“Звездные войны”. Эпизод Днипроазот

Во многосерийном баттле за контроль над компанией “Укрнафта” между государством и группой “Приват” открыт новый фронт. На этот раз в городе Каменском Днепропетровской области. Командующий приватовской армией Игорь Коломойский...

Во многосерийном баттле за контроль над компанией “Укрнафта” между государством и группой “Приват” открыт новый фронт. На этот раз в городе Каменском Днепропетровской области. Командующий приватовской армией Игорь Коломойский решил остановить одно из крупнейших химических предприятий Украины – объединение “Днипроазот”. Но хлопнуть при этом дверью так, чтобы окна задрожали по всей стране. Причем здесь “Укрнафта”? В течение 7 последних лет “Днипроазот” находился у нее на иждивении.

Добрейшей души арендатор

В далеком 2010 г. “Укрнафта” взяла в аренду имущественный комплекс “Днипроазота” – третьего по мощностям производителя азотных удобрений в стране. В рамках этого сотрудничества она ежегодно отправляла на переработку в Каменское (раньше – Днепродзержинск) по 600-700 млн куб. м газа, что в последние годы составляло около половины объемов ее собственной добычи. Как следствие, “Укрнафта” стала эксклюзивным (за небольшими исключениями) поставщиком сырья на “Днипроазот” и правообладателем всего произведенного из него аммиака. Полученный товарный аммиак “Укрнафта” тут же, не выходя из цеха, продавала обратно “Днипроазоту”, а тот уже перерабатывал его в карбамид и продавал конечным клиентам.

В чем прелесть данной схемы для “Привата”? Во-первых, “Укрнафта” уходила от установленных правительством требований продавать весь добытый газ госкомпании “Нафтогаз Украины” по откровенно заниженной цене (иногда в 5 раз ниже рыночной). Мотивировала тем, что свой ресурс “Укрнафта” использует вроде как для собственных же технологических нужд. Во-вторых, “Днипроазот” получал сырье для производства аммиака и карбамида по более низким ценам, чем его прямые конкуренты в Украине. Это – Одесский припортовый завод, находящийся в государственной собственности, и азотные заводы Дмитрия Фирташа (до 2014 г. его химическое подразделение Ostchem также имело доступ к дешевому газу – российскому, но после “портал” закрылся). И в-третьих, что самое важное, на партнерстве с “Днипроазотом” “Укрнафта” в основном теряла прибыли, тогда как фирмы из контура И.Коломойского зарабатывали. Тут уместно напомнить, что “Укрнафта” – наполовину государственная структура, тогда как “Днипроазот” полностью сидит в офшоре.

Проиллюстрируем цифрами. По результатам исследования консалтинговой компании “А-95” “Укрнафта” продавала “Днипроазоту” аммиак с дисконтом от 20 до 50% от рыночной цены, вследствие чего потеряла от 0,6 до 1,7 млрд грн. (зависимо от методологии расчетов). Председатель правления “Укрнафты” Марк Роллинс считает эти цифры некорректными и утверждает, что контракт с каменским объединением был выгоден для его компании. Но в то же время он не опровергает наличие огромных долгов “Днипроазота” за приобретенный аммиак. По состоянию на конец 2016 г. размер задолженности составлял 1,6 млрд грн., к середине 2018-го он сократился вдвое – до 750 млн грн. Но шансы на его дальнейшее погашение теперь сведены почти к нулю. После того как “Днипроазот” остановил производство, может оказаться, что платить ему нечем.

Теперь другой момент. Если уж “Укрнафту” потянуло в химиндустрию, зачем было останавливаться на полдороге. Аммиак – это по большому счету полуфабрикат, карбамид – конечный продукт. Рентабельность продаж последнего традиционно выше, в транспортировке и хранении он проще, чем аммиак, и рынок потребителей у него гораздо шире. Но “Укрнафта” щедро уступила все эти выгоды “Днипроазоту”. Сравним финансовые результаты, которые показали компании за прошлый год. Итак, “Укрнафта” на продаже 533 тыс. тонн аммиака заработала 2,78 млрд грн., а “Днипроазот” на продаже 711 тыс. т карбамида – 4,5 млрд грн. Берем калькулятор, вычисляем разницу – получается более 1000 грн. на тонне в пользу выпуска карбамида. И это при том, что во всех мировых котировках цена карбамида традиционно ниже, чем у аммиака. Отсюда опять же напрашивается вывод, что “Днипроазот” получал сырье “Укрнафты” по заниженным ценам. Однако вечно это продолжаться не могло. В 2018 г. действие договора аренды мощностей “Днипроазота” закончилось. Руководство НАК “Нафтогаз Украины” выступило категорически против его продления, поэтому группа “Приват” стала готовиться к уходу из Каменского.

Уйти по-коломойски

Как утверждают источники, близкие к “Нафтогазу”, к концу 2017 г. между руководством НАК и “Укрнафты” сложилась джентльменская договоренность, что последней дадут возможность еще 3 месяца поработать на “Днипроазоте”, чтобы конец аренды ни для кого не стал шоком. После истечения этого переходного периода, т. е. с апреля 2018-го, “Укрнафта” должна была продавать весь свой природный газ НАК по адекватной цене, а “Днипроазот” – искать сырье на свободном рынке. Причем речь идет исключительно о природном газе, поскольку используемая сейчас в Каменском технология не позволяет работать на привозном аммиаке. Но, как обычно случается, что-то пошло не так. Возможно, потому что джентльменство и “Приват” – трудно сопоставимые понятия.

До апреля “Днипроазот” исправно пользовался дешевым газом, накопив на сегодня на заводских складах более 200 тыс. тон карбамида. Скорее всего, этот ресурс будет ждать начала осенних полевых работ, поскольку тогда он вырастет и в спросе, и в цене. Тем более что продавать карбамид в Украине в последние годы экономически выгоднее, чем отправлять его на экспорт (особенно после введения в 2017 г. антидемпинговых пошлин на карбамид из России).

26 апреля на “Днипроазоте” прошло собрание акционеров, которое утвердило рекордную для предприятия прибыль в размере 533 млн грн., что в 10 раз больше, чем за предыдущий год. Эта сумма осталась нераспределенной, иными словами – подвешенной. В случае закрытия предприятия ее можно будет запросто вывести, проведя внеочередное собрание акционеров и направив 100% прибыли на дивиденды. Кроме того, на собрании 26 апреля был санкционирован еще ряд потенциальных операций, которые готовят каналы для оттока денежных средств с предприятия. Например, самое странное из решений – акционеры дали добро на закупку в 2018 г. ферросплавов на 5 млрд грн. Нет информации, осуществлена ли уже такая сделка, но совершенно ясно, что для выпуска удобрений ферросплавы никак не нужны. А ключевыми производителями ферросплавов в Украине являются как раз заводы из приватовского пула. Очень похоже на повторения сценария с ПриватБанком. Команда И.Коломойского может бросить тонущий “Днипроазот”, раздетым до нитки.

“Днипроазот” же, как и следовало ожидать, в начале апреля сразу остановился и де-факто не работает уже четвертый месяц. Никого не удивляет, что негодующие рабочие проснулись только сейчас? Просто сначала остановку без шума и пыли назвали техническим ремонтом. Но к лету сценарий резко поменялся. Владельцы “Днипроазота” решили обставить закрытие предприятия как социальную катастрофу национального масштаба. Хотя, например, для азотных заводов Д.Фирташа сезонные остановки – в порядке вещей. ОПЗ тоже то прекращает работу, то возобновляет. Но И.Коломойский в своем стиле решил поднять деньги даже на том, что не работает. Отсюда и организованный тур тысячи работников предприятия на митинг в Киеве, и отказ поставлять водоканалам жидкий хлор, необходимый для дезинфекции воды. Правда, PR-эффект от митинга был смазан неудачно выбранной датой. 11 июля масштабную акцию в Киеве начали владельцы авто на “евробляхах”, перетянув все внимание на себя.

Запахло хлоркой

Ситуация с внезапным дефицитом хлора нагнала немного паники на страну, но в итоге может срикошетить по самому же “Днипроазоту” и по его нынешнему менеджменту. В частности, стать удобным поводом для открытия уголовного судопроизводства. По словам вице-премьера Геннадия Зубко, вопрос стоимости газа нельзя считать форс-мажором для “Днипроазота”, а соответственно, он не может служить оправданием для прекращения отгрузки хлора по существующим контрактам. “Отказ от поставки хлора по контрактам воспринимается как шантаж водоснабжающих предприятий и влияние на критическую инфраструктуру, – считает Г.Зубко. – Невыполнение прямых договорных обязательств ведет к административной ответственности, а когда это влияет на критическую инфраструктуру обеспечения жизнедеятельности – уголовной”. При этот он обратил внимание, что за последний год “Днипроазот” на 300% поднял цены на хлор для внутренних потребителей.

Каменское химпредприятие сегодня является единственным производителем жидкого хлора для дезинфекции воды в Украине. Но ведь не в мире. То же вещество потенциально можно покупать и в странах СНГ, и в Румынии. Хлопотно, дорого, логистически сложно, но возможно. С точки зрения отдаленной перспективы нынешние действия “Днипроазота” являются толчком, чтобы перейти на более современные и экологически не такие рисковые технологии очистки воды. Или хотя бы наладить альтернативное производство хлора для водоканалов, например, на “Карпатнафтохиме” в Калуше.

Но это все будет завтра. А сегодня И.Коломойский ждет, что к нему придут на переговоры. Причем вопрос стоимости газа для “Днипроазота”, скорее всего, на них будет второстепенным. Группу “Приват” заботит более глобальный вопрос – сохранение своего влияния на “Укрнафту”. Поскольку “Нафтогаз Украины” настойчиво выстраивает юридическую базу для того, чтобы избавиться от многолетнего диктата миноритариев.

Так, в апреле текущего года Лондонский арбитражный суд упразднил ряд пунктов, подписанного еще в 2010 г. соглашения между акционерами “Укрнафты”, согласно которым ключевую роль в формировании правления компании имели консолидированные владельцы миноритарного пакета акций, т.е. “приватовцы”. При этом государство в лице “Нафтогаза Украины” получало большинство в набсовете, но миноритарии обладали возможностью блокировать любые невыгодные для себя решения НС.

В июне на собрании акционеров “Укрнафты” отчет правления компании во главе с Марком Роллинсом так и не был окончательно утвержден. От М.Роллинса потребовали внести в него поправки в соответствии с замечаниями аудитора PWC. А в июле “Нафтогаз Украины” заказал собственный аудит деятельности “Укрнафты” за период с 2014 г. по первую половину 2018 г. Его поручено провести другой аудиторской компании из “большой четверки – KPMG. Результаты она должна представить в сентябре. И как ожидается, они станут основанием для полной смены менеджмента в “Укрнафте”. Кстати, договор между НАК и KPMG был подписан 6 июля. И в этот же день по украинским медиа пошла гулять информация о том, что Украина останется без питьевой воды. А 9 июля в Каменском прошел первый митинг днипроазотовских рабочих. Как-то нехорошо все это пахнет.

Ярослав Ярош

МинПром

Материалы по теме: