Жизнь после моратория: валютных заемщиков заставят платить банкам

Парламент кардинальным образом изменил расстановку сил между кредиторами и должниками: депутаты разрешили банкротство физических лиц и отменили мораторий на взыскание жилья по валютной ипотеке. Правда, мораторий исчезнет лишь в...

Парламент кардинальным образом изменил расстановку сил между кредиторами и должниками: депутаты разрешили банкротство физических лиц и отменили мораторий на взыскание жилья по валютной ипотеке. Правда, мораторий исчезнет лишь в середине 2020 года, а валютным заемщикам предложат особые условия реструктуризации долгов. Заемщики, впрочем, этим льготам не рады, поскольку почти 95% должников не платят, а снятие моратория заставит их начать возвращать кредитные долги (укр.).

Мораторий снимается

Спокойная жизнь валютных заемщиков, которая длилась с 2014 года и позволяла без последствий не платить по ипотечным кредитам, вскоре уйдет в прошлое. Депутаты 18 октября приняли во втором чтении Кодекс по процедурам банкротства, который перестраивает механизм банкротства и позволит физлицам легально очиститься от долгов, чтобы начать кредитную жизнь с нуля.

Долгожданной для банкиров, выдавших до 2009 года огромные суммы валютных кредитов на покупку жилья, стала норма переходных положений этого Кодекса об отмене моратория на взыскание залоговой недвижимости по валютной ипотеке. Этот мораторий был введен в качестве временной меры свыше четырех лет назад в разгар неконтролируемой девальвации гривны.

Тогда депутаты прописали в законе, что мораторий утратит силу после принятия закона об особенностях погашения валютной ипотеки. Но принять его парламент не смог, поэтому у депутатов Руслана Демчака, Руслана Сидоровича и Владислава Голуба появилась идея отменить мораторий с помощью нового кодекса о банкротстве. При доработке законопроекта № 8060 ко второму чтению комитет по вопросам экономической политики решил, что мораторий закончится «в момент вступления в силу Кодекса», который заработает через полгода после обнародования.

Однако в процессе голосования депутаты отсрочили на год отмену запрета для банков забирать жилье у неплательщиков по кредитам. «Через один год со дня вступления в силу настоящего Кодекса теряет силу закон “О моратории на взыскание имущества граждан Украины, предоставленного в качестве обеспечения кредитов в иностранной валюте”», – зачитал с трибуны Рады глава комитета по вопросам экономической политики Андрей Иванчук. Если президент Порошенко подпишет новый Кодекс до конца 2018-го, мораторий исчезнет летом 2020-го. К этому моменту уже год будут действовать новые правила льготной реструктуризации валютных займов.

Наследие кризиса

В Нацбанке подсчитали, что на 1 мая доля просроченных кредитов, выданных до кризиса 2008 года, составляла 94,2% по ипотечному портфелю в валюте и до 36,9% – по гривневому портфелю. Из-за моратория на взыскание обеспечения по валютным ипотечным кредитам объемы конвертации кредитов в гривневые «несущественно повлияли на качество обслуживания».

«По данным опрошенных банков, в 2016 году они конвертировали 2526 кредитов на сумму более 1 млрд грн, в 2017 году – 1061 кредитов на 619 млн грн. После конвертации 28% и 19% кредитов, конвертированных в 2016-2017 годах, признаны дефолтными», – говорится в отчете регулятора.

В НБУ поддерживают принятый кодекс о банкротстве. «У банков осталась значительная доля проблемной задолженности – около 50 млрд грн, урегулировать которую призван законопроект № 8060. Отмена моратория совместно с внедрением института банкротства физических лиц сдвинет данную проблему с мертвой точки», – считает руководитель проектов НБУ Никита Лазаренко. По его мнению, для заемщиков, которые пока не смогли урегулировать свою просроченную задолженность по валютной ипотеке, «предложены лояльные условия реструктуризации».

Долой мораторий

Отмена моратория была лишь вопросом времени. «Мораторий не может длиться вечно, так как вводился как временная мера до законодательного урегулирования вопросов погашения валютных кредитов с учетом необходимости достижения компромисса между кредиторами и заемщиками», – отмечает начальник юридического управления Банка Кредит Днепр Александр Ярецкий.

Снятие моратория может побудить неплательщиков по кредитам сесть за стол переговоров с банками, многие из которых и сейчас готовы реструктуризировать долги. «Большинство банков так или иначе занимались этой проблемой, несмотря на наличие моратория. Наш банк в 2015-2016 годах провел несколько волн рефинансирования валютных кредитов, которые дали возможность клиентам перевести валютный долг в гривну и вернуть обслуживание кредита в график», – рассказывает директор департамента розничного банкинга Укргазбанка Олег Кляпко.

При этом банки являются кредиторами лишь по части таких долгов, многие заемщики уже имеют новых кредиторов. «Часть таких кредитов в результате продаж банками прав требования, в том числе Фондом гарантирования по неплатежеспособным банкам, оказалась у третьих лиц – финансовых и коллекторских компаний, частных инвесторов. Данная категория новых кредиторов также заинтересована в цивилизованном решении проблемы», – считает Александр Ярецкий.

Льготные условия

В середине 2019 года (в момент вступления в силу Кодекса) стартует пятилетний период льготных условий реструктуризации долгов. Первое условие – валютные кредиты конвертируются в гривну по курсу НБУ на день открытия дела о неплатежеспособности физлица. То есть будет применяться рыночный валютный курс, а не условные 5,05 грн/$, что изначально требовали заемщики.

«В требования обеспеченного кредитора не включаются штрафные санкции и пеня. Признанные хозяйственным судом требования обеспеченного кредитора погашаются должником в размере рыночной стоимости квартиры или жилого дома, который обеспечивает требования кредитора», – зачитал Андрей Иванчук. Рыночную стоимость определит оценщик, выбранный кредитором. Остаток долга, который превышает стоимость недвижимости, подлежит списанию лишь «после полного выполнения обязательств должником по реструктуризированным обязательствам».

Прописаны и другие условия реструктуризации. Если общая площадь квартиры не превышает 60 кв. м (или не более 13,65 кв. м жилой площади на каждого члена семьи должника) или общая площадь жилого дома – не более 120 кв. м, то процентная ставка по такому плану реструктуризации устанавливается на уровне украинского индекса ставок по 12-месячным депозитам физических лиц (UIRD), увеличенному на 1 п.п. «План реструктуризации заключается на 15 лет, если иное не согласовано сторонами», – говорится в Кодексе. Текущее значение индекса UIRD составляет 15,36%. Если площадь недвижимости больше, то «процентная ставка по плану реструктуризации устанавливается на уровне украинского индекса ставок по 12-месячным депозитам физических лиц (UIRD), увеличенному на 3 п.п.», а план реструктуризации заключается всего на 10 лет.

При этом должник и обеспеченный кредитор могут договориться установить в плане реструктуризации или в мировом соглашении другие условия и порядок погашения требований обеспеченного кредитора, «но только те, которые не хуже для интересов должника».

Банкиры считают предложенные депутатами ставки более чем привлекательными для заемщиков. «Текущие ставки по гривневой ипотеке составляют 19-24%, таким образом, предложенные депутатами ставки в 15-16% – это уже ниже рыночных. С учетом списания части долга платеж по кредиту должен получаться очень льготным и посильным для клиента по сравнению с рыночными условиями», – говорит начальник управления по урегулированию кредитов бизнес-линии «Розничный бизнес» ОТП Банка Евгений Ратушнюк.

Александр Ярецкий считает, что при таких ставках банки не только ничего не заработают, но даже понесут убытки. «Маржа в 1 п.п. не покрывает всех издержек банка, не говоря уже о риск-премии и минимальной доходности. Даже государство, которое считается безрисковым должником, привлекает ресурсы по гораздо более высоким ставкам. Спасает только то, что для банков валютные кредиты – это NPL со 100% сформированным резервом», – поясняет банкир.

Банкиры будут комплексно смотреть на реструктуризацию, в которой ставка будет только одним из элементов. «Старые валютные кредиты выдавались под 10-12% в долларах, да еще когда доллар был по 5 гривен. Поэтому нельзя говорить, что номинальная ставка в 15,36% или 18,36% в гривне – это хорошо или плохо. Надо смотреть структуру сделки и условия рефинансирования в целом, учитывая другие компоненты и реальные финансовые возможности клиента. Ведь ставка – это только один элемент из возможного набора условий рефинансирования», – говорит Олег Кляпко.

Кому должен, всем прощаю

Принятие Кодекса всколыхнуло активистов так называемого Кредитного майдана: они были не готовы к такому повороту событий. «Если примут в целом, то ипотекодержатели отожмут все, что осталось: беда будет», «похоже не на реструктуризацию, а на обязательное перекредитование», «нас обещали пригласить в комитет на заседание по правкам к этому закону, но ничего не сказали», «почему нам не сообщили, что будут голосовать за этот закон», возмущались заемщики.

Основные их претензии касались отмены моратория. Новые условия погашения долга заемщики в соцсетях не обсуждали. Поэтому финансисты ожидают новую волну уличных протестов. «Есть риск, что заемщиков могут не заинтересовать такие условия реструктуризации. С одной стороны, хорошо, что заемщик должен вернуть банку только рыночную стоимость квартиры, без насчитанных за период неуплаты пени и процентов, но с другой – многих не устроит конвертация кредита по текущему курсу», – говорит один из банкиров. «Действительно, есть часть должников, которым комфортно находиться под мораторием, бесконечно не возвращая долги. Но Кодекс через год после вступления в силу все-таки мораторий отменяет. Конечно, мы надеемся, что это станет стимулом договариваться как для заемщиков, так и для банков», – отмечает исполнительный директор Независимой ассоциации банков Украины Елена Коробкова.

Часть валютных заемщиков может не пойти на контакт с банками даже после снятия моратория. «Если учитывать, что проблеме курсовых разниц по ипотечным кредитам уже более 10 лет, все эти механизмы уже давно предлагались банками», – говорит директор кредитного департамента банка «Пивденный» Виктория Скоч. К тому же если должник после реструктуризации кредита перестанет выполнять свои обязательства, банк-кредитор будет иметь право защитить свои интересы в том числе путем взыскания залогового имущества, подчеркивает Елена Коробкова.

Александр Ярецкий считает, что в сложившейся ситуации все будет зависеть от поведения должников. «Это компромиссное решение, которое в полной мере невыгодно ни одной из сторон, но оно мотивирует и банки, и должников активнее искать альтернативные варианты решения проблемы. Важно подчеркнуть, что право выбора – воспользоваться реструктуризацией или нет – остается полностью за должниками. Если заемщик инициирует процедуру реструктуризации, банк или новый кредитор обязан принять его решение. Так решил законодатель. Но если должник не платит по кредиту и не воспользовался предложенной законом реструктуризацией, у банка будут развязаны руки в части принудительного взыскания долга», – считает Александр Ярецкий. При этом новый кодекс позволит заемщику «сдать ключи от квартиры» и подать на банкротство, иначе, если продажа залоговой квартиры не покроет долг, банк будет требовать его погашения.

Вряд ли кредиторы будут пытаться массово взыскивать проблемную ипотеку после отмены моратория, считают в НБУ. «Основным бизнесом банков является кредитование, а не торговля недвижимостью или другими залогами. Все коммерческие банки заинтересованы в том, чтобы при возникновении проблем с платежной дисциплиной заемщика договариваться, обсуждать план реструктуризации, а не реализовывать имущество. Взыскание залогового имущества – это крайняя мера при работе с должниками, которая вряд ли станет массовой. Тем не менее отмена моратория – это важный психологический фактор для самого заемщика и сигнал к тому, чтобы сесть за стол переговоров с банком», – говорит Никита Лазаренко.

Продажа квартир по текущим ценам не покроет долги заемщиков. «Падение стоимости квартиры в долларах в несколько раз по сравнению со стоимостью на момент выдачи кредита может привести к тому, что, взыскав залоговое имущество и продав его, вырученной суммы может быть недостаточно, чтобы погасить долг в полном объеме. Поэтому взыскание залогового имущества – не особо интересный сценарий для банка. Банки будут прибегать к нему в самых безнадежных случаях», – считает Олег Кляпко. Виктория Скоч придерживается другого мнения: «Банки уже сформировали достаточно резервов под такие кредиты и в основном готовы принять и реализовать ипотеку в погашение долга, а остаток долга покрыть за счет резерва, чтобы почистить портфель».

Виктория Руденко

finclub.net

Материалы по теме: