Современная дипломатия: задача трех тел

В физике задача взаимодействия двух тел имеет общее решение — закон притяжения Ньютона. Появление третьего меняет все не только количественно, но и качественно. Задача трех тел, особенно если они разновеликие, общего решения не имеет, только...

В физике задача взаимодействия двух тел имеет общее решение — закон притяжения Ньютона. Появление третьего меняет все не только количественно, но и качественно. Задача трех тел, особенно если они разновеликие, общего решения не имеет, только частные.

Возникновение нового геополитического треугольника США — Россия — Китай, который, по-видимому, будет являться базовой конструкцией мировой политики на ближайшее десятилетие, выводит на повестку дня вопрос не только о разновеликости его вершин и сторон, но и том, какие средства и способы взаимодействия между основными игроками станут определяющими. Некоторые действия, предпринимаемые ими на национальных уровнях, дают представление о том, к чему стоит готовиться всем остальным странам, в частности неядерным и развивающимся, когда межгосударственный диалог в треугольнике достигнет точки кипения. В последнее время ситуация там развивается по «непредсказуемой траектории». Путин открыто пригрозил всему миру ракетами и предложил его «услышать», Си Цзяньпинь стал пожизненным президентом КНР, а Трамп сначала ввел против Китая торговые пошлины, а затем высказался в поддержку китайского руководителя, предположив, что и в США однажды появится пожизненный правитель.

Современная дипломатия проходит серьезную трансформацию.

Все чаще задачи, которые ставятся на политическом уровне в условиях повсеместной активизации популистских и националистических тенденций, имеют целью не поиск компромиссов, а продвижение собственных целей. Развитие технологий, средств и методов ведения «гибридных» и «асимметричных» войн, беспрецедентная доступность информации в сочетании с циничными кампаниями пропаганды и вмешательства в дела других стран через компьютерные сети обуславливают необходимость не только воспитания «нового дипломата», но и перестройки дипломатических служб наравне со службами безопасности. При этом доверие, являющееся основой межгосударственных отношений, ныне всерьез и надолго подорвано, альянсы являются ситуативными, действия — односторонними, взаимопонимание — преходящим.

Си Цзяньпинь стал пожизненным президентом КНР, а Трамп сначала ввел против Китая торговые пошлины

Си Цзяньпинь стал пожизненным президентом КНР, а Трамп сначала ввел против Китая торговые пошлины

Нет сомнений, что в США понимают новые вызовы, стоящие перед современной дипломатией. В то же время, при Дональде Трампе Вашингтон проводит внешнюю политику, которую трудно назвать успешной в ее «мирном» аспекте, хотя примеры отдельных военных «операций устрашения» вселяют оптимизм. Возможно, такой результат определяется личностным фактором — в руководстве структур Белого дома и Пентагона находятся очень квалифицированные генералы, в то время, как Государственный департамент — в руках, пусть в прошлом и успешного, но все-таки бизнесмена. И если ключевое противостояние между США и Россией лежит именно в военной сфере в силу того очевидного факта, что РФ не является экономическим конкурентом для США, а попытки взаимодействия с российскими дипломатами стали в последние годы занятием бессмысленным, то между Китаем и США основной сферой конкуренции является экономика, а диалог протекает все же в дипломатической плоскости. Однако остается неясным, насколько эти тенденции устойчивы, учитывая все более явное стремление КНР занять лидирующие позиции в регионах жизненно важных интересов США. В этом контексте уместно прислушаться к Генри Киссинджеру, который недавно в ответ на вопрос журналиста Wall Street Journal о состоянии современной геополитики, ответил: «Мы никогда не должны забывать, что объединение Германии является более важным, чем развитие Европейского союза, что падение СССР является более важным, чем объединение Германии, и что подъем Индии и Китая является более важным, чем падение СССР». Китай раньше Индии и в значительно более сильных терминах объявил о своих глобальных амбициях, приступив к осуществлению инициативы «Один пояс — один путь».

Важно понимать, как и какими средствами Пекин собирается достичь поставленных целей и как Вашингтон собирается ответить на этот вызов.

Согласно Global Diplomacy Index 2017, который ведет австралийский Lowy Institute for International Policy, США и Китай делят лидирующие места в мире по количеству дипломатических миссий — 273 и 268 соответственно. О состоянии американской дипломатии, как и о том, в каком ключе Администрация Дональда Трампа видит межгосударственный диалог, свидетельствует резкое сокращение бюджета Госдепа в 2018 году на 30% и планируемое дальнейшее сокращение на период до 2022 года. В то же время, бюджет Пентагона растет (в 2018-м — на 10%), и, очевидно, что разговоры о создании новых видов вооружений не являются пустой риторикой. Максимальное финансирование за обозримый исторический период Госдеп получил в 2014 году, с тех пор ассигнования на американскую«мягкую силу» неуклонно уменьшаются. В первую очередь сокращению подлежат программы технической помощи, крайне важные для многих стран с точки зрения поддержки и продвижения ростков демократии. Множество ключевых должностей в Государственном департаменте уже год остаются вакантными, общее число сотрудников сократилось в прошлом году на 3%, а руководящего состава — на 16%. Не заполняются вакансии послов (41 вакансия из 188!) в крайне важных странах, к примеру, в Турции, Египте, Германии, Саудовской Аравии, Южной Корее, ЕС и на Кубе.

Важно понимать, как и какими средствами Пекин собирается достичь поставленных целей и как Вашингтон собирается ответить на этот вызов

Важно понимать, как и какими средствами Пекин собирается достичь поставленных целей и как Вашингтон собирается ответить на этот вызов

Многие из тех послов, которые все же были назначены Дональдом Трампом, являются бизнесменами, и остается неясным, насколько они способны руководить посольствами, в которых работают представители до двух десятков федеральных агентств. На прошлой неделе объявила о своей скорой отставке посол США в Мексике Роберта Якобсон — дипломат с более чем 30-летним стажем и огромным опытом. Ее решению предшествовала скандальная отмена визита президента Мексики в США после телефонного разговора с Дональдом Трампом, в ходе которого американский президент был несколько недипломатичен. На самом деле отставка Роберты Якобсон стала лишь еще одним примером профессиональной реакции на крайне несбалансированную роль американской дипломатии в системе принятия решений на высшем государственном уровне. По свидетельству вашингтонских инсайдеров, Дональд Трамп крайне редко и неохотно прислушивается к советам аналитиков и дипломатов, предпочитая действовать в присущем ему стиле бизнесмена. К примеру, решение признать Иерусалим столицей Израиля и перенести туда посольство США было принято им в очередной раз без должного учета мнения дипломатов, которые пытались объяснить ему суть множества резолюций ООН по этому вопросу и возможные негативные последствия. Не менее примечательным стал отказ госсекретаря Тиллерсона от услуг американского переводчика во время крайне напряженного и длительного тет-а-тет с президентом Турции Эрдоганом, что также является нарушением не только традиций, но и принятого в Госдепе протокола.

В знаменитых твитах Трамп неоднократно и публично критиковал действия собственного госсекретаря, что является недопустимой практикой, поскольку не только подрывает его личный авторитет, но и ставит под сомнение целостность внешней политики США.

Возьмем теперь Китай. На внешнеполитической арене Тиллерсону противостоит высокопрофессиональный дипломат, министр иностранных дел Китая Ван И. В отличие от Госдепа, средства на деятельность которого сокращаются, бюджет МИД КНР за последние пять лет удвоился. И если в США нормой становятся «внешние» по отношению к профессиональной дипслужбе назначения, то в Китае все наоборот. В прошлом году Коммунистическая партия приняла решение усилить координирующую роль МИДа в реализации многочисленных экономических инициатив и программ «мягкой силы». Признано ошибочным, что в прошлом роль МИДа была несколько нивелирована. Масштабная перестройка деятельности внешнеполитической службы, начатая в прошлом году, направлена на значительное расширение полномочий послов и посольств в реализации заданий центра и предусматривает, в частности, прямое подчинение послам сотрудников других министерств и ведомств, прикомандированных к дипмиссиям. В первую очередь это касается экономического направления, поскольку реализация инициативы «Один пояс — один путь» становится краеугольным камнем китайской дипломатии. Ян Цзечи, бывший министр иностранных дел КНР, был недавно введен в состав Политбюро КПК — впервые за более чем 20 лет, и именно он отвечает отныне за координацию внешней политики Пекина, как ее видит правящая партия. Ван Цишань — человек, который на протяжении последних пяти лет возглавлял в Китае борьбу с коррупцией и пользуется огромным доверием Си Цзиньпиня, вскоре будет назначен на пост вице-президента КНР и станет отвечать за отношения с США.

На внешнеполитической арене Тиллерсону противостоит высокопрофессиональный дипломат, министр иностранных дел Китая Ван И

На внешнеполитической арене Тиллерсону противостоит высокопрофессиональный дипломат, министр иностранных дел Китая Ван И

В президиум Политбюро КПК были также введены несколько членов с солидным дипломатическим опытом, даже невзирая на их предпенсионный возраст. Как свидетельствуют авторитетные китайские СМИ, тем самым Си Цзиньпинь дает понять всему миру, что он рассчитывает на сильную, опытную и скоординированную внешнеполитическую команду, которая будет осуществлять закрепленный в Конституции КНР и уставных документах КПК курс на внешнеэкономическую экспансию. О том, как Китай видит будущее мироустройство, свидетельствуют многочисленные выступления и самого Си Цзиньпиня, и членов его внешнеполитической команды. Они говорят об отсутствии каких-либо планов конкуренции или даже «вытеснения» США, однако намерены предложить третьим странам некую китайскую альтернативу организации глобальных экономических отношений и урегулирования конфликтов. При этом само собой разумеется, что огромные средства направляются на развитие и модернизацию Вооруженных сил, а обществу предлагаются пропагандистские лозунги об особой миссии Китая по оказанию помощи беднейшим странам Азии и Африки — как экономической, так и военной. При этом, в отличие от США, для Китая прагматичные экономические интересы стоят намного выше в шкале приоритетов, чем вопросы демократии и прав человека. В частности, Китай заявил о намерениях активно содействовать восстановлению Сирии, причем выступив на стороне режима Асада, ведь именно через Сирию должен проходить один из планируемых Пекином транзитных торговых коридоров Восток — Запад. Кстати, ключевой страной в этом коридоре должна стать Турция — один из мировых лидеров по уровню развития дипломатической службы. После США, Китая, Франции и России, которая имеет 242 дипмиссии, пятой идет Турция с 239 дипломатическими представительствами, в которых работает более 62 тыс. человек.

Это, безусловно, свидетельствует о глобальных политических амбициях нашего стратегического соседа.

Что касается РФ, то расследование деятельности российских дипломатов во время американской избирательной кампании 2016 года и высылка значительного их числа как агентов внешней разведки; недавний скандал с наркотиками в посольстве России в Аргентине, окончательно подорвавший доверие к тому, как функционирует дипслужба РФ; ставшее уже нормой хамство российских дипломатов на самом высоком уровне, включая лично Лаврова; череда загадочных смертей высокопоставленных сотрудников МИД РФ и недавнее обращение Путина к Госдуме, суть которого сводилась к лозунгу Дугина «убивать, убивать, убивать», говорят сами за себя. Даже академик Арбатов, член Российского совета по международным делам, которого трудно заподозрить в критическом отношении к политике путинизма, признал, что Россия пошла самым нелогичным из всех путей развития, направляя огромные средства на модернизацию и перевооружение армии и оставляя при этом реальную экономику на голодном пайке (именно так и почил в истории СССР).

Тот же Китай сначала реформировал свой реальный сектор, достиг уровня второй экономики мира, создал предпосылки для продвижения своих интересов фактически по всему миру с помощью «мягкой силы», и лишь во вторую очередь занялся модернизацией вооруженных сил. Агрессивная российская пропаганда, как и постоянное бряцание оружием, включая прямые угрозы и провокации в адрес США и НАТО, безусловно ограничивают возможности российской дипломатии. Как неоднократно жаловался новый посол России в США Антонов, его нигде не принимают и никуда не приглашают, учитывая «токсичность» российской темы в связи с расследованием вмешательства РФ в американские выборы. Вполне адекватно сегодня воспринимают российских послов и посланников в других странах и международных организациях. Усталость от России, которая не желает идти ни на какие компромиссы, ощущается, в частности, и в европейских столицах, хотя Запад пытается держать двери для диалога открытыми. Дипломатия в условиях современной геополитики перестала быть инструментом классического межгосударственного взаимодействия, теперь она больше напоминает средство для достижения поставленных целей любой ценой. Хорошо, что в главных столицах все еще отдают предпочтение диалогу. Плохо, что достижение компромисса все чаще рассматривается как предательство национальных интересов. В таких условиях успех не гарантирован никому.

Сергей Корсунский, директор Дипломатической академии при МИД Украины, Чрезвычайный и Полномочный Посол Украины

Realist

Материалы по теме:

  • Цена торговой войны

    Согласно старой африканской пословице: “Когда дерутся слоны, страдает трава”. То же самое можно сказать и о полномасштабных торговых войнах: когда сталкиваются крупные экономики, развивающиеся страны оказываются в числе наиболее...
  • Юрий Бойко: кандидат Юго-Востока, Суркова и газовых схем

    Президентская гонка как разминка к парламентской Не секрет, что очень многие украинские социологические и рейтинговые агентства были основаны на иностранные гранты, и получают их до сих пор. Не секрет...
  • Европа вступает в торговую войну

    Администрация США решила больше не откладывать введение защитных мер против экспорта из ЕС и NAFTA, так что с 1 июня стальная продукция из этих регионов должна облагаться 25-процентной пошлиной....
  • Нацбанк блокирует приток валюты из России

    Платежная система TYME решила заработать на украинских санкциях против российских платежных систем, наладив незаконный канал денежных переводов из России. По крайней мере, такой информации СБУ поверили в Нацбанке и...