Связанные одной сетью. Сможет ли Украина сделать зелёную энергетику по-настоящему экологичной

В Украине бум зелёной энергетики. Проекты альтернативной генерации привлекательны для инвестиций. Однако для её дальнейшего развития придётся увеличивать тепловые мощности и строить аккумулирующие подстанции Благодаря зелёному тарифу, возобновляемая энергетика...

В Украине бум зелёной энергетики. Проекты альтернативной генерации привлекательны для инвестиций. Однако для её дальнейшего развития придётся увеличивать тепловые мощности и строить аккумулирующие подстанции

Благодаря зелёному тарифу, возобновляемая энергетика оказалась в привилегированном положении. Государство обязано выкупать произведённую энергию по относительно высоким ценам. К тому же строительство небольших солнечных станций не занимает много времени — с оформлением разрешительных документов можно уложиться в полгода. Окупаемость коммерческого проекта на 3–5 МВт — менее 5 лет. “Количество небольших игроков, которые начали заходить на рынок, растёт. Это тот сегмент рынка, где нет явных проблем с монополизацией”, — считает Андриан Прокип, эксперт программы “Энергетика” аналитического центра “Украинский институт будущего”.

Не всё радужно

Но в малой генерации не обходится без проблем. Одна из них — “нестандартное подключение”. “Если точка подключения удалена от объекта, то цена присоединения высока. В то же время заказчик не может проверить, есть ли основания для отказа в подключении к более близкой точке”, — рассказывает Ирина Кримусь, эксперт Украинской ассоциации возобновляемой энергетики. Если для малой генерации нестандартное подключение фактически означает лишь увеличение стоимости проекта, то в случае крупных объектов получение разрешений зачастую требует длительного времени. “Для проектов от 10 МВт необходима разработка технико-экономического обоснования, изучается нагрузка и на основании этого выдаётся документ о возможности подключения и всё, что для этого нужно сделать”, — объясняет Алексей Фелив, управляющий партнёр юридической фирмы INTEGRITES.

Украинские сети изношены, поэтому для крупных подключений приходится реконструировать подстанции или же строить новые. Также нужны новые линии электропередачи. Иногда инвесторы просят протянуть сеть на расстояние до 100 км. “В некоторых проектах такие техусловия становятся экономически невыгодными”, — добавляет Алексей Фелив. В INTEGRITES утверждают: несмотря на то что Укрэнерго заявляет о возрастающей нагрузке на сеть, фактически проекты зелёной энергетики сегодня являются единственным источником финансирования реконструкции сетей.

Однако даже не затраты на реконструкцию становятся главной проблемой крупных инвесторов. Случается, что подключения приходится ждать больше года после разработки и утверждения проекта. “Обл­энерго и Укрэнерго проводят тендеры на работы по реконструкции сетей. И тут появляется не столько коррупция, сколько желание определённых фирм получить доступ к строительству мощностей. Пока этот вопрос решается, не проводятся или срываются тендеры”, — поясняет Алексей Фелив.


Нажмите для увеличения


Не облегчает развитие возобновляемых источников энергии (ВИЭ) и ограниченный доступ к промышленной инфраструктуре, которая уже не используется. “Промышленность в Украине рухнула на 70% по сравнению с советскими временами. Образовались незадействованные мощности в энергетической инфраструктуре — подстанции рядом с промышленными объектами, ячейки и линии электропередачи, — рассказывает Андрей Закревский, владелец консалтингового центра “Ньюфолк”. — Рядом с Киевом, Харьковом, Одессой хорошо было бы построить солнечные станции, но возникает вопрос, как их подключить к энергосистеме”.

Однако главная беда альтернативной генерации — её нестабильность, что требует дополнительных мер по стабилизации работы энергосети. “Вы никогда не знаете, сколько и когда определённая мощность сгенерирует. Нужны маневровые мощности, которые сгладят перепады, если пришла туча или не подул ветер”, — поясняет Александр Харченко, директор Центра исследования энергетики. Пока в Украине для манёвров может использоваться лишь тепловая генерация, работающая на угле. “Атомные станции, которые у нас есть, маневрировать не могут и не будут, — продолжает Харченко. — Хотя в мире есть такая практика. Французы, к примеру, свои АЭС для таких целей строили изначально”.

Задача поддержания баланса украинской энергосистемы ложится на Укрэнерго. В дальнейшем чиновникам нужно будет принять решение: или ограничивать время работы СЭС и ВЭС, что означает снижение инвестиционной привлекательности ВИЭ, или вводить в эксплуатацию новые мощности, которые позволят быстро компенсировать потери энергии в сети. Времени, чтобы определиться, немного. В Укрэнерго считают: до декабря 2019 года общая структура генерации должна быть изменена. Иначе возникнут проблемы с новыми подключениями.

Полезным ресурсом для стабилизации зелёной энергетики могут стать аккумулирующие мощности, наподобие тех, что построил Илон Маск в Австралии. Но пока системного рынка накопления выработанной энергии в Украине нет. “Стимулировать развитие как балансирующих, так и накопительных мощностей в будущем станет возможно в том числе благодаря проведению аукциона по созданию таких мощностей со стороны государства или внедрению системы, подобной зелёному тарифу, — отмечает Ирина Кримусь.


Нажмите для увеличения


От мала до велика

Впрочем, описанные выше проблемы вполне разрешимы. Поэтому развитие проектов, связанных с возобновляемыми источниками энергии, интересно как для компаний, так и для домохозяйств. Сегодня в Украине более 3 тыс. домохозяйств уже установили солнечные панели (общая установленная мощность — 51 МВт). Мощности таких установок, как правило, не превышают 30 кВт, поскольку до этого лимита действует упрощённая система подключения. Владельцы домохозяйств могут ставить панели как на крыше, так и, к примеру, в огороде, главное на своей территории. Приобрести и установить панели можно самостоятельно, но тогда стоит быть готовыми к долгосрочной процедуре подключения к сетям. Более того, при таком подходе невелика вероятность получить банковское кредитование. К примеру, в Укргазбанке, который специализируется на кредитовании связанных с повышением энергоэффективности проектов, Фокусу пояснили, что выдавать финансирование готовы лишь при наличии договора с подрядной организацией, которая делает все работы — от монтажа до подключения в облэнерго — под ключ.

По мнению Александра Харченко, в дальнейшем интерес к солнечным панелям наиболее активно будет расти именно со стороны домохозяйств. Вопрос в энергетической независимости и качестве жизни, которые даёт ВИЭ. “Для дома в 200 кв. м, где живёт 5–6 человек, нужна установка стоимостью минимум $15 тыс.”, — приводит пример Харченко. По его словам, такой проект окупится лет за 12–15. Но всё это заработает только при наличии аккумулирующих мощностей. Пока они стоят дорого, однако мировой тренд — постоянное снижение цены генерирующих мощностей для ВИЭ. Простой пример. Лишь с начала этого года стоимость солнечных панелей снизилась приблизительно на 5%, а за последние 5 лет упала примерно на 30%.

“До 2030 года, вероятно, появятся относительно дешёвые решения по аккумуляции. Учитывая, что к тому времени у нас будет нормально работать рынок электроэнергии, рыночные механизмы определят целесообразность создания таких мощностей”, — говорит Андриан Прокип. Специалист добавляет, что электроэнергия в различное время суток стоит по-разному. В определённых ситуациях будет выгодно производить энергию в непиковые часы, когда светит солнце, аккумулировать её и продавать в сеть, например, в 6–7 часов вечера.

На угле

Возобновляемая энергетика — это выгодный бизнес и им будут заниматься

Другой вопрос, что, по мнению Александра Харченко, развитие рынка зелёной энергетики в Украине всё равно будет происходить параллельно с увеличением тепловой генерации. “Есть пример Дании, где люди решили, что хотят использовать возобновляемую энергетику в максимальном количестве. Но вместе с тем датчане платят в четыре раза дороже за то, что другие страны, соединённые с их энергосистемой, балансируют их”, — рассказывает эксперт.

Украинцы вряд ли смогут заплатить за сокращение объёмов тепловой генерации при параллельном увеличении объёмов альтернативной энергетики. А судя по тенденциям, генерация из ВИЭ будет расти. Значит, развития маневровой, по большей части угольной генерации не избежать. Кроме этого, нужно модернизировать существующие теплостанции. По оценкам Александра Харченко, для этого необходимо $15–20 млрд и 3–5 лет напряжённой работы. “Поставить на энергоблок современные фильтры — минимум $10–15 млн. Собственнику эти вложения ничего не дают.

Пока понятно одно: возобновляемая энергетика — это выгодный бизнес и им будут заниматься. Вопрос в том, появится ли у Украины возможность сделать зелёную энергетику действительно экологичной, а не просто наращивать темпы работы теплостанций.

Кирилл Шевченко

председатель правления Укргазбанка, о повышении инвестиционной привлекательности солнечной генерации

— Укргазбанк кредитует 66 корпоративных проектов по солнечной энергетике. Кроме этого, уже выдан 101 кредит для домохозяйств, которые хотели установить солнечные панели. Самый острый вопрос для крупных проектов сегодня —  подключение к энергосети. На втором месте — получение земельного участка. Средняя мощность коммерческих проектов по солнечной энергетике у нас 5 МВт. Если у облэнерго нет мощностей для подключения, то возникает необходимость строить для таких мощностей подстанции с нуля. Это затраты в десятки миллионов гривен, и они ложатся на инвестора. Если же говорить об инвестиционной привлекательности проектов возобновляемой энергетики для банка, то их стоимость не должна превышать 1 млн грн за 1 МВт.

За счёт возобновляемой энергетики происходит и реконструкция существующих сетей. Инвестору приходится брать на себя обязательства по таким работам. В большинстве случаев общий язык с облэнерго удаётся найти. У нас есть только один негативный пример — Полтаваоблэнерго, где подключать соглашаются только мощности до 1 МВт.

Найти удачное место для станции не менее важно, чем подключиться к сетям. Если посмотреть статистику, то первые станции —  это Херсон, Одесса, в чистом поле, где больше солнца. Они окупятся, но это не идеальное решение. На самом деле в Украине размещать панели можно во всех областях, а высокие температуры в летний период могут, наоборот, снизить работоспособность панелей. Поэтому сегодня бизнес думает в первую очередь об инфраструктуре размещения. Нужно понимать, кому продавать произведённую энергию. У нас есть проект с канадской компанией. Они поставили свою СЭС возле Николаевского ферросплавного завода. Город выделил землю для этого строительства. У проекта есть все коммуникации и потенциальный потребитель электроэнергии.

Это станет особенно актуальным, когда закончится действие зелёного тарифа. Передавать энергию на большие расстояния невыгодно. Поэтому тем проектам, которые строятся в Херсонской области, будет, скорее всего, сложно продавать.

— Мощностей гидроэнергетики (ГЭС и ГАЭС) не хватает. В нынешнем состоянии Объе­динённая энергетическая система может безболезненно принять и балансировать не более 3 ГВт возобновляемой генерации. При этом уже сегодня мы подписали договоры на присоединение к системе более чем 7,5 ГВт зелёных.

Что случится, если ничего не менять до момента, когда вся зелёная генерация начнёт работать? Возможны два сценария. Первый — при необходимости ограничивать генерацию ВИЭ приблизительно на 50%. Второй — увеличивать базовую генерацию угольных ТЭС, чтобы добавить им возможности для маневрирования, и одновременно уменьшать базу АЭС, чтобы освободить в структуре генерации место для ТЭС. Оба варианта нерациональны и бессмысленны.

Зачем развивать зелёных, если мы им либо не даём работать, либо же параллельно увеличиваем вредные выбросы угольщиков? Тем более что в обоих случаях нас ждёт стремительный рост средневзвешенной цены электроэнергии на 58–99%.

Чтобы принять в ОЭС без проблем всех зелёных и при этом сдержать подорожание электроэнергии, мы должны сделать две вещи: построить как минимум 2,5 ГВт высокоманевренных мощностей и создать высокоточную систему прогнозирования зелёных.

К примеру, 2 ГВт новых мощностей могут обеспечить газопоршневые электростанции, которые загружают энергоблоки на полную мощность за 10 минут. Остальные 500 МВт — системы energy storage для быстрого регулирования отклонений в середине одного часа. Ориентировочная стоимость подобного строительства — 55 млрд грн. Мировой опыт показывает, что эти инвестиции окупаются достаточно быстро.

Кто должен строить новые электростанции? В идеале — частный инвестор, когда рынок сигнализирует, что ему нужны услуги балансирования. Но для этого необходима рыночная модель, в которой будет понятно, сколько стоит электроэнергия для балансирования системы. В Украине она начнёт работать лишь в июле 2019 года. Второй вариант — правительство может объявить конкурс на строительство маневренных мощностей. Но и тут инвестору потребуется знать цену, чтобы понимать собственную выгоду в проекте.

focus.ua

Материалы по теме: