Стокгольм: много шума из-за арбитражного ничего

Предварительное решение Арбитражного института Торговой палаты Стокгольма вызвало много шума в отечественном информпространстве, а день оглашения этого вердикта 31 мая уже успели прозвать «днем энергетической независимости Украины». Но при...

Предварительное решение Арбитражного института Торговой палаты Стокгольма вызвало много шума в отечественном информпространстве, а день оглашения этого вердикта 31 мая уже успели прозвать «днем энергетической независимости Украины». Но при ближайшем рассмотрении налицо много шума из-за ничего…

Ну, конечно, не так, чтобы совсем ничего, но как-то так не особо чего-то там. Или если окончательно перейти на одесский жаргон: оно, конечно, да, но так, шоб сильно да, так нет!

Во-первых, документ содержит более 700 страниц текста, который юристы еще не успели внимательно прочесть, и читать (точнее — изучать) эту казуистику еще придется долго.

Во-вторых, еще будет окончательный вердикт, которого надо ждать, по разным оценкам, от нескольких месяцев до нескольких лет (!) и который может оказаться значительно менее радужным.

В-третьих, арбитраж категорически отклонил только самые одиозные претензии «Газпрома» — главным образом те, которые были ранее отклонены по отношению к другим компаниям;

В-четвертых, так называемая справедливая европейская цена на российский газ для Украины арбитражем установлена только с 2014 года, тогда как с 2015 года Украина вообще перестала покупать российский газ и по известным политическим причинам едва ли возобновит его закупку сейчас даже по очень выгодным ценам.

Таким образом, предварительное решение арбитража хоть и можно считать победой Украины, но пригодно больше для пиара и разного рода символических постановок в позу, чем для решения конкретных экономических вопросов.

И еще одно предварительное замечание. Насколько можно понять, вынесенное вроде бы в пользу Украины предварительное решение на самом деле сформулировано так, чтобы не слишком обидеть Москву и не очень повредить ее интересам. В Европе никто не хочет и не будет сильно ссориться с богатой ресурсами Москвой, на сотрудничестве с которой можно поиметь неплохой гешефт –, как официальный, так и неофициальный в виде откатов отдельным персонажам на Западе, условно говоря, в карман некоего условного Шредера. Тем более Запад не будет ссориться с Москвой из-за разворованной, скажем откровенно, задрипанной Украины. Конечно, Россию тоже разворовывают, вывозя награбленное в значительное мере на тот же Запад, от чего оный богатеет, а посему разворовывание России ему очень выгодно, как, впрочем, и разворовывание Украины. Но в России во множество раз больше того, что можно разворовывать, в отличие от Украины, где уже почти все разворовали.

Наши разграбившие страну местечковые «дерьмократы» и «поцреоты», а также их дебильный агитпроп упорно игнорируют, а чаще никак не могут понять прописную истину: европейский демократ – это очень часто расчетливая продажная сволочь. Об этом в свое время интересно писал знаменитый русский демократ Александр Герцен или не менее знаменитый русский не-демократ Федор Достоевский. Впрочем, мы отвлеклись…

Так вот, решение в пользу Украины вынесено таким образом, чтобы оно было в пользу дальнейшего успешного экономического сотрудничества Европы с Россией, точнее с российской элитой во главе с Путиным, разворовывающей Россию.

* * *

Сама история возникновения проблемы является весьма показательной в указанном выше смысле.

19 января 2009 года в Москве должностными лицами «Нафтогаза» под непосредственным руководством и при прямом участии бывшего премьер-министра Украины Юлии Тимошенко были подписаны два контракта сроком действия 10 лет, то есть до 2019 года. Один контракт – на поставку газа в Украину, цена и условия которого были буквально сразу же весьма оправданно раскритикованы, как невыгодные и кабальные. Второй контракт – на транзит российского газа в Европу, и к этому контракту тоже есть очень много оправданных претензий.

В результате Украина долгое время получала российский газ по неоправданно завышенной цене и на весьма невыгодных условиях, прежде всего на условии «бери или плати», каковое, впрочем, никогда не выполняла.

Совершенно не оправдывая экс-премьера Юлию Тимошенко, все же заметим, что ко втягиванию в эту аферу изрядно приложила руку именно Европа.

Проблема возникла в связи с тем, что по состоянию на 1 января 2009 года по ряду причин действовавшие до того соглашения о поставке газа в Украину и его транзит в Европу утратили силу. Москва демонстративно перекрыла поставки газа в Украину, а значит, и в Европу. Зима была холодная. Но в украинских газохранилищах, находящихся на западе страны, имелись запасы газа, достаточные для того, чтобы дотянуть до апреля. Работники отечественной газотранспортной системы совершили невозможное: сумели запустить работу системы в реверсном режиме, в результате чего система, изначально предназначенная для прокачки топлива с востока на запад, начала качать его из западных газохранилищ на восток, хотя ранее считалось, что такое невозможно в принципе. В Москве от этого факта, если выражаться очень мягко, «охренели»…

Ситуация несколько смягчалась финансово-экономическим кризисом, имевшим место в то время, как это ни парадоксально. Многие предприятия простаивали, и больших объемов топлива газа не требовалось. Коммуналка тогда в значительной мере снабжалась газом отечественного производства, которого тогда в Украине добывалось существенно больше, чем сейчас.

Итак, Украине газа при экономном использовании хватило бы до весны.

Но замерзала Европа. Здесь-то и началось обоюдное давление на Украину со стороны как Москвы, а так и Запада.

Ситуация отягощалась грядущими президентскими выборами, намеченными на январь 2010 года, на которых экс-премьер Юлия Тимошенко выступала, напомним, одним из основных кандидатов. Рассчитывая получить поддержку Европы и в условиях хоть и мягкого, но однозначного давления, прежде всего Меркель из Берлина, Тимошенко бросилась «спасать Европу» и продавила подписание крайне невыгодного контракта. Делать этого было нельзя. Европа, следуя изречению героя бессмертной памяти Кирилла Лаврова из фильма «Стакан воды», могла «подождать». Ну померзла бы Европа до весны, нам-то что? У нас свои национальные интересы!

Далее было то, что было, включая «посадку» Юлии Тимошенко при Януковиче «на кичу». Вернемся к решению арбитража…

* * *

Напомним, что «Нафтогаз» и «Газпром» подали в Арбитражный институт Торговой палаты Стокгольма целый ряд встречных исков в связи с условиями и выполнением скандально знаменитого контракта по купле-продаже газа от 19 января 2009 года. Общая сумма встречных претензий превысила астрономическую цифру в 65 млрд долларов.

31 мая 2017 года Арбитражный институт Торговой палаты Стокгольма вынес отдельное решение по встречным искам НАК «Нафтогаз Украины» и ПАО «Газпром».

Спор рассматривается именно этой арбитражной институцией, поскольку такие арбитражные условия заложены в контрактах. По целому ряду причин в европейской и мировой практике именно Стокгольмский арбитраж часто используется для разрешения подобных споров.

Интересная особенность. «Нафтогаз» в арбитраже представляет норвежская фирма Wikborg Rein, прославившаяся тем, что в этом же Стокгольмском арбитраже уже отсудила у «Газпрома» огромные суммы в пользу германского энергетического концерна RWE. Точные суммы не называются, но ходят слухи, что услуги этой норвежской юридической фирмы уже обошлись «Нафтогазу» в десятки миллионов долларов. Очевидно, что эти суммы отражаются на цене газа в Украине. Все это к тому, что наши граждане, кроме всего прочего, еще и оплачивают огромные гонорары шведских юристов.

Главные пункты решения Стокгольмского арбитража суть следующие:

– требование «Газпрома» по сохранению условия «бери или плати» (take or pay) было отклонено;

– контрактная цена газа должна быть пересмотрена с учетом рыночных условий, то есть в сторону понижения, чего давно и безуспешно добивалась Украина, но с рядом оговорок, которые практически нивелируют эффект от такого снижения, о чем далее;

— снят запрет на реэкспорт Украиной газа, от чего нам, что называется, ни жарко, ни холодно.

* * *

Отмену требования «бери или плати», на чем настаивал «Газпром», называют самым главным достижением «Нафтогаза». Фактически речь идет о том, что «Нафтогаз» не должен будет оплачивать те объемы топлива, которые предусматривались контрактом, но не были получены за ненадобностью, в частности из-за падения потребления газа, а затем из-за отказа от российского газа вообще.

Реализация этого решения арбитража сокращает претензии «Газпрома» к «Нафтогазу» сразу на 45 млрд долларов.

В то же время это было самым ожидаемым решением. И дело не только в абсурдности этого требования, которое «Газпром» навязывал не одному «Нафтогазу», а и другим контрагентам еще со времен экономического бума до 2008 года по долгосрочным контрактам. И даже не в том, что такое положение в контракте выписывалось под давлением «Газпрома», а потому, согласно шведскому коммерческому праву, которым руководствуется Стокгольмский арбитраж, ожидаемо признается неправомерным.

С началом кризиса, а также с развитием энергосбережения объемы потребления топлива начали неуклонно падать. Кроме того, Европа стала получать сжиженный газ из Катара, Северной Африки и из других источников. Объемы потребления российского газа в последние годы резко сократились, контрагенты в Европе стали отказываться от условия «бери или плати», а Стокгольмский арбитраж принялся штамповать решения в пользу западных компаний, отклоняя претензии «Газпрома».

Таким образом, отклонение этой претензии «Газпрома» к «Нафтогазу» имеет прецеденты в виде отклонения подобных же претензий к другим энергокомпаниям, включая весьма именитые. Шведские юристы, представляющие интересы «Нафтогаза», просто еще раз прошли по тому же судебному пути, по которому они ходили ранее, представляя интересы других фирм, и получили искомый ожидаемый результат, а также весьма весомый гонорар.

Поэтому кричать в этом вопросе о «перемоге» не слишком правильно…

* * *

Вопрос о «справедливой европейской цене» является еще более неоднозначным.

При подписании контракта в 2009 году «Нафтогазу» была навязана формула исчисления цены топлива с привязкой к текущей стоимости нефти на мировом рынке с 9-месячным лагом. В подробности вдаваться не будем, но в результате в определенные моменты Украина получала топливо по ценам, которые были существенно выше, чем «Газпром» продавал в Европу. Хотя должно быть наоборот, уже хотя бы потому, что газ поставляется через Украину.

Арбитраж постановил: пересмотреть цены по контракту купли-продажи газа, заключенному между «Газпромом» и «Нафтогазом».

Но с 2014 года!!!

Таким образом, все те огромные переплаты, которые Украина совершила в 2009-2013 годах, уже никто не вернет! Повторим, что сильно обижать Москву в Европе никто не намерен. Да и крайне трудно, практически невозможно было бы выполнить решение о возврате «Газпромом» переплаченного.

Если же учесть, что с 2015 года Украина перестала закупать российский газ вообще, полностью переключившись на реверсный газ из Европы, который в то время был существенно дешевле российского, то экономической выгоды от этого решения немного. Оно имеет для Украины скорее политико-символическое значение в стиле «перемога!».

С точки зрения дальнейших закупок газа, ситуация является еще более неопределенной. Украина отказалась от покупок газа у агрессора, и это совершенно правильно с точки зрения политической. Но российский газ, по ряду оценок, сейчас был бы намного дешевле реверсного европейского. То есть, с экономической точки зрения, отказ от российского газа не выгоден. Украина опять будет переплачивать за газ, но теперь за реверсный из Европы.

Что в этом отношении дает решение арбитража? Ничего!

Конечно, уставом «Нафтогаза» как коммерческой структуры предусмотрено получение прибыли, а следовательно, импорт газа по минимально возможной цене. Но есть совершенно справедливое политическое решение не покупать топливо у агрессора и не финансировать его тем самым. Словом, тупик…

В этом смысле снятие запрета на реэкспорт российского газа Украиной вообще выглядит бессмысленным.

К тому же, предписав изменить формулу цены, арбитраж не дал пока четкого разъяснения, как именно это следует сделать. В решении арбитража указано, что цена должна ориентироваться на цену газового хаба, но не указано, какого именно – австрийского Баумгартена или какого-либо другого. Кроме того, в «Нафтогазе» надеялись на цену «хаб минус транзит по Украине», что логично и примерно на 30 долларов дешевле, чем цена «хаб», предписанная арбитражем. Словом, здесь пока много непонятного, и следует ожидать окончательного решения арбитража.

А вот его ожидать можно долго. По одним оценкам, до конца этого года. По другим, до 2019 года, когда срок контракта действия окончится, и «Нафтогаз» вообще не успеет извлечь хоть какую-то выгоду из решения Стокгольмского арбитража. А ведь процесс имплементации окончательного решения арбитража тоже может затянуться надолго.

Итак, единственным действительно положительным для Украины решением является отклонение арбитражем газпромовского требования «бери или плати». Но это решение, повторим, было ожидаемым.

Вот, собственно, и вся «перемога»…

Автор материала: Александр Карпец

По материалам: Fraza.ua

Материалы по теме: