Золотое время “Привата”

Игорь Коломойский выходит на охоту. Его цель — ограничить импорт нефтепродуктов и монополизировать рынок. В жизни финансово-промышленных групп наступает жаркий период — предвыборный. Время делать ставки и… приобретения. Здесь крайне...

Игорь Коломойский выходит на охоту. Его цель — ограничить импорт нефтепродуктов и монополизировать рынок.

В жизни финансово-промышленных групп наступает жаркий период — предвыборный. Время делать ставки и… приобретения.

Здесь крайне интересен кейс группы “Приват”, которая совершила несколько судьбоносных прорывов именно в предвыборный период. В чем особенность?

Политик в этот период остро нуждается в медийной поддержке, а многочисленные чиновники готовятся на выход и не прочь прихватить с собой “золотой парашют”.

Владелец канала “1+1” Игорь Коломойский умеет ждать и в это время выходит на охоту. Самым “трофейным” стал 2010 год. Между первым и вторым турами президентских выборов, когда ситуация была накалена до предела, а результат схватки премьер-министра Юлии Тимошенко и Виктора Януковича был неизвестен, Коломойский сотоварищи зацементировал свою нефтяную империю.

В этот промежуток между правительством Украины — формально стороной соглашения выступила НАК “Нафтогаз Украины” — и миноритарными акционерами “Укрнафты” было подписано акционерное соглашение.

В нем владелец 50% и одной акции крупнейшей нефтедобывающей компании страны — государство — согласился отдать управление “Привату”. Соглашение выписано так, что без согласия “частных” акционеров невозможно сменить главу и правление “Укрнафты”, а все споры рассматриваются по английскому праву.

Учитывая, что на тот момент “Приват” уже контролировал “Укрнафту” через свой менеджмент, такое соглашение создавало ему сильнейший иммунитет.

“Инвестиции” окупились многократно: только в 2015 году через свой менеджмент “Приват” вывел из “Укрнафты” около 15 млрд грн, и сейчас компания является крупнейшим должником госбюджета с показателем 13,8 млрд грн.

Ситуацию попытались изменить в 2015 году. В непродолжительном порыве деолигархизации Петр Порошенко сделал явью страшный сон Коломойского: провел через парламент изменения в закон “Об акционерных обществах”, в котором были расширены полномочия государственного акционера “Укрнафты”.

Однако довести дело до конца — завершить 12-летнюю эпопею правления “Привата” в наполовину государственной компании — не дал премьер Арсений Яценюк. Когда закон вступил в силу, лидер “Народного фронта” заявил, что менять менеджмент “Укрнафты” нельзя из-за того самого соглашения.

Этим же соглашением постоянно объясняет свою беспомощность в управлении “Укрнафтой” глава наблюдательного совета “Укрнафты” Андрей Коболев, грозясь показать “кузькину мать” после отмены этого документа в суде. К слову, решение по этому делу ожидали в марте 2018 года.

Той горячей зимой 2010 года произошло еще одно судьбоносное событие.

Представитель НАК “Нафтогаз Украины” проголосовал на собрании акционеров “Укртатнафты” по всей повестке дня. Тем самым владелец 43% акций легализировал рейдерский захват “Приватом” крупнейшего нефтеперерабатывающего завода страны осенью 2007 года.

Ранее 56% акций НПЗ принадлежало фирмам российской “Татнефти”, но после захвата “Приват” в украинских судах отменил эмиссию акций “Укртатнафты” и выкупил эти акции на себя и своего партнера Александра Ярославского.

Государственный акционер в лице НАК, имеющий право на приоритетный выкуп этих акций, деликатно отошел в сторону. Доверенность на участие в том собрании акционеров подписал и. о. главы “Нафтогаза Украины” Игорь Диденко.

Уже в 2015 году стало известно, что Коломойский, Боголюбов и Диденко являются бизнес-партнерами. Тем временем “Татнефть” в европейских судах добилась взыскания с Украины — не с “Привата”, их россияне “догоняют” отдельно — 112 млн долл в качестве компенсации за утрату своего имущества — “Укртатнафты”.

Между тем государство и НАК прочно отодвинуты от управления заводом, собрания акционеров не проводятся с 2010 года, а все попытки сделать это натолкнулись на ожидаемое сопротивление “частных” акционеров.

Говорят, таким же образом “Приват” получил благословение на легализацию захвата “Укртатнафты” от Антимонопольного комитета Украины. Вопрос долго не двигался, но один из глав ведомства “подмахнул” днепровцам необходимые разрешительные документы буквально за день до своей отставки.

“Они (“приватовцы”. — Авт.) ждали момента больше года и сделали все, когда открылось окно возможностей. Человек вышел с хорошим пособием”, — говорит один из юристов, специализирующийся на антимонопольном законодательстве.

Сейчас новая предвыборная пора. Какой трофей будет на этот раз?

Есть все основания полагать, что перебравшийся в Женеву мозговой центр нацелился на весь рынок нефтепродуктов. В марте “Укртатнафта” подала в Минэкономики заявление с требованием провести специальное расследование и ввести ограничения на импорт нефтепродуктов.

Даже поверхностного ознакомления с 60-страничным документом достаточно, чтобы понять: шансов на успех ноль целых и ноль десятых. Для введения ограничительных мер рост импорта в течение последних трех-пяти лет должен быть неожиданным, резким и значительным. На самом деле за этот период ввоз топлива падал, поскольку “Укртатнафта” нарастила переработку.

Да и само расследование может занять несколько месяцев, а то и лет. На что же расчет? По закону, Межведомственная комиссия по международной торговле имеет право ввести предварительные меры на период расследования.

Похоже, это и есть цель “новых швейцарцев”. Ограничение импорта позволит “Привату” занять до 50% рынка дизтоплива и почти 100% рынка бензина. Фактически это монополия. Что это сулит потребителям, объяснять не нужно.

Вряд ли что-то получит и государство. За предприятиями “Привата” — в основном долги, убытки и санкции, а от управления “Укртатнафтой” держава отодвинута.

Развязка истории близка: заявление “Укртатнафты” зарегистрировано 23 марта 2018 года. В течение месяца межведомственная комиссия должна принять решение об открытии расследования и введении предварительных мер.

epravda.com.ua

Материалы по теме: