале-марте 2016-го Суркисам стало понятно, что Порошенко ничего у них покупать не намерен. Настаивать не стали. Но после национализации Приватбанка в декабре 2016-го переговоры возобновились. Только теперь уже Петр Алексеевич хотел купить у Суркисов 25% “Плюсов” не за свои, а за их деньги.

Дело в том, что в процессе национализации Приватбанка НБУ обнулил и перевел в его капитал ряд обязательств (пассивов) банка перед лицами, связанными с бывшими владельцами Игорем Коломойским и Геннадием Боголюбовым. Игорь и Григорий Суркисы, вместе с женами и детьми, были признаны связанными с Коломойским лицами. Из-за национализации семья Суркисов потеряла более 248,6 миллиона долларов и 574 тысячи евро в кипрском филиале банка как юридические лица и еще 1,04 миллиарда гривен в Украине — уже как физлица.

Так вот, по утверждению источника ZN.UA, именно кипрскими деньгами Суркисов Порошенко хотел расплатиться с ними за их долю в “Плюсах”. Вы нам долю, а мы вам вернем из уже государственного банка ваши-наши деньги. Предложение президент-покупатель озвучивал не лично, а устами Александра Грановского. Переговоры, проведенные Грановским, по доброй украинской традиции, были задокументированы и, по нашей информации, будут предъявлены Лондонскому арбитражу как объяснение причины срыва первоначальной сделки с Порошенко.

По большому счету, теперь уже Порошенко можно обвинить не только в невыполнении условий контракта, но и в шантаже с вымогательством, просто это уже не вопросы арбитража. И послом недоброй воли Грановским не прикроешься. Он, кстати, давно в Израиле и возвращаться на Родину не спешит, потому что тут его ожидают полтора десятка дел от ГБР, НАБУ, а последнее, по нашей информации, еще и готовит Грановскому подозрение о коррупции в Одесском припортовом. Более того, по информации ZN.UA, юрист Суркисов, ведущий дело в Лондонском арбитраже, — близкий друг Грановского, и не исключено, что Александр Геннадиевич уже давно не играет на стороне Петра Алексеевича.

Хитрость

Свою долю в “Плюсах” Порошенко использовал бы по полной и существенно усилил бы свои позиции. Условия долевого участия Игоря Суркиса, по информации ZN.UA, предполагают, что он может влиять на редакционную политику “Плюсов”, дотируя канал пропорционально долевому участию, то есть на четверть. Суркисы этим правом не пользовались много лет, но Порошенко мог бы, если бы не его наглость. Платить своими деньгами за свою же долю Суркисы не захотели и теперь, по словам нашего источника, “сделают все, чтобы если не вернуть деньги, то хотя бы испортить Порошенко жизнь”.

Даже если мотивы у Суркисов исключительно личные, влияние начатого ими дела намного шире конфликта с Порошенко.

10 января в Высоком суде Лондона началось рассмотрение по сути иска Приватбанка против бывших собственников Коломойского и Боголюбова. Дело построено на расследовании фактов мошенничества в банке и вывода из него средств, проведенном международной расследовательской компанией Kroll по просьбе НБУ и Минфина.

Позиция госбанка в этом деле до недавнего времени была уверенной. Он выиграл апелляцию, доказав суду, что дело должно рассматриваться именно в Лондоне. Более того, в ходе апелляционных слушаний лондонские судьи отмечали, что у Приватбанка “есть веские свидетельства сложной мошеннической схемы, связанной с попыткой скрыть от аудиторов и регулирующего органа наличие безнадежных задолженностей в банке и факт отмывания денег в особо крупных размерах. Документальные доказательства ясно продемонстрировали, что соглашения о поставках были фиктивными и использовались в качестве ложного оправдания вывода очень больших сумм денег из банка. Искусственная сложность рециркуляции средств сама по себе свидетельствует о мошеннической схеме”.

Что еще важнее, в своей резолюции суд обращал внимание на то, что ответчики, то есть Коломойский с Боголюбовым, не пытались объяснить случившееся и признали правомерность спора о мошенничестве в особо крупных размерах. А в решении четко было сказано, что “у банка есть веские аргументы в пользу взыскания 1,9 миллиарда долларов США”. И поскольку в деле речь идет не только о выводе средств из банка, но и о непогашенных займах, то к 1,9 миллиарда долларов добавляются также проценты, начисляемые по этим кредитам. На сегодняшний день общая сумма иска уже составляет 3 миллиарда долларов, которые могли бы хоть как-то компенсировать потери банка, составившие, по заверениям детективов Kroll, порядка 5,5 миллиарда долларов.

Но после иска Суркисов ситуация может измениться не в пользу государственного Приватбанка.

Во-первых, основная линия защиты Коломойского и Боголюбова выстраивается на том, что национализация Приватбанка была политическим преследованием с целью вымогательства. Версии Коломойского меняются постоянно, но усредненный вариант следующий: экс-президент Порошенко и экс-глава НБУ Гонтарева буквально шантажировали Коломойского и Боголюбова национализацией банка, чтобы отобрать их активы, в частности телеканал “1+1”, а потом перешли в наступление и национализировали банк, чтобы поживиться залогами. Правда, “плюсов” в залогах Приватбанка никогда не было, но переговоры об обмене доли олигарха в “плюсах” на ненационализацию банка в сентябре 2016-го были. И проводил их все тот же Грановский, который при желании эту информацию подтвердит, если суду будет недостаточно доказательств того, что пятый президент Украины действительно пытался использовать национализацию Приватбанка в своих корыстных интересах.

Во-вторых, слушанья в Лондонском арбитраже могут завершиться раньше, чем в Высоком суде Лондона, где рассмотрение иска по сути уже перенесено на 2021 год. То есть ход арбитража и, возможно, его решение могут приниматься во внимание судом, ведущим дело Приватбанка.

Источник ZN.UA уверяет, что Суркисы преследуют исключительно собственный интерес, а с подачей иска тянули лишь потому, что ждали окончания срока президентства Порошенко. Может, и так, но самим фактом подачи этого иска они существенно подыгрывают Коломойскому с Боголюбовым. Конечно, тот факт, что Порошенко использовал национализацию с целью наживы, не отрицает того, что у Приватбанка были системные проблемы, и сама национализация была необходимостью. Но если Суркисы убедят арбитраж, что национализация была объектом спекуляций со стороны Порошенко, доказать, что Приватбанк был национализирован по объективным причинам, а бывшие собственники должны компенсировать ему нанесенные убытки, будет гораздо сложнее.

Юлия Самаева,  опубликовано в издании ZN.ua

COPYRIGHT POLITICA.COM.UA

Мої відео