Россия в Азовском море – это “гопник”, который пугает старыми кораблями

К началу российско-украинского конфликта Азовское море фактически было демилитаризированным. Оно определялось как внутреннее море Украины и России, и, в соответствии с соглашением 2004 года об использовании Азовского моря, фактически,...

К началу российско-украинского конфликта Азовское море фактически было демилитаризированным. Оно определялось как внутреннее море Украины и России, и, в соответствии с соглашением 2004 года об использовании Азовского моря, фактически, находилось в состоянии перманентного согласования границ. Границы соглашением от 2004 г. не устанавливались. Это известная стратегия России – избегать четкого определения границ на постсоветском пространстве, где это противоречит интересам Кремля. РФ хотела иметь доступ ко всему Азовскому бассейну, и особенно – контролировать Керченский пролив, так как согласно другим соглашениям, которые предполагали после распада СССР установку границ, разделение между странами обозначалось по административным линиям между УССР и РСФСР. Так вот, граница между Украиной и РФ в Керченском проливе проходила невыгодно для России, поскольку фарватер, по которому шли суда и осуществлялась навигация, находился на украинской части пролива.

После аннексии и оккупации Крыма, после начала конфликта на Донбассе, ситуация изменилась, а РФ начала устанавливать зоны исключительного контроля в Черном море, демонстрируя, что Крым теперь – “российская” территория, и они якобы имеют право распоряжаться морем вокруг Крыма. Но, в соответствии с международным правом незаконная аннексия Россией Крымского полуострова ничего не изменила – Крым остался украинским, и российские попытки установить зоны исключительного контроля в Черном море прямо нарушают международное право.

То же самое происходит в Азовском море. РФ пытается продемонстрировать, что после аннексии Крыма Азовское море (и Керченский пролив особенно), фактически, является “российской вотчиной”, “русским озером”, и все должны это признать и начать играть по правилам, установленными Россией. Поэтому после того, как был построен Крымский мост, РФ начала давить на Украину, осуществляя так называемые “инспектирования” украинских и иностранных гражданских судов, которые двигаются через Керченский пролив. Причем – очень интересный аспект – Россия проводит такие демонстративные провокационные акции, но прекрасно понимает, что это противоречит международному морскому праву, поэтому и не документирует такие мероприятия и акции (акты), делая фактически невозможным подачу конкретных исков от конкретных собственников судов. Россияне называют это якобы инспектированием военными кораблями РФ гражданских суден для проверки, не угрожают ли они каким-то образом национальной безопасности России. Но, пока нет информации, что в результате этих “инспектирований” Россия выявила и зафиксировала какие-то нарушения или угрозы для своей безопасности. Таким образом, создается ситуация психологического давления на Украину, на собственников судов с тем, чтобы создать неблагоприятные/некомфортные условия навигации через Керченский пролив и Азовское море.

По моим оценкам, это делается для того, чтобы давить на Украину на фоне выборов, создавая условия, когда становится невыгодным пользоваться Керченским проливом и Азовским морем, отпугивая таким образом владельцев гражданских кораблей, которые осуществляют навигацию из портов Бердянска и Мариуполя, нанося этими действиями убытки портам и промышленным предприятиям региона. На фоне выборов это может влиять, в том числе, на украинское руководство. Цели те же самые – заставить Украину сесть за стол переговоров, (причем, чтобы Киев сам попросил это сделать) для урегулирования “крымской” проблематики. За это РФ может попросить украинскую сторону “забыть” про Крым, то есть формально вести переговоры только о Донбассе, а вопрос про аннексированный полуостров считать “закрытым”, как это говорят в Кремле. Также – создать условия для формирования наземного коридора с территории РФ в Крым для доставки ресурсов и грузов, поскольку строительство Крымского моста не решило проблему логистики.  Еще одним пунктом РФ может требовать возобновления поставок воды с континентальной Украины в Крым. То же касается электроэнергии. Т.е. Россия может пытаться заставить Украину выполнять эти условия, а в обмен на это РФ прекратит ограничительные действия в Азовском море и Керченском проливе.

На самом же деле ситуация выглядит следующим образом: Азовское море является частью мирового океана и подпадает под действия норм международного морского права. Еще в феврале 2016 года МИД Украины инициировал судебный процесс и подал иск в Международный трибунал ООН по вопросам морского права относительно нарушений Россией международного морского права в Черном и Азовском морях и Керченском проливе. РФ в ответ заявила, что Азовское море не является субъектом международного морского права, поскольку существует двухсторонний договор между Украиной и Россией об использовании Азовского моря. Очевидно, что РФ таким образом пытается затянуть процесс, который начала Украина в международных судебных инстанциях. Фактически, используя двустороннее соглашение об Азовском море, РФ блокирует судебные процессы против себя. Поэтому считаю, что необходимо пересмотреть целесообразность пролонгации этого соглашения и, возможно, не продлевать его действие по примеру Договора о дружбе и сотрудничестве с Россией. В результате, в Азовском море и Керченском проливе будут установлены правила, закрепленные в международном морском праве. В том числе – территориальные воды со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Что важно – действующее двустороннее соглашение по Азову между Украиной и РФ фактически запрещает заход в Азовское море через Керченский пролив военных кораблей третьих стран. В документе записано, что Украина и Россия должны совместно согласовывать проход кораблей третьих стран.  Это фактически означает, что РФ может заблокировать (и, очевидно, заблокирует) заход любых военных кораблей, принадлежащих ВМС стран-партнеров Украины. Это очевидно противоречит украинским интересам. С точки зрения международного права Украина имеет полномочия свободно использовать Азовское море и Керченский пролив. То, что делает Россия – действия типичного “гопника”, который просто пугает Украину и другие страны, создавая ситуацию психологического давления, как где-то в подворотне уголовники пугают прохожих.

Что касается военной сферы, то Россия пытается воспользоваться тем, что у Украины до последнего времени в Азовском море не было военно-морских сил, отсутствовали пункты базирования кораблей, и только на прошлой неделе Киев передислоцировал первые два военных катера “Гюрза-М”, которые стали началом обустройства военно-морского компонента украинских ВМС в Азовском море. Это является началом процеса создания военно-морской базы, про которую было объявлено и анонсировано, что ее создадут до конца этого года. Сроки, на самом деле, реальные, поскольку военно-морская база является системой, которая обеспечивает базирование сил флота, иными словами – размещение кораблей и их всестороннее обеспечение (ресурсами, технической, поддержкой, личным составом и т.д.). Это касается и других компонентов ВМС, например, береговой обороны, морской пехоты, возможно – морской авиации, сил разведки.

В этом плане, важным является создание системы освещения воздушной, надводной и подводной обстановки для четкого понимания того, что делает противник и как развивается ситуация в акватории. Мы должны видеть все Азовское море абсолютно четко – как перемещаются российские корабли и т.д. Также должна быть создана система управления и связи.

Конечно, все сделать получится не сразу. Но, после создания ядра ВМС, можно будет наращивать силы и средства – как корабельный состав, так и силы береговой обороны. Начать процесс можно в этом году, а потом уже – наращивать силы по мере поступления ресурсов, сил и средств. Ясно, что две “Гюрзы” для защиты интересов Украины в Азовском море будет мало, было бы хорошо иметь все шесть катеров “Гюрза-М” из состава ВМС Украины именно в Азовском море.

По сообщениям в прессе создается впечатление, что российский флот в Азовском море является мощным и непобедимым, но на самом деле это выглядит не так. В основном это – очень старые катера и корабли из состава Черноморского флота – некоторым уже исполнилось и 30, и 40 лет. На сегодня у России в Азовском море лишь 2-3 военных корабля/катера, которые можно назвать новыми. Например, малые ракетных корабли проекта 21631 “Буян-М”. Все остальное – старая техника. Поэтому как раз украинские “Гюрзы” являются идеальным решением для Украины, чтобы усиливать свои возможности в Азовском море.

Особенно отмечу, что важность военного корабля определяется не только вооружением, но, в первую очередь, флагом, так как такое судно является суверенной территорией государства. И в любом конфликте, если происходит нападение/атака на военный корабль, то, согласно Конвенции ООН, это означает прямую агрессию против страны, под флагом которой идет такой корабль. Когда рассматривается идея конвоирования украинскими военными кораблями (например, той же “Гюрзой”) гражданских судов в Азовском море и через Керченский пролив для предотвращения таких квазиинспекций России, то понятно, что если россияне попытаются атаковать “Гюрзу”, это будет означать открытый акт агрессии. И это фактически можно расценивать, как если бы на сухопутной границе войска противника начали переходить на территорию другого государства. Поэтому думаю, что россияне просто не посмеют начать вооруженную атаку на украинский корабль-конвоир. Это будет означать большие проблемы и, в первую очередь, следующий провал внешней политики Кремля, новые санкции и т.д.

Как раз это РФ и не нужно – ей нужно давить на Украину, заставить Киев играть по правилам Москвы. Если же мы будем устанавливать свои правила, то есть, например, начнем конвоировать гражданские суда, мы заставим россиян реагировать, действовать по нашему алгоритму. Естественно, российские корабли будут осуществлять провокации. Они могут приближаться на опасное расстояние к нашим кораблям, провоцируя какие-то действия в ответ. Может быть психологическое давление – россияне в этом мастаки, и во время Холодной войны они именно так и действовали, устраивая провокации против кораблей войск НАТО. Но нам надо устанавливать свои правила и защищать национальные интересы. Демонстрировать, что Украина имеет право и возможности осуществлять безопасное прохождение гражданских судов из Черного в Азовское море через Керченский пролив. Это как раз и будет свидетельством того, что Украина определилась со своей позицией (стратегией), и тогда наши западные партнеры и союзники смогут эффективно нам помогать и содействовать.

Сегодня

Материалы по теме: