Профессор Александр Корыстин об интеллектуализации правоохранительной деятельности

Доктор юридических наук, профессор, заслуженный деятель науки и техники Украины, заместитель директора Государственного научно-исследовательского института МВД Украины Корыстин Александр Евгеньевич отвечает на вопросы издания Persona.Top о новых задачах перед...

Доктор юридических наук, профессор, заслуженный деятель науки и техники Украины, заместитель директора Государственного научно-исследовательского института МВД Украины Корыстин Александр Евгеньевич отвечает на вопросы издания Persona.Top о новых задачах перед правоохранительными органами.

— Каким образом вы обосновываете свой тезис?

— Прежде всего нужно сказать, что в основе развития современного постиндустриального, информационного общества лежит не материальное производство, а производство знаний и информации.

Общество столкнулось со взрывным ростом информации об окружающей среде, взаимодействии людей, предметов и систем. Если, к примеру,  в 2009 году потоки информации оценивались в объемах примерно 800 петабайт (1015), то уже к 2020 году такая оценка составляет на уровне 40 зеттабайт (1021), что предполагает увеличение более чем в 40 раз.

Мы стоим на пороге новой эпохи – Интернет систем и эпохи разумных (когнитивных) систем. И мы можем утверждать, что современный общественный рост основан на когнитивном (от лат. cognitio – знание) капитале нации. В основе когнитивной системы лежит взаимодействие мышления, сознания, памяти и речи. Человек отличается от животных наличием высшей нервной деятельности. Развитие интеллекта отделило человека от животных, но это общее понятие, которое реализуется через различные психические функции. Он определяется через обучаемость, логическое мышление, способность анализировать информацию, сравнивать и находить закономерности.

Также это навыки планирования, умение предвидеть отдаленные события исходя из данных настоящей действительности. Умение мыслить, общаться с помощью осмысленной речи, выражать ее письменно, а также выполнять направленные действия, планировать и целостно воспринимать действительность объединены в когнитивные функции. Интеллект характеризуется через широту и глубину мышления, логику, гибкость ума, критичность и доказательность.

Таким образом, в современном мире, развитие когнитивных систем и интеллектуализация профессиональной деятельности являются необходимым и объективным процессом.

— В связи с такой характеристикой современного общества, какие задачи стоят перед правоохранительными органами?

— На ряду с этим, криминальная активность все так же проявляется и в торговле людьми, наркотиками, и в разного рода мошенничествах и убийствах и т.д. Все как всегда, а может и более.

Появляется новая высокотехнологичная преступность, которая представляет собой сложную и относительно новую арену для правоохранительных органов. Криминальные организации более сложны и динамичны, чем когда-либо прежде. А задачей правоохранительной деятельности должна быть готовность к этой растущей сложности и уменьшение влияния криминальной среды на наше общество.

Руководители правоохранительных органов все чаще признают, что они больше не находятся в мире отсутствия или недостатка информации: не являются дефицитом данные и информация о преступной среде и преступной деятельности. Задача состоит в том, чтобы превратить это богатство данных в знания, которые могут способствовать принятию процессуальных решений, улучшать стратегии борьбы с преступностью и повышать эффективность ее профилактики. Другими словами, цель состоит в том, чтобы преобразовывать данные и информацию в процессе активной аналитико-разведывательной деятельности.

Однако во многих случаях увеличение количества информации не обязательно приводит к увеличению знаний. Существующая структура процессов обработки информации в рамках полицейской деятельности еще не настроена на новую философию XXI века. Многие руководители получают доступ к анализу преступности, преимущественно на основании статистических данных, а криминальная разведка не интегрируется в общую картину. Поэтому, ключевые решения принимаются без доступа ко всем разведывательным аналитическим знаниям.

На протяжении большей части истории правоохранительных органов информация криминальной разведки, относящаяся к деятельности отдельных преступников или организованных групп, накапливалась специализированными подразделениями. Даже с активным развитием разведывательных подразделений эти аналитические группы часто хранили свою информацию в узких пределах своей конкретной единицы. Деятельность разведывательных подразделений преимущественно характеризовалась реактивностью, с целью обеспечения оперативной или следственной поддержки. Примером этому можно назвать не так давно существовавшие, так называемые, подразделения «Скорпион» составе УБОП МВД.

Сегодня эта ситуация сохраняется в принципе. Например, в структуре отдельных подразделений Национальной полиции существуют аналитические центры, которые, во-первых, не полной мерой реализуют разведывательные аналитические возможности, а, во-вторых, полученные разведданные не используют за пределами своих подразделений. В новых условиях разведывательной полицейской деятельности эти информационные системы и массивы слишком ценны в качестве стратегических ресурсов для всего полицейского менеджмента, и использовать их исключительно на потребности отдельного следователя или подразделения неэффективно.

С целью эффективного использования систем и комплексного пользования данными о преступных сообществах контролирующих, например, уличную преступность, наркотики, контрабанду людей и отмывание денег и т.д., существует необходимость в реструктуризации аналитических служб правоохранительных органов. Риски слишком высоки, чтобы придерживаться изоляции и специализации подразделения из простых бюрократических удобств.

— В связи с такими изменениями в мире, что нового происходит в среде полицейской деятельности?

— В настоящее время полицейская деятельность переживает период значительных изменений как в оперативной тактике, так и в организационных структурах. Внедряются новые идеи по сокращению преступности и изменению стратегий краткосрочной и долгосрочной политики. Наиболее распространенной из нынешних изменений в философии борьбы с преступностью и полицейской практики является так называемая «полицейская деятельность ведомая разведкой». В полицейский лексикон этот термин впервые вошел в Великобритании в 90-х годах как intelligence- led policing (ILP).

Движущие силы для этого перехода полицейской деятельности к новой стратегии были как внешними, так и внутренними. В Великобритании в конце 1980-х и начале 1990-х годов на фоне кажущегося неумолимого роста преступности, сформировался общественный запрос и растущий призыв к полиции быть более эффективной и экономичной. Внешние факторы включали неспособность традиционной, реактивной модели полицейской деятельности справляться с быстрыми глобализационными изменениями, которые расширили возможности транснациональной организованной преступности и устранили физические и технологические барьеры в сфере полицейской деятельности. В новом «обществе риска» полиция рассматривается как источник данных по управлению рисками для ряда внешних учреждений.

Поиску новой стратегии помог отчет Комиссии по аудиту 1993 года (Ревизионная комиссия – независимый орган, ответственный за экономное и эффективное использование государственных средств) в отношении эффективности деятельности полиции, в котором было сформулировано три основных принципа эффективной борьбы с преступностью: существующая система по сути и организации лишена интеграции и эффективности; полиция не в состоянии наилучшим образом использовать ресурсы; а также, более эффективным будет сосредоточение внимания на борьбе с преступниками (криминалитетом), чем на преступлениях (отдельных деяниях). Конечно же, одно не исключает другое, речь идет, в первую очередь, о приоритетах.

Цель полицейской деятельности ведомой разведкой может быть истолкована исходя из тактических приоритетов и сосредотачивает внимание на четырех элементах: нацеленность на криминалитет (особенно на активных преступников при помощи открытых и негласных средств); управление очагами преступности и общественной безопасностью; расследование связанных серий преступлений и инцидентов; а также применение превентивных мер, включая работу с общественностью.

Таким образом, Intelligence-led policing представляет собой применение криминального разведывательного анализа в качестве объективного инструмента принятия решений в целях содействия сокращению и предотвращению преступности посредством эффективных стратегий полицейской деятельности и проектов внешнего партнерства, созданных на основе доказательной базы.

— Может ли укладываться в конкретную модель обозначенная новая философия полицейской деятельности?

— Конечно же, важно четко понимать механизм любой инициативы по сокращению или предотвращению преступности, поскольку это помогает понимать природу данного явления, а также факторы, способствующие его проявлению. Поэтому формирование соответствующей модели является не просто возможным, но и необходимым элементом.

Для начала, в этой модели исходят из того, что криминальная среда имеет постоянную характеризующую составляющую в операционной среде полицейской работы. И, несмотря на динамичность и текучесть, постоянно меняющуюся по форме, составу и размеру, остается реальностью то, что всегда будет существовать криминальная обстановка, которую полиции необходимо будет понять с целью осуществления эффективной операционной полицейской работы.

Исходя из разведывательной сущности, первый этап модели предполагает возможность интерпретации криминальной среды на основании информации из внутренних и внешних источников. При этом интерпретация и предполагает профессиональную интеллектуальную работу аналитика.

На втором этапе, полученная информация о криминальной среде (явлении), контролируемой разведкой, передается как некоторая форма интеллекта лицам, принимающим решение о воздействии на данную криминальную среду. Этот этап предполагает соответствующее мышление лиц принимающих решение на основании знаний о стратегиях противодействия преступности, ее сокращения или предотвращения, а также оказания влияния на преступную среду.

— Насколько эффективными могут быть в данной модели, используемые системы, полицейские, аналитические инструменты, а также какова возможность коллективного понимания и интерпретации криминальной среды?

— Эффективная система требует инвестиций в людей (полицейских), аналитические инструменты и системы, а также понимания функций и ограничений системы аналитической разведки.

Часто завышенные и нереалистичные ожидания могут ослабить энтузиазм, особенно в развивающейся системе ILP, например, когда аналитик разведки не может точно предсказать следующую дату, время и место какого-то конкретного преступления (кражи, грабежа и т.д.). Это возможно в случае, когда полицейский менеджмент, являющийся центром «полицейской деятельности ведомой разведкой», не знаком с функциями и ограничениями полицейской разведки и ставит под сомнение свое значение, в частности, и ILP, в целом. Даже когда сформировано четкое направление, с целью обеспечения максимальной эффективности, этот компонент модели требует координации источников, хранения и поиска данных, аналитических инструментов и обучения, способности персонала иметь системы для обмена разведывательными данными и т.д.

— Вы выделяете обучение полицейских в качестве инвестиции в развитие новой системы?

— На начальном этапе это один из важных вопросов. Так как ILP является новой философией, системой и моделью полицейской деятельности, то и формирование профессиональных знаний и навыков также требует создания системной профессиональной подготовки с элементом постоянного развития и совершенствования.

Данная система профессиональной подготовки должна предусматривать многоуровневый подход к обучению, начиная от непосредственно полицейских-аналитиков, по использованию информационных массивов и аналитических инструментов; руководителей подразделений, принимающих решения на основании разведывательной информации; и продолжая, следственным блоком, владеющим знаниями о всевозможных аналитических инструментах, с целью получения в качестве доказательной базы фактических данных о преступлениях; оперативно-розыскным блоком по использованию аналитической разведки при выявлении признаков криминальных правонарушений и раскрытии преступлений, а также обеспечению формирования информационных массивов, используемых в дальнейшем аналитикой, и, в частности, от негласных источников; а в конечном итоге, всеми полицейскими, участвующими в создании и формировании, информационном наполнении новых полицейских информационных систем, баз данных и т.д.

— Какие инициативы по профессиональной подготовке существуют сегодня в Национальной полиции с целью формирования соответствующих ILP знаний и навыков?

—  В этом направлении можно выделить несколько инициатив, которые в последнее время все больше сближаются и становятся одним целым. Еще в декабре 2014 года Одесским государственным университетом внутренних дел (ОГУВД) инициативно и при поддержке Управления ООН по наркотикам и преступности (UNODC) начато серию профессиональных тренингов данного направления, начиная с АНАКАПы, продолжая использованием компьютерных программных продуктов. В тренингах принимали участие практические сотрудники полиции, аналитики НАБУ, а также преподаватели высших учебных заведений МВД Украины (ВУЗов МВД).

В результате была сформирована сеть тренеров на базе ВУЗов МВД, которые в дальнейшем проводили соответствующие тренинги в системе повышения квалификации со следователями и оперативными сотрудниками Национальной полиции. Уже в 2016 году около 5000 следователей приняли участие в данном тренинге. В текущем году эта работа продолжается. Правда, существует проблема, не всегда эти тренинги проводят именно подготовленные тренера, а также отсутствует четкое видение и система дальнейшего развития тренерского состава.

Отчасти эта проблема решается другой инициативой со стороны Консультационной миссии Евросоюза (EUAM), которая более широко подходит к формированию системы ILP в Украине, и вопросы профессиональной подготовки в этом направлении являются важной составляющей общего процесса. Систематически проводятся тренинги для будущих аналитиков-полицейских с участием иностранных экспертов (Румыния, Польша, Финляндия, Чехия и т.д.).

Но все же системное решение профессионального обучения в рамках новой модели полицейской деятельности должно реализовываться национальными силами и ресурсами. Международная помощь рано или поздно закончится, а формирование соответствующего «интеллекта» в полицейской среде является объективно необходимым, постоянным и системным процессом.

Правда, ведомственная образовательная система, состоящая в своей основе из высших учебных заведений МВД Украины, сегодня пребывает в зоне больших рисков и на стадии очередного реформирования. В силу как объективных, так и субъективных причин, уже сегодня можем прогнозировать кардинальные изменения в организационной структуре и, надеемся, содержательной части профессиональной подготовки полицейских. И не обсуждая субъективные моменты, проблемы менеджмента, объективно давно сформировалась востребованность в обществе на эффективную полицейскую работу, назрела проблема на качественное профессиональное образование и профессиональную подготовку полицейских. Решение этой проблемы будет сопровождаться, быстрее всего, созданием новых учебных подразделений в системе Национальной полиции и снижением роли ВУЗов МВД.

— Какие инициативы имеют место сейчас в Национальной полиции Украины по формированию новой модели полицейской деятельности?

— Это действительно ключевой вопрос, потому что Национальная полиция Украины сегодня в целом от понимания проблемы перешла к конкретным действиям по формированию ILP модели.

В рамках общей модели выделяются отдельные направления, например, Оценка угроз тяжких преступлений и организованной преступности (SOCTA – Serious and Organized Crime Threat Assessment) на основе методологии Европола и являющаяся статегическим аналитическим продуктом.

Уже в процессе организационно-штатные изменения, создание специальных аналитических подразделений, формирование профессионального аналитико-разведывательного звена в общей полицейской системе. И на фоне наличия определенного конфликта интересов отдельных направлений полицейской работы в отношении контроля, формирования и использования информационных массивов и результатов аналитической работы принципиальной остается позиция руководства Национальной полиции и непосредственно ее Главы генерала Князева С.М., который, может быть, не ожидая сегодня еще конкретного результата от вновь созданного аналитического подразделения, делает стратегический приоритет на формирование системы полицейской деятельности ведомой разведкой на внедрение принципов ILP модели.

persona.top

Материалы по теме: