Реформа системы госзакупок: прозрачность тендеров в ProZorro остается под вопросом

В 2016 году украинские госструктуры получили возможность проводить тендеры и процедуру закупок на основе электронной онлайн-площадки «ProZorro». В Кабмине и парламенте утверждали, что новый подход к госзакупкам сделает их...

В 2016 году украинские госструктуры получили возможность проводить тендеры и процедуру закупок на основе электронной онлайн-площадки «ProZorro». В Кабмине и парламенте утверждали, что новый подход к госзакупкам сделает их более прозрачными, менее коррупционными. Но на самом деле мало что изменилось, и вероятность коррупционных рисков при новом формате сделок осталась достаточно высокой, говорят участники тендеров. ГолосUA выяснял, как чиновники продолжают «распиливать» бюджетные средства и злоупотреблять служебным положением после указанных новшеств?

Госзакупки по старым правилам: «свои» и «чужие»

Как рассказали ГолосUA юристы, прежняя процедура госзакупок выглядела следующим образом: торгами руководил тендерный комитет, состоящих из сотрудников государственного органа или самого предприятия. Они заявляли о предстоящем тендере в вестнике ГП “Зовнішторгвидав”. Когда потенциальные участники подавали свои ценовые предложения с пакетом документов, «чужие фирмы» можно было «отсеять». Например, сообщить, что документы получены с опозданием. Если вы не согласны – идите в суд. А в суде разбирательство может длиться полгода-год, не меньше.

Предприниматели сообщили ГолосUA: судиться по итогам тендера просто нерационально, потому что надо искать новые заказы, платить сотрудникам зарплату.

В 2016 году Рада приняла новый закон о процедуре госзакупок – через электронную систему ProZorro. Но, как рассказали предприниматели ГолосUA, новый закон не защищает «чужие» фирмы от коррупционных злоупотреблений чиновников, обеспечивающих выигрышные условия «своим» фирмам.

Так, при прежней системе госзакупок можно было обеспечить удобные условия для «своих» фирм, а неподходящего, «постороннего» поставщика – «отсеять». В результате тендер выигрывала «своя» фирма даже с завышенной ценой. Но и при новом законе о госзакупках «свои» фирмы оказались в более выигрышном положении, чем «чужие».

Что-то изменилось?

Как рассказал ГолосUA предприниматель Александр Соколовский, он заметил несколько вполне законных способов дискриминации участников, которые позволяют госпредприятию, объявившему тендер, отдать заказ «своей» фирме.

1. Умышленное сокрытие тендеров от потенциальных участников.

2. Требование документов, на изготовление которых требуется много времени и средств.

3.Оглашение слишком короткого промежутка времени для подготовки тендера, заранее предупредив «свои» компании-поставщики.

4. Требование нестандартных характеристик товара.

5. Предъявление заказчиком требований к товару, услуге уже после проведения аукциона.

6.Требование дополнительных документов, противоречащих закону «О защите персональных данных».

7. Указание слишком коротких сроков поставки – 3-5 дней для сложной номенклатуры товара. («Но зачастую за это время даже невозможно подписать договор», – комментирует Соколовский).

8. Затягивание заказчиком сроков подписания договора с «чужой» фирмой.

9. Дисквалификация участника без квалифицированных испытаний товара и по абсурдным причинам.

При этом, как анонсировали инициаторы законопроекта, внедряющего ProZorro, новая система государственных закупок была создана как раз для того чтобы этими способами дискриминации не «отсеивали» неугодных подрядчиков.

Формально все так и выглядит: все прозрачно, данные о товаре – в онлайн-доступе, администрирует электронные торги сайт ProZorro, а также веб-ресурсы Smarttender.biz, E-tender.biz, Dzo.com.ua, Public-bid.com.ua, Newtend.com, Zakupki.prom.ua. Казалось бы: если потенциальные участники тендера не согласны с условиями аукционов, или с их результатами, они могут их обжаловать.

Но не тут-то было, сообщил ГолосUA предприниматель Александр Паратов. обжаловать результаты тендера нужно через суд, а до того – через жалобу в Антимонопольный комитет Украины (АМКУ). Кстати, в АМКУ подтвердили, ссылаясь на закон: любой участник тендера может обжаловать его результаты в Комитете.

«Обжалуйте документацию с условиями аукциона, подав жалобу в АМКУ», – заявила журналистам весной 2017 года член Постоянно действующей админколлегии по рассмотрению жалоб о нарушении законодательства в сфере публичных АМКУ Светлана Панаиотиди.

А. Паратов пояснил ГолосUA: на эти обжалования в АМКУ денег не напасешься, а все процедуры для участников ProZorro – удовольствие платное. «Платишь за все еще до результатов тендера: около 350 гривен за участие в аукционе стоимостью до 200 тыс. грн. А вот обжаловать тендер в АМКУ и того дороже: 5 тысяч гривен», – говорит он.

Предприниматели даже предложили С. Панаиотиди деньги за пояснения и консультации перед тендером – чтобы наверняка выиграть. «Мы не консультируем никого предварительно – ни за деньги, ни без оплаты. Оформляйте жалобу, мы рассмотрим», – заявила чиновница.

«Система непрошибаемая. Сайт «Прозорро» и АМКУ работают в связке. «Чужие» фирмы платят деньги за участие в тендере, стараются снизить цены. Но шансы на получение заказа все равно только у «своих» фирм. Так АМКУ и организаторы «Прозорро» успешно зарабатывают деньги», – рассказал А. Паратов.

Он согласился с тем, что предприниматель А. Соколовский назвал реальные способы дискриминации прав участников тендеров. «Считаю, что новая система госзакупок такая же коррупционная, как и старая. Просто схемы другие», – говорит предприниматель. И эти схемы чиновники широко используют против «чужих» фирм.

«Если речь идет, например, об охранной фирме, то заказчик тендера обычно просит сертификат о курсах для охранников, справку от нарколога и психиатра. Но без официального оформления на работу сотрудников я не имею права показывать их документы посторонним людям. Поэтому я должен их оформить на работу еще до тендера. Но с чего я буду платить им зарплату, если тендер еще не завершен? Не каждая фирма может себе такое позволить. Поэтому такие тендеры успешно выигрывают «свои» фирмы, уведомленные об аукционе заранее», – сообщил А. Паратов.

При этом «чужие» фирмы не смогут обжаловать такие условия тендера.

«Если кто-то из участников заподозрит, что некая фирма заранее знала условия и подготовилась к сделке, если попробует оспорить результаты через Антимонопольный комитет Украины (АМКУ), то в АМКУ заявят: «Заказчик тендера самостоятельно определяет условия». И какими бы странными ни были условия, Комитет изменить эти условия не имеет права», – утверждает предприниматель.

«Распил» бюджетов: старые схемы на новый лад

А. Паратов привел пример, как можно «распилить» тендерные бюджетные средства через систему ProZorro.

«Это по 4 пункту списка Соколовского. В описании товара, услуги, поданной заказчиком, могут быть какие-то детали, которые не влияют на функциональность товара. И этим воспользуется фирма «Рога и Копыта», которую возглавляет родственник чиновника. Допустим, это чиновник Минздрава, подразделения министерства, которому нужны дефибрилляторы. Чиновник, связанный с тендером, заранее сообщает родственнику об аукционе. А на закупку дефибрилляторов, допустим, выделены госсредства в размере миллиона гривен. На сайте Prozorro заказчик пишет: «Требуются три дефибриллятора с такой-то мощностью, с брелоком розового цвета в виде дельфинчика на шнурке длиной 15 сантиметров. Цена товара – 330 тысяч грн». Родственник чиновника едет за рубеж, покупает дешевые дефибрилляторы с истекающим сроком эксплуатации, завозит в Украину и где-то в подвале цепляет к ним брелоки в виде дельфинчиков», – рассказал о закулисье госзакупок он.

В таких условиях, считает предприниматель, «чужие» фирмы оказываются в заведомо невыигрышном положении.

«Когда о тендере узнают и другие фирмы, которые хотят продать Минздраву по хорошей цене свои дефибрилляторы, то они, скорее всего, будут стараться снизить цену и предлагать новое оборудование. Ведь они хотят получить госзаказ и продать новое оборудование – скажем, по 150 тыс. за штуку. Но заказчик заинтересован в выигрыше тендера фирмой «Рога и Копыта». Он сообщает остальным участникам: у ваших дефибрилляторов нет розовых дельфинчиков, товар не подходит. Тендер выигрывает фирма «Рога и Копыта». Так почти негодные дефибрилляторы с себестоимостью 30 тыс. грн продают в 30 раз дороже. Миллион уходит на этот тендер, разница между себестоимостью дешевых, негодных дефибрилляторов, оседает в кармане родственника чиновника из министерства. Так на откровенном, извините, фуфле можно легко «распилить» миллион», – описал схему Паратов.

По его словам, есть и другой способ «оставить с носом» «чужую» фирму.

«Например, когда заказчик указывает слишком короткие сроки поставки для какого-нибудь крупного груза, партии. Если везти из другой области, или из-за рубежа, то обычные участники тендера просто не успеют это сделать в срок. Поэтому в таких тендерах имеют много шансов на победу так называемые «свои фирмы». Как это приблизительно происходит? «Своей» фирме чиновник сообщает о тендере заранее, когда о нем еще официально не объявлено. «Своя» фирма завозит товар на склад заранее, а после объявления тендера своевременно доставляет груз в указанное место. Я бы назвал это «злоупотребление служебным положением» со стороны чиновника, курирующего вопросы по тендеру», – добавил он.

И, как свидетельствуют коллеги А. Паратова, часто заказчик тендера может поставить в заведомо невыгодное положение «чужую» фирму еще одним требованием: опубликовать в ProZorro персональные данные сотрудников.

«Бывает, заказчик требует от потенциальных исполнителей опубликовать в «Прозорро» копии паспортов, идентификационных кодов. Так эти данные становятся доступны всем, кто интересуется ходом торгов. А разглашение этих данных – нарушение закона «О защите персональных данных». Многие участники против. Но у нас же свободный рынок, ответит им заказчик: не нравится – не участвуйте. Захочешь обжаловать в АМКУ, ответят так: АМКУ на условия участия тендера не влияет», – сказал предприниматель.

При этом «свои» фирмы могут в таком случае поступать хитрее: «Они заретушируют черным ФИО, паспортные данные – оставят, например, адрес регистрации. И заказчик ничего не имеет против. Но если так поступят «чужие» фирмы – заказчик их просто дисквалифицирует. Заретушировал – дисквалификация, не там поставил пробел в документах – дисквалификация, на полминуты позже загрузил документ – дисквалификация, еще какая-то мелочь – получи дисквалификацию».

А дисквалификация – это когда заказчик запрещает исполнителю участвовать в тендере. С вытекающими финансовыми и временными потерями.

Предприниматели говорят: иногда итоги тендеров удается обжаловать в суде. В случае, если госпредприятие пишет в условиях тендера срок подачи документов, не соответствующий закону. И если по итогам тендера заказчик отказывается в установленный законом срок подписать с исполнителем договор.

Но эти случаи судебных побед, скорее, исключение из правил. Потому что сложно пробиться в систему, налаженную под «свои» фирмы.

Автор материала: Ирина Волконская

По материалам: Golos.ua

Материалы по теме: