Сэкономить $47 млрд. Что означает победа Нафтогаза над Газпромом

Нафтогаз победил Газпром в первом Стокгольмском арбитраже. Что дает это решение Украине В 2009 году на фоне острого газового конфликта Украина и Россия подписали большой газовый договор. Который очень...

Нафтогаз победил Газпром в первом Стокгольмском арбитраже. Что дает это решение Украине

В 2009 году на фоне острого газового конфликта Украина и Россия подписали большой газовый договор. Который очень дорого стоил Украине. Понять, что он будет стоить очень дорого, стало возможно сразу. Пусть договора и были конфиденциальные, но в Украине все тайное становится явным уже через пару минут. И в противовес официальным реляциям о «прекрасном» контракте, факты говорили о другом.

Выторговав скидку на первый год, Украина получила цену гораздо более выше рыночной на оставшиеся 9 лет. Гораздо выше. Газпром просто интегрировал в формулу, которую в принципе они могли называть стандартной, коэффициент, который делал цену в Украине наивысшей в Европе.

При этом, впервые Газпрому вдалось разделить транзит и поставки, что ослабляло наши позиции в переговорах. Ну и конечно знаменитый принцип «Бери или плати». Украина подписала обязательства брать каждый год 52 млрд. кубометров газа. И оплачивать даже тот объем газа, который мы бы не выбрали из этого объема.

Для примера, с огромной помпой подписанный и не реализованный контракт России и Китая предусматривал строительство огромной трубы и ежегодные поставки 50 млрд. кубометров. Почти украинский объем.

При этом, опять же для сравнения, потребление газа в Украине в 2016 году составило 33 млрд кубометров. Это, конечно, на фоне войны в Донбассе (большую часть газа туда поставляет Газпром за свои деньги) и падения экономики, но цифры красноречивые. Особенно учитывая собственную добычу на 20 млрд. кубометров и запрет на реэкспорт купленного в России газа.

Почитали, прослезились. Это как раз о том контракте. До 2014 года Украина подписала договор о скидке в 100 долларов от подписанной цены (продлив базирование Черноморского флота, те самые примечательные Харьковские соглашения), посадили Юлю за этот контракт, но так и не пошли в Стокгольм. Украина, даже со скидкой, платила одну из самых высоких цен в Европе за газ, особенно учитывая меньшее транзитное плечо.

Причем плата за транзит была установлена совсем не на рыночном уровне. И только в 2014 году новый менеджмент Нафтогаза пошел в суд. Договором, что является стандартной практикой, предусматривалось, что все спорные моменты должны разрешаться в Стокгольмском арбитраже. И вот суд принял первое решение.

Дело в том, что наш иск с Газпромом в Стокгольме разбит на 2 дела. Первое дело – это наша попытка отбиться от претензий Газпрома. Вчера как раз и был вердикт по этому делу. Эта часть дела, которая нам угрожала большими потерями. Газпром насчитал, что по принципу «Бери и плати» с процентами мы задолжали ему более 45 млрд долларов. Учитывая, что наше ВВП составляет порядка 100 млрд долларов, такой платеж точно был бы неподъемным.

В итоге, основное решение суда: принцип не был рыночным. А значит, Украина ничего не должна платить Газпрому. Суд не принимает решение, почему украинская власть подписала такой договор. Это не дело Суда. Он лишь счел претензии Газпрома экономически необоснованными.

Иименно это решение позволяет называть решение Арбитража победой для Украины. И победой его менеджмента. Ведь тут дело не только в качественной работе юристов. Хотя и в ней тоже. Мы помним, как Нафтогаз, еще до 2014 года, сознательно проигрывал в Арбитраже Фирташу и Ко и эти поражения дорого стоили стране. Сейчас же менеджмент лично курировал работу на результат.

И, конечно же, помогло то, что Нафтогаза удалось диверсифицировать поставки газа. Это и покупки норвежского газа, с чего все началось. И «перемычка» со Словакией, которая позволяла виртуально получать европейский газ.

Много было саркастических комментариев, что мы берем все равно русский газ и обманываем сами себя. Но теперь все эти циники должны признать, что были не правы. Да, физически мы брали российский газ. Прямо на своей восточной границе. А перемычка позволяла создавать видимость прокачки этого газа в Словакию.

Но главное, что мы не покупали газ у Газпрома. Мы имели дело с европейскими контрактами. Юридически это был не российский газ. И это было основной. И позволило нам получать газ и усилило наши позиции в суде.

Еще одним решением Арбитраж разрешил Нафтогазу начиная с 2014 года пересматривать цену. То есть если мы будем еще иметь дело с Газпромом, то в рамках действующего контракта (до 2019 года) мы должны получить лучшую цену. Рыночную цену. Это важно. Никто не говорит ни о каких скидках.

К сожалению, у нас еще остается долг перед Газпромом. Долг более чем 2 млрд долларов, но с учетом решения суда этот долг потенциально снижается. Оценки до какого уровня он будет снижен пока варьируются в диапазоне 0,5-1,1 млрд. долларов. И полностью этот долг списать не получилось.

Но вероятность этого была крайне мала. Как и вероятность того, что суд постановит пересмотреть по рыночной цене весь срок платежей, что могло бы принести Нафтогазу порядка 14 млрд долларов. Именно столько стоила нам подпись Юлии Владимировны в 2009 году.

Вопрос открыт, что с этим долгом делать. Платить как-то некрасиво. Но пока этот долг влияет лишь на то, что мы не можем покупать газ у Газпрома. Ведь он требует платеж перед поставкой. И есть огромный риск, что если бы мы провели этот платеж, Газпром бы посчитал это уплатой долга за поставленный газ. И мы получили бы дырку от бублика.

Так что даже при возможности получения лучшей цены операции с Газпромом маловероятны. И не только по политическим мотивам. И, к сожалению, Газпром вряд ли примет в виде оплаты за этот долг самого подписанта газовых соглашений. Это было бы идеальным решением, но мы живем не в идеальном мире.

Впереди нас ждет еще одно решение Арбитража. Где мы требуем от Газпрома компенсацию за нерыночный уровень транзитного тарифа. Тут у нас нет риска потерь. Только потенциальная прибыль. А это уже приятно.

Автор материала: СЕРГЕЙ ФУРСА

По материалам: Espreso.tv

Материалы по теме: