Почему активы путинского олигарха Михаила Фридмана заморожены везде, кроме Украины?

Почему активы путинского олигарха Михаила Фридмана заморожены везде, кроме Украины?
329304 ПЕРЕГЛЯДІВ

Имя Михаила Фридмана после 24 февраля часто мелькает в заголовках. Он один из основных фигурантов санкционных списков нескольких юрисдикций – Евросоюза, Великобритании, Австралии, Канады, США – вызванных полномасштабной агрессией России против Украины.

В то же время Фридман всячески пытается выразить недоумение по поводу введения против него персональных санкций и даже жалуется на жизнь, поскольку, дескать, вынужден жить в Лондоне на две с половиной тысячи фунтов в месяц и ему не хватает денег на уборщицу. Для человека, который еще в начале февраля по оценкам Форбс имел состояние в 15,5 миллиарда долларов и считался богатейшим жителем Лондона это, конечно, трагедия.

Но оспаривать причины введения санкций тоже довольно глупо – это может подействовать только на тех людей, которые не знают хотя бы поверхностно биографию Михаила Маратовича Фридмана и не видели список его активов.

Напомним, Фридман был внесен в санкционные списки на основании следующего: «Михаил Фридман – один из ближайших олигархов Владимира Путина. Он – крупный акционер «Альфа-групп», в которую входит один из крупнейших российских банков – «Альфа-банк». Он – один из примерно 50-и богатых российских бизнесменов, регулярно встречающихся с Владимиром Путиным в Кремле. Он не действует независимо от требований президента. Старшая дочь Владимира Путина Мария руководила благотворительным проектом «Альфа-Эндо», который финансировался Альфа-банком».

В те же списки попал и ближайший партнер Фридмана – Петр Авен, которому, кроме прочего, вменяют еще и «дружбу с Владимиром Путиным, которая восходит к началу 1990-х годов. В бытность министром внешнеэкономических связей Авен помогал Владимиру Путину, тогдашнему заместителю мэра Санкт-Петербурга, с делом в связи с расследованием комиссии Салье. Он также известен как особо близкий друг главы «Роснефти» Игоря Сечина, ключевого союзника Путина». В эти же санкционные списки попал еще один партнер и друг Фридмана – Герман Хан, с приблизительно той же формулировкой.

Кроме того, обоснование санкционного решения Совета Европейского союза в отношении Фридмана, среди прочего, гласит: «Г-н Фридман и его деловой партнер Петр Авен участвовали в усилиях Кремля по снятию западных санкций, введенных для противодействия агрессивной политике России в отношении Украины. В 2018 году г-н Фридман вместе с г-ном Авеном посетили город Вашингтон с неофициальной миссией, чтобы передать соображения российского правительства о санкциях США и контрсанкциях со стороны Российской Федерации».

Характерно, что Фридман 24 февраля срочно улетел из России в Лондон, где попытался дистанцироваться от войны и отмежеваться от Владимира Путина, отправив письмо сотрудникам своей инвестиционной компании LetterOne, в котором назвал происходящее в Украине «трагедией». Письмо не было публичным, о его содержании узнала газета Financial Times. «Этот кризис будет стоить жизней и нанесет урон двум нациям, которые были братьями сотни лет. Я глубоко привязан к украинскому и российскому народам и расцениваю текущий конфликт как трагедию для них обоих», — цитирует его издание.

LetterOne даже приняла решение перевести 150 миллионов долларов в качестве помощи «пострадавшим от войны».

Однако это никак не повлияло на санкции, более того, у Фридмана стали потихоньку отбирать его собственность. Так, в Нидерландах признали банкротом Амстердамский торговый банк (Amsterdam Trade Bank, ATB), который является дочерней компанией подсанкционного российского «Альфа-Банка». Согласно документам Торговой палаты Нидерландов, конечным бенефициарным владельцем Amsterdam Trade Bank является подсанкционный российский миллиардер Михаил Фридман.

Ранее газета FD сообщала, что владельцы ATB стремились продать банк, а вкладчики обнаружили, что другие европейские банки не желают принимать переводы с Amsterdam Trade Bank, опасаясь попасть под санкции.

Кроме того, возникли у Фридмана проблемы и в Испании, где его обвиняют в коррупции и преднамеренном банкротстве мобильного оператора связи Zed World Wide (ZWW). Zed World Wide взяла кредиты на общую сумму в 140 миллионов евро, планируя расширение бизнеса. Основная часть займов была выдана банком, находившимся под непосредственным контролем Фридмана. По данным следствия, после этого Фридман намеренно добился сокращения доходов компании, сделав все возможное для того чтобы Zed World Wide не смогла рассчитаться с долгами. Последним шагом Фридмана было предложение выкупить ZWW в 2016 году за 20 миллионов евро. Это произошло тогда, когда компания стала банкротом.
В том же 2019 году судья Национального суда Испании начал расследование по ещё одному иску против Фридмана и компании LetterOne в связи с покупкой продуктового ритейлера Dia. В иске против Фридмана утверждается, что он намеренно добивался падения стоимости акций Dia, чтобы купить компанию по более низкой цене.

В Украине у Фридмана тоже есть интересы и бизнесы. Самые крупные – «Альфа-банк Украина» и доля в мобильном операторе «Киевстар», которая принадлежит Михаилу Фридману через нидерландскую группу телекоммуникационных компаний VEON, 48% акций которой находятся во владении LetterOne. Этой же группе принадлежит и российская сеть Beeline.

В группе VEON понимают напряженность ситуации с принадлежащими им сетями в воюющих странах и пытаются завуалировать причастность к владению группой VEON и через нее операторами «Киевстар» (Украина) и Beeline (Россия) Михаила Фридмана. Что особенно остро выглядит в свете его близости к Владимиру Путину.

Схема активов Фридмана сильно запутана, но известно, что в той или иной мере причастен, в частности, к следующим компаниям: Альфа-Банк Россия, Альфа-Банк Беларусь, Альфа-Банк Казахстан. Сеть супермаркетов в Беларуси (БелМаркет) сеть супермаркетов в России (Пятёрочка). Оператор мобильной связи в Украине (КиевСтар) сотовый оператор в Турции (Turkcell), Beeline (Россия). Производители минеральной воды IDS Borjomi.

В предвосхищении санкционных списков, а о том, что относительно него будут введены санкции, Фридман был осведомлен, что бы он не говорил, и сразу после введения ограничений, Михаил Маратович попытался дистанцироваться от своей российской группы – Фридман и Авен вышли из состава директоров российского «Альфа-банка» и из наблюдательного совета «Альфа-банк Украина». Третьего марта партнеры вышли из LetterOne.

Таким образом Фридман пытается создать впечатление, что он не имеет влияния на предприятия, входящие в «Альфа-Групп», и не контролирует телекоммуникационные компании трех стран – Турции, России и Украины.

В LetterOne даже выпустили по этому поводу специальный пресс-релиз, в котором заявляли, что Авен и Фридман «не владеют даже 50% акций». «Я хочу подчеркнуть, что LetterOne не владеет контрольным пакетом акций VEON – ни с точки зрения управления, ни как понятие „контроль“, как оно толкуется в соответствии с действующим законодательством», – писал CEO VEON Каан Терзиоглу.

В свою очередь, дочерняя компания VEON в Украине – «Киевстар» – как утверждает ее СЕО Александр Комаров, также «получила большую независимость в принятии решений».

Приблизительно такая же ситуация и с «Альфа-банком Украина». По крайней мере – формально. Там заявили, что «Альфа-банк согласовал с Национальным банком кандидатуру доверенного лица, которому будет полностью передано право голоса по долям подсанкционных акционеров. Им станет болгарский экономист Симеон Дянков». И добавили, что «Дянкову будет передано право голоса по акциям акционеров, чья репутация признана небезупречной».

Речь идет, в первую очередь, о пакетах акций, принадлежащих Михаилу Фридману (32,86 %), Герману Хану (20,97 %), Алексею Кузьмичеву (16,32 %), Петру Авену (12,40 %) и Андрею Косогову (3,67%). Все они находятся в санкционных списках. Фридман – гражданин России и Израиля; Хан – гражданин России и Израиля; Авен имеет гражданство России и Латвии, Кузьмичев и Косогов – граждане России.

Однако возникает вопрос к украинским властям – почему не национализированы российские активы, к тому же принадлежащие людям из ближайшего окружения Владимира Путина? Вдобавок «Киевстар» является ключевым звеном в обеспечении информационной безопасности страны.

Но власть по этому поводу упорно молчит. Вместо нее ситуацию пытаются объяснить эксперты, мнение которых мы приводим ниже.

Что касается «Киевстар», то, по словам одного из топ-менеджеров одной из телекоммуникационных компаний, причиной может быть то, что «большая доля акций (43%) в VEON, а значит и в «Киевстаре» принадлежат частным западным компаниям и фондам, таким как крупнейший инвестиционный фонд Италии «Эксор», американский фонд Providence, Canadian Pension Fund». Также озвучивается мысль о том, что «государство является неэффективным менеджером» и потому не желает брать на себя эти функции.

Что касается «Альфа-банка», то тут имеется разъяснение Нацбанка, который по этому поводу заявил следующее: «Альфа-банк Украина является системно важным банком, который работает на территории Украины исключительно в пределах украинского законодательства». Также в НБУ добавили, что «банк имеет значительную часть на рынке депозитов украинцев. Объем средств, привлеченных банком от домохозяйств, составляет около 48 млрд. грн., предприятий - 24 млрд. грн».

Однако это объяснение, на первый взгляд логичное, сразу теряет свою весомость, если вспомнить историю с национализацией «Приватбанка», который был не просто куда крупнее «Альфа-банка Украина», а вообще сумел стать системным банком, обслуживающим практически всю бюджетную систему страны и более 90% бизнеса Украины. Так что объяснение НБУ отнюдь не проясняет ситуацию.

Относительно «Киевстара» нет даже такого не очень убедительного разъяснения – государство просто умалчивает проблему. Мнения экспертов не могут приниматься в расчет, потому что в данном случае позицию должно заявлять государство. А ее нет.

Что касается более мелких активов Фридмана - то здесь Банковая хранит такое же молчание. И вообще делает вид, что ничего не знает.

Особенно странно это выглядит на фоне конфискаций имущества российского бизнеса, которые активно проводят Запада. Создается впечатление, что Россия напала не на Украину, а не Великобританию или, например, Канаду, настолько системно там ведут поиск и изъятие активов из окружения Владимира Путина. А Украина упорно молчит. И возникает логичный вопрос – почему? Кто заинтересован в сохранении бизнеса окружения Путина в нашей стране?

АНТИКОР

COPYRIGHT POLITICA.COM.UA

Мої відео