Сколько нужно судей расстрелять

Кто-то знает, а многие, уверен, нет, что сейчас проходит конкурсный отбор судей в Верховный суд Украины. Говорят, уникальная процедура, не во всех странах такое есть, даже больше, мало где...

Кто-то знает, а многие, уверен, нет, что сейчас проходит конкурсный отбор судей в Верховный суд Украины. Говорят, уникальная процедура, не во всех странах такое есть, даже больше, мало где такое есть, и мы тут удивительно прогрессивны. С другой стороны, если измерять прогрессивность страны качественным уровнем судейского корпуса, то мы где-то застряли между Руиной и взятием Меньшиковым Батурина.

Чувства, которые испытывают украинцы к судьям, располагаются на эмоциональной шкале между арахнофобией и нелюбовью к крысам. Глава Высшей квалификационной комиссии судей Украины Сергей Козьяков на этот счет нисколько не заблуждается: «Если бы мы расстреляли где-то сто – сто двадцать кандидатов, все равно общественность скажет: «Этого мало». Так и сказала бы, можно даже не сомневаться.

Попытка поставить на пути в судейское кресло хоть какие-то дополнительные фильтры уже сама по себе огромное благо, хотя работают эти фильтры несколько странным образом, пропуская одних и отбрасывая других за приблизительно одинаковые грехи. О том, как это все выглядит, можно узнать из программы Дениса Бигуса «Страшный суд». Понятно, что первый опыт отбора вышел, скорей, комом. Единственное, на чем сейчас настаивает обеспокоенная общественность в лице Рады доброчестности, чтобы окончательное голосование по кандидатурам судей проходило в открытом режиме: если и будет избран в Верховный суд какой-нибудь совсем уж неприличный экземпляр, люди хоть будут знать, кому они этим лично обязаны.

Но судьи судьями, комиссии комиссиями и конкурсы конкурсами, а все же больше всего вопросов, как ни странно, к самой общественности, которая справедливо так не любит судей, что аж кушать не может.

В 2013 году вышла книга Дейва Эггерса «Сфера». Это фантастический роман, в котором описывается скорое будущее. Действие крутится вокруг компании «Сфера», которая представляет собой некий синтез «Гугла», «Фейсбука» и «Майкрософта» и стремится окончательно лишить жизнь людей всяких тайн и остатков приватности. «Секреты – ложь», «Приватность – воровство» – гласят главные лозунги «Сферы». Качественный прорыв в этом направлении достигается, когда повсюду в мире, даже в самых отдаленных и глухих уголках устанавливаются видеокамеры, а рядовые граждане стримят любые свои действия. Все всех могут видеть всегда, и наиболее популярные оказываются в поле внимания миллионов зрителей, интенсивно комментирующих происходящее.

Очевидно, роман Эггерса стал реакцией на скачок популярности социальных сетей, и многие вещи там уловлены верно: количество просмотров видео на фейсбуке в 2015 году дошло до восьми миллиардов в день. С одной поправкой: внимание зрителей распределено очень неравномерно. И в этом причина, которая вынудила меня вспомнить о «Сфере» в рассказе о работе ВККС.

Дело в том, что собеседования с кандидатами транслируются в прямом эфире. Любой гражданин Украины и даже житель далеких островов в Тихом океане может следить за происходящим в YouTube, лишь бы нормально работал интернет. Но почти никто не следит. Количество просмотров редко достигает двух тысяч, а чаще много меньше. По сути, это в основном друзья и родственники конкурсантов, проходящих в данный момент собеседование, и другие участники конкурса, плюс сотня-другая зевак. Никаких миллионов граждан, прильнувших к мониторам, затаив дыхание и сжав кулаки. Граждан, так активно ненавидящих судей. Никому не интересно наблюдать, как происходит отбор судейской элиты, тех, кто будет определять лицо судейского корпуса. Избираются-то они фактически пожизненно, до 65 лет, на срок не только своей жизни, но и нашей. Хотя заседания совсем не скучны, особенно когда углубляются в запутанные семейно-имущественные дебри претендентов. Ничуть не хуже юридических сериалов.

Мне кажется, при всей дикой проблематичности государственных органов и учреждений с населяющими их порой весьма неприятными людьми, мы понемногу упираемся в главную проблему: в общественное равнодушие. Если граждане предпочитают не становиться гражданами, оставаясь в комфортном статусе населения и раз в несколько лет – избирателей, то о настоящих переменах придется только мечтать. Не испытывая на себе гражданского внимания и давления, государство не перестанет работать исключительно на себя, а кормящиеся за его счет не урежут свои порции. С чего бы.

Автор материала: Леонид Швец

По материалам: Iamir.info

Материалы по теме: