Уголька не найдется?

Еще продолжается лето, но уже через два месяца на страну обрушится отопительный сезон. И в правительстве смутно занервничали по поводу запасов топлива на складах. Ведь если с закачкой газа...

Еще продолжается лето, но уже через два месяца на страну обрушится отопительный сезон. И в правительстве смутно занервничали по поводу запасов топлива на складах. Ведь если с закачкой газа в подземные хранилища все идет по плану, то с накоплением энергетического угля – пора объявлять аврал. Украина серьезно отстает от прошлогоднего графика поставок. В конце июля этот разрыв достигал почти 40%, сейчас сократился до 20-25%, но вряд ли его удастся ликвидировать полностью до первых холодов.

Ветер в карманах

По состоянию на 14 августа 2018 г. на складах ТЭС и ТЭЦ страны находилось 1,68 млн т угля, что на 0,42 млн т (20,2%) меньше, чем было год назад. Еще хуже ситуация с мазутом. Его запас на тепловых электростанциях составляет только 38 тыс. т, что на 37,7% хуже прошлогоднего показателя. Ладно, мазут – это не критичный ресурс. Но угольный дефицит – проблема посерьезнее. Особенно если учесть, что в зимний период доля ТЭС в энергобалансе, как правило, несколько возрастает, ведь в силу погодных условий меньше тока дают ГЭС и объекты возобновляемой энергетики.

Тепловые станции генерируют сегодня около трети электричества в стране. В 2017 г. это было 32%, в нынешнем (первое полугодие) – их удельный вес увеличился почти до 38%. Кроме того, в текущем году внутренние потребители стали закупать больше электроэнергии, что опять же повышает нагрузку на энергосистему. После 2014 г. потребления электричества в Украине на три года застигло на одной и той же отметке – 118 млрд кВт-часов/год. В 2018-м оно, по всем прогнозам, превысит 120-миллиардную планку, увеличившись на 3-5%. Для предприятий ТЭК – это, конечно, дополнительный заработок (если вынести за скобки проблему несвоевременных расчетов), но в то же время и дополнительный вызов. Полностью справиться они с ним пока неспособны.

Даже согласно очень «лайтовым» графикам накопления угля на объектах тепловой энергетики, составленным профильным министерством, отставание имеет место. Если же сравнивать с прошлогодней динамикой запасания углем, то на большинстве станций разрывы весьма существенные. К примеру, запасов угля на Добротвирской и Запорожской ТЭС (по состоянию на конец июля) хватало только на 8 суток работы. На остальных станциях ситуация несколько лучше, но все же далека от стабильности.  Так, на самой крупной из них – Бурштынской – имелся запас на 20 дней работы. На третьей по мощности – Кураховской – на месяц (второе место по объемам генерации занимает упомянутая выше Запорожская ТЭС). Ситуация на теплоэлектроцентралях лучше. У всех, кроме Краматорской, накоплен месячный и больше угольный резерв. Но в структуре генерации тепловой энергетики ТЭЦ не занимают даже 10%

Усугубляет положение тот факт, что в текущем году тепловая энергетика требует заметно больше угольного топлива, чем в 2017 г. Так, за первое полугодие разница составила почти 20% в сторону роста. За указанный период на ТЭС и ТЭЦ Украины сожгли почти 13,5 млн т угля. В июле угольные запасы на складах продолжали таять. За месяц они уменьшились на 260 тыс. т. Тенденция в одинаковой мере коснулась углей как газовой, так и более дефицитной антрацитовой группы. И только к середине августа, если верить статистике Минэнергоугля, тренд удалось изменить, и запасы, наконец, стали расти, а не уменьшаться. Возможно, способствовал этому серьезный разбор полетов на состоявшемся 26 июля заседании Кабинета Министров, где обсуждали подготовку страны к отопительному сезону. Хотя надеяться, что после этого ситуация в отрасли быстро наладится, наивно. Во-первых, правительство поставило перед Минэнергоугля малореальные задания по увеличению запасов. Во-вторых, трудно выжать из угольной промышленности больше нынешнего, дальше если каждый день вызывать на ковер директоров шахт.

Разнарядка к ноябрю

Тем не менее, правительство предписало министру Игорю Насалыку встретить 1 ноября запасами угля в объемах 2,6 млн т (1 млн т – марок А, 1,6 млн т – марок Г) и мазута – в объемах 130 тыс. т. Это означает, что за два с половиной месяца нужно найти еще примерно 1 млн т угля и 100 тыс. т мазута, не растратив при этом нынешний ресурс. Насколько достижима эта цель, можно понять из сопоставления двух цифр: в 2018 г. тепловая энергетика страны потребляет 1,7-1,8 млн т угля в месяц, а получает – 1,9-2 млн т. Зазор слишком мал, чтобы кардинально поправить баланс. Примерно 1,5 млн т из того, что поступает на ТЭС – это украинский уголь газовых марок, остальное – импорт, преимущественно антрацит. Что характерно, объемы импорта по ходу года стабильно снижаются: с 766 тыс. т в январе до 376 тыс. т в июне. Это в свою очередь означает, что для выполнения задачи Кабмина по готовности к зимнему сезону необходимо сейчас резко увеличить объемы импорта. Отечественная добыча энергетического угля серьезного прогресса не демонстрирует. Особенно на государственных шахтах, где она с трудом удерживается на прошлогоднем уровне только благодаря бюджетным дотациям и систематичным неплатежам за потребляемую электроэнергию.

В данной ситуации единственной гарантией нормального вхождения в отопительный сезон является увеличение нагрузки на атомную энергетику во втором полугодии. Тем более, что одна из причин нынешнего вымывания запасов угля связана как раз с АЭС. В частности, в 2018 г. «Энергоатом» увеличил количество плановых ремонтов на блоках атомных станций, а кроме того, еще 2 внеплановых ремонта довелось произвести на Хмельницкой АЭС. Суммарно это и привело к более высоким тратам угля относительно графика прошлого года (суммарно – более 600 тыс. т).  Теперь наступает время, чтобы атомщики вернули должок.

Но одного этого недостаточно. Проблема отсутствия антрацитных марок угля остается нерешенной и в 2018 г. Для нормальной работы тепловой энергетики ей нужно 500-600 тыс. т такого топлива в месяц. Или хотя бы 300 тыс. т – если в режиме жесткой антрацитовой диеты, следствием которой будет вынужденная остановка части блоков. Сейчас порядка 90% антрацита украинские ТЭС получают из России (или – с неподконтрольных территорий Донбасса, но все равно как российский товар). Это и так очень щекотливый вопрос, а в будущую зиму он, вероятно, обрастет еще и предвыборной накипью. Власти могут оказаться перед непростой дилеммой: что хуже – возврат к подзабытым веерным отключениям или обвинения в сотрудничестве со страной-агрессором?

Еще больше выбор осложняется в связи с недавней сменой собственности в компании «Донбассэнерго». Ее новым владельцем стал Максим Ефимов – депутат от Блока Порошенко и один из самых влиятельных на сегодня украинских бизнесменов Донбасса. Славянская ТЭС, входящая в состав «Донбассэнерго», является одним из крупнейших импортеров российского антрацита в стране. Сама компания при этом заявляет, что ищет варианты для перевода блока №7 станции с антрацитного на газовый уголь, но в силу технический особенностей такая модернизация обойдется здесь значительно дороже, чем на других украинских ТЭС. Подобное удовольствие действительно недешево. К примеру, холдинг ДТЭК потратил свыше 300 млн грн, чтобы перепрофилировать свою Приднепровскую ТЭС на сжигание угля газовых марок. Два блока прошли через реконструкцию в прошлом году, еще два – в нынешнем. Но без этих инвестиций значительная часть мощностей станции просто простаивала бы.

Впрочем, тем, кто не успел летом, начинать реконструкцию сегодня уже поздно. Поэтому риски с гладким прохождением очередного отопительного сезона остаются. Они не настолько минимальны, как пытается создать впечатление правительство, но и не совсем апокалиптические, как утверждает председатель Независимого профсоюза горняков Украины Михаил Волынец. По его словам, грядущей зимой отключать от электричества будут целые области и порой это будет происходить неконтролируемо. Но ближе всего к реальности, пожалуй, находится прогноз бывшего директора ГП «Энергорынок», а ныне заместителя главы Всеукраинской энергетической ассамблеи Юрия Саквы. Согласно его оценкам, в наступающем отопительном сезоне риски по обеспечению ТЭС углями газовых марок минимальны. И даже если государственные станции не в полной мере смогут обеспечить государственные шахты, то нехватку покроют предприятия ДТЭК. По антрацитовому углю проблема остается – и полностью решить ее не получится. Единственной альтернативой ему, по словам Юрия Саквы, является дорогой природный газ. Но топить им не заинтересованы сами же владельцы тепловых станций. Разве только в экстренных ситуациях.

Ярослав Ярош

МинПром  

Материалы по теме: