Украинские налоговики открыли охоту на аграриев: на чем чаще всего ловят

Эксперты рассказали об основных ошибках, которые могут стать причиной санкций со стороны фискальной службы Украинские аграрии попали под колпак налоговиков. Долгое время сельскохозяйственные предприятия платили единый налог и пользовались...

Эксперты рассказали об основных ошибках, которые могут стать причиной санкций со стороны фискальной службы

Украинские аграрии попали под колпак налоговиков. Долгое время сельскохозяйственные предприятия платили единый налог и пользовались спецрежимом по НДС, поэтому были неинтересны фискалам. Уплату налога на прибыль не надо было проверять, НДС, по сути, — тоже, так как он зачислялся на спецсчета и мог использоваться для собственных нужд производителей.

Вместо НДС аграрии платили фиксированный сельскохозяйственный налог в зависимости от нормативно-денежной оценки земли (с 2015 года — единый налог 4 группы, который практически сохранял прежние условия).

Все изменилось, когда в 2016 году спецрежим частично отменили (производителям зерна и технических культур позволили оставлять себе только 15% НДС, животноводам — 80%, остальным сельхозпроизводителям — 50%). Также в прошлом году вернули норму о возмещении НДС при экспорте зерновых и технических культур, чтобы как-то компенсировать аграриям финансовые потери от изменения налоговых правил. С 2017 года спецрежим убрали окончательно, заменив его механизмом бюджетных дотаций.

Поскольку АПК остается ведущей отраслью экономики, а НДС от сельхозпроизводителей перечисляется в бюджет, налоговики начали активные проверки аграриев. Кроме НДС налоговики интересуются также уплатой НДФЛ.

Как отмечают юристы, большая часть налоговых проверок будет касаться агросектора в 2017 и 2018 году. Нынешние налоговые проверки аграриев будут связаны с отменой спецрежима по НДС. Так как уже сейчас выявляется большое количество ошибок, которые по разным причинам допускают сельхозпроизводители в ведении финансовой отчетности (ошибся в трактовке закона бухгалтер предприятия или законы менялись так быстро, что трудно было выполнить все требования).

Проблемы, связанные с проверками ГФС аграрного сектора, условно можно разделить на две группы: ошибки и нарушения, связанные с НДС и нарушения кассовой дисциплины.

Налоговая путаница

Первое, на что обращают внимание специалисты, — это на сложности с учетом «расщепленного» в 2016 году НДС. С одной стороны, налоговики сами до конца не понимают, как надо правильно разделять налоговый кредит, а с другой, в связи с налоговыми новациями, аграрии успели наделать ошибок, которые сразу бросаются в глаза контролерам.

В частности, с июля 2015 года налоговый кредит предприятия в любом случае должны указывать в декларации по НДС. Даже если компания не имеет права на налоговый кредит в связи с проведением операций, не связанных с хоздеятельностью или необлагаемых налогом на добавленную стоимость, то она все равно должна начислять условные обязательства по этому налогу. Не все предприятия это делают и продолжают не показывать в отчетности налоговый кредит.

Налоговая приходит и на всю сумму скрытого кредита начисляет налоговые обязательства и при этом не признает сам налоговый кредит.

«Такие случаи выявляются очень быстро и не требуют специальной проверки, благодаря введению электронного администрирования НДС», — рассказала налоговый эксперт, партнер аудиторской компании Crowe Horwath AC Ukraine Ольга Богданова

Кроме того, с конца 2015 года сельхозпроизводители должны были доначислять НДС при операциях по продаже продукции до определенной базы. Согласно ст. 188 Налогового кодекса, эта база должна была быть не ниже, чем производственная себестоимость продукции. Почти все аграрии доначисляли НДС, но проблема в том, что эти доначисления они отражали в своих «сельскохозяйственных» декларациях, а должны были — в обычных формах отчетности, по которым происходят взаиморасчеты с бюджетом. Здесь налоговики также сразу проводят доначисления.

С этим нарушением непосредственно связан третий блок проблем — неправильное заполнение девятого приложения в отчетности по НДС в 2016 году. Напомним, оно предполагало определение базы для вычисления размера налога на добавленную стоимость и его процентного распределения по различным направлениям от сельскохозяйственной и не сельскохозяйственной деятельности.

Проблемы «обычной цены»

Много нарушений выявляется в части применения так называемой «обычной цены» при продаже сельхозпродукции. Когда в 2016 году вернули возмещение при экспорте зерновых, трейдеры получили значительные суммы из госбюджета (36 млрд грн. при общем возмещении в 94 млрд грн.). Чтобы не повторять ситуацию, когда поступления НДС ниже, чем его возмещение из бюджета, налоговики сместили акценты в проверочной деятельности.

Появился новый регламент проведения проверок и оформления актов проверок, что создало немало трудностей для фермеров. И теперь вместо проверок выгодоприобретателя, то есть трейдеров (у которых нет особых активов), налоговики начинают спрашивать сельхозпроизводителей, почему те продавали через посредников, а не напрямую трейдеру.

А также требовать доказательств, что компания была осведомлена об уровне «обычных цен» на рынке в 2016 году. Обычная цена — средняя цена товара на рынке. И надо доказать, что цены продажи соответствуют рыночным. Как уже упоминалось, в 2016 году статья 188 НК была изменена (изменилось определение базы обложения НДС) и базой стала «обычная цена».

В то же время аграрии нередко занижали стоимость продукции, чтобы платить меньше налогов, предпочитая наличные расчеты (помня о том, что при спецрежиме не было особого контроля).

Поэтому практически у всех аграрных предприятий ГФС легко может найти нарушения кассовой дисциплины. Самый распространенный случай, когда предприятие продает собственно выращенную продукцию за наличку. Мелкие предприниматели не заинтересованы оформлять документы, чтобы «не светиться», покупая и продавая в тени.

Но сельхозпроизводители должны как-то списать с баланса продукцию, проданную за наличные. Продавать по документам дорого невыгодно, вот и продают по заниженной цене, чтобы меньше платить налогов. Тогда и вылезает «боком» понятие обычной цены.

В рамках проверок выявляют много других нарушений. Например, несвоевременное оприходование выручки, или неграмотное оформление приходных и расходных кассовых ордеров.

Скажем, не идентифицируется конечный потребитель продукции при продаже со склада. То есть, фермер получает наличку и пишет, что продано «конечному потребителю». Этого, по словам юристов, делать категорически нельзя. Так как штрафы составляют 100% от неправильно оприходованной суммы.

Точно также штрафуют за нарушения по НДФЛ. Например, когда идет реализация продукции в счет погашения платы за аренду земельных паев, то срабатывает то же понятие «обычной цены». И здесь налоговики применяют этот принцип не только по части НДС, но и НДФЛ. То есть, когда оплата селянам аренды пая товарами идет по заниженной цене.

«Вот этот размер «скидки» налоговики трактуют как получение гражданами дополнительного материального блага и облагают такой дисконт налогом с доходов физлиц», — рассказала Ольга Богданова.

Потому, чтобы избежать неприятностей при налоговых проверках в этом году, юристы советуют аграриям обратиться к аудиторам и перепроверить свою документацию до того, как нагрянут контролеры из ГФС.

Ведь уже есть и судебная практика, которая порою выявляет даже комичные случаи. Скажем, предприятие по ведомости скупает молоко у населения и производит молочную продукцию. Но налоговая быстро выяснила, что продают его умершие люди. В результате фирме пришлось подчиниться требованиям налоговиков и уплатить доначисления в двукратном размере (с учетом штрафа).

К чему готовиться

«А уже со следующего года надо работать над финотчетностью, потому как на практике бухгалтерская отчетность в агросекторе находится в неудовлетворительном состоянии. Не потому что бухгалтера неграмотные, а потому что слишком много изменений произошло в последние годы. Очень трудно перестроиться, в том числе на автоматизированный учет НДС», — рассказала Ольга Богданова.

По словам эксперта, прозрачная понятная и достоверная отчетность важна не только для правильной уплаты налогов, но и для получения кредитов под выкуп земли, когда разрешат ее продажу юрлицам.

Поэтому задача на 2018-2019 годы — наладить бухучет, вычистить из него ошибки и подтвердить финансовую отчетность аудиторскими заключениями.

Ведь банк должен будет убедиться в непрерывной деятельности сельхозпроизводителя, в том, что он имеет прибыль, а информация в отчетах соответствует действительности. Пока наблюдается обратное. Даже у тех, кто сейчас получает банковское финансирование, бухучет далеко не в идеальном состоянии.

Надо понимать, что кредиты в $50 тыс. на посевную на пяти тысячах гектаров не идут ни в какое сравнение с покупкой этого земельного надела. Например, при цене земли $1 тыс./га, это будет уже $5 млн.

Автор материала: КОНСТАНТИН СИМОНЕНКО

По материалам: Ubr.ua

Материалы по теме: