Продукты и вещи покупать не стоит: как украинцам подготовиться к мировому кризису

В последнее время все чаще стали раздаваться голоса экономистов, которые говорят о приближении глобального экономического кризиса. Как сообщает “Сегодня“, в августе о предстоящем кризисе предупреждал вкладчиков представитель известной британской...

В последнее время все чаще стали раздаваться голоса экономистов, которые говорят о приближении глобального экономического кризиса.

Как сообщает “Сегодня“, в августе о предстоящем кризисе предупреждал вкладчиков представитель известной британской династии Ротшильдов, банкир Джейкоб Ротшильд. По его словам, кризис начнется с развивающихся стран, таких как Турция и Аргентина, которые уже испытывают серьезные проблемы. Буквально на днях влиятельный американский бизнесмен, миллиардер Рэй Далио в интервью CNBC также заявил, что до окончания текущего экономического цикла и наступления очередного экономического кризиса – примерно два года. Причем, по словам миллиардера, он “будет куда более серьезным, особенно в плане социальных и политических проблем”.

“С ним будет сложнее справиться… Он не будет таким же резким и непредсказуемым. Скорее всего, его основными чертами станут медленный рост наряду с серьезным долговым кризисом, который будет иметь более серьезные последствия для социальной сферы и международных отношений”, – прогнозирует Далио.

О скором наступлении мирового финансового кризиса, который не обойдет и Украину, говорит и украинский экономист Эрик Найман, и многие другие.

С одной стороны, говорить о приближении кризиса их заставляет ситуация во многих странах. Гиперинфляция в Аргентине и Турции, обвал российского рубля, периодические обвалы на азиатских биржах и многие другие маркеры. Конечно, экономические проблемы в отдельных странах происходят и на фоне подъема мировой экономики. Но, с другой стороны, прогнозы насчет близости нового кризиса основываются на учении о цикличности экономики. Эксперты обращают внимание, что в последние десятилетия мировые кризисы повторялись примерно каждые 7-11 лет. Вспомним кризис начала 90-х, кризис 1997-2000 годов, кризис 1998-го, 2008-2009-го…

Экономист Эрик Найман прогнозирует начало нового глобального кризиса уже в 2019 году. И говорит, что начнется он (вернее, уже начался) с развивающихся стран.

“Ситуация сейчас похожа на кризис 1997-2000 годов. Тогда он тоже начался в развивающихся странах и оттуда пошел в США. Сейчас во многих развивающихся странах уже начался кризис. В Турции, Аргентине, Венесуэле. Уже есть отчетливый экономический спад в России, ЮАР и Пакистане, но там он еще не перешел в кризис. Приближаются экономические проблемы в Китае, и сейчас это главный фактор угрозы для мировой экономики. Будем надеяться, что Китаю удастся избежать резкого спада в экономике. Если не удастся – будет все очень плохо. А если удастся – масштаб кризиса будет меньшим, но избежать его все равно не удастся, – говорит экономист.

Доктор экономических наук, профессор Олег Яременко говорит, что сегодня уже назрела необходимость кризиса.

“В мировой экономике накопились масса пузырей, масса диспропорций и разрывов, которые мешают сделать структуру экономики более эффективной. IPO, токены, криптовалюты… По сути, идет быстрая “накачка” рыночных котировок, которая не соизмеряется с реальными рисками. И другие сегменты рынка тоже вынуждены работать в условиях искаженных котировок и искаженной информации. За последние 10 лет накопилось очень много искаженной информации, и эта информация работает против стабильности. Для принятия рациональных решений информации должно быть меньше, чем сейчас вырабатывают рынки”, – говорит он.

Одним из “симптомов” нарастающей кризисной ситуации Олег Яременко считает нарастающую экономическую конфликтность. Резкие заявления Трампа, обмен санкциями…

“Сейчас глобальная экономическая конфликтность зашкаливает. А рост конфликтности приводит к падению доверия. То есть люди, рынки ждут чего-то плохого. И в таких условиях это ожидание превращается в самосбывающийся прогноз”, – объявляет Олег Яременко.

А вот глава Центра антикризисных исследований, доктор экономических наук Ярослав Жалило опасается делать прогнозы. Говорит, за последнее десятилетие ситуация серьезно поменялась, и в дальнейшем цикличность может быть неравномерной.

“Я не берусь становиться сегодня ни на сторону тех, кто считает, что кризис произойдет, ни на сторону тех, кто считает, что его не будет. Вероятность глобального кризиса сегодня, конечно, существует. Потому что мы видим, что мир так и не вошел в стадию активного подъема после кризиса 2008-2009 годов, который серьезно изменил структуру мировых финансовых потоков. Мировая экономика сегодня находится наполовину на подъеме, а наполовину в режиме стагнации. И, поскольку не было активного подъема, определить структуру цикла мне кажется трудным и даже практически невозможным”, – говорит Ярослав Жалило.

Тот механизм цикличности, который описан классиками, по мнению экономиста, в эпоху глобализации видоизменяется.

“Может быть, потому, что сегодня имеются системы противодействия кризисам, и они срабатывают. То есть ведется мониторинг дисбалансов, и, когда они появляются, меняется экономическая политика, и кризис не наступает. А если они и возникают, то это происходит достаточно внезапно, неожиданно для всех, в результате спонтанного действия рыночных механизмов”, – предполагает эксперт.

Если новый экономический кризис все-таки грянет, Украине не удастся избежать негативных явлений в экономике, в этом мнения опрошенных нами экономистов сходятся.

“Кризис бьет в первую очередь по слабым. Модель выхода из кризисного состояния – это выход за счет слабых, за счет тех, кем можно пожертвовать. В такие периоды возрастает неравенство, растет безработица, социальная напряженность, растет общая конфликтность”, – говорит Олег Яременко.

“Во время кризиса произойдет резкое снижение цен на сырье. А наша экономика сырьевая. Упадет спрос на продукцию украинского экспорта: металлы, зерновые. Если начнутся проблемы у Польши, это тоже негативно отразится на Украине. Потому что там работает больше миллиона украинцев. Если потребность в украинской рабочей силе упадет, уменьшится денежный поток от гастарбайтеров, который очень важен для Украины. Это сразу ощутят и рынок недвижимости, и потребительский рынок. Конечно, это отразится и на зарплатах. Если сейчас у нас дефицит рабочей силы – во время кризиса может возникнут дефицит рабочих мест. Зарплаты упадут”, – считает Эрик Найман.

“Украина в большой степени зависит от экспорта, а в структуре экспорта значительную долю занимают товары, спрос на которые в период кризиса резко падает: металлы, руда”, – говорит Ярослав Жалило.

Но при этом он считает, что за последние годы Украина предприняла ряд действий, способных хоть сколько-нибудь защитить ее экономику от потрясений. А потому последствия будущего кризиса будут не такими разрушительными для страны, как во время прошлого кризиса.

“Во-первых, с момента последнего кризиса Украина серьезно диверсифицировала свои рынки сбыта. Та же металлургическая продукция все больше уходит на рынки Африки, азиатские рынки. Благодаря этому сила удара может быть смягчена для Украины. Во-вторых, Украина резко увеличила долю сельскохозяйственной экспортной продукции. А люди едят и во время кризиса. Иначе говоря, я думаю, что спрос на эту продукцию сильно не пострадает даже в результате кризиса. И третий момент – мы сегодня меньше зависим от финансовых ресурсов. У нас невысокий объем иностранных инвестиций, и мы адаптировались к этому. Это плохо для экономики, это давит на платежный баланс, но именно кризис на финансовых рынках в таких условиях гораздо менее жестко ударит по украинской экономике, чем это было в 2007-2008 годах”, – говорит эксперт.

Олег Яременко советует прежде всего уяснить, что избежать потерь во время кризиса большинству украинцев не удастся. Но можно уже сейчас начать создавать для себя некую “подушку безопасности”.

“Во-первых, мы должны смириться с тем, что кризис обязательно будет. У нас нет возможности его избежать. Об этом не нужно кричать на каждом углу, но мы должны быть к этому готовы. Второй момент – мы должны всегда иметь то, что называется запас ликвидности, запас прочности. Мы должны взять за правило, что часть ресурсов мы не потребляем, а фактически удерживаем как страховой запас. Это я говорю и в масштабах страны, и в масштабах корпораций, и в масштабах домохозяйств. Это должно быть правилом для всех. Причем я хочу сказать, что нужно делать именно запасы ликвидности, но ни в коем случае не материальных благ. Потому что, если мы массово кинемся делать запасы, это убьет экономику очень быстро. Мы это проходили в 90-е годы”.

Эрик Найман считает, что готовиться к кризису в масштабах страны уже слишком поздно. “У Украины был карт-бланш в 2014-2016 годах, чтобы подготовиться к новому экономическому кризису, но мы упустили этот момент. А сейчас на уровне властей я не вижу, что можно сделать, кроме как брать кредиты МВФ. Поэтому подготовка к кризису сегодня – дело рук только “утопающих”, т. е. бизнеса и людей. А это означает хранить сбережения в долларах и, по возможности, не в Украине.

А вот Ярослав Жалило не согласен, что государственной политикой невозможно повлиять на ситуацию.

“Хоть Украина стала гораздо менее чувствительной к кризисам, это абсолютно не означает, что не надо их бояться и не надо к этому готовиться. Если разразится кризис, Украина, естрественно, пострадает. Поэтому на случай кризиса нужно иметь план действий. Понадобятся слаженные действия Минфина, Национального банка, других структур. По предотвращению слишком резкого падения курса национальной валюты, по спасению финансовых институтов, которые могут пострадать в случае уменьшения платежеспособности их основных клиентов – экспортеров. Ну, а в средне- и долгосрочной перспективе нужно проводить такую политику, которая будет снижать чувствительность национальной экономики к глобальным тенденциям. Развитие внутреннего рынка, диверсификация экспорта позволят меньше зависеть от динамичных сырьевых рынков. И, конечно же, пытаться уменьшать зависимость от внешних заимствований. Да, сегодня украинская экономика нуждается во внешних заимствованиях, чтобы сохранить финансовую стабильность. Но задача на будущее – мобилизовать внутренние финансовые ресурсы и уменьшить эту зависимость”.

ukranews.com

Материалы по теме: