Процесс века: Луценко против Януковича

Если говорить по совести, то на скамье подсудимых должны сидеть все трое — и четвертый президент, и пятый, и промежуточный — как говорится, третьим будет. Ибо все произошедшее —...

Если говорить по совести, то на скамье подсудимых должны сидеть все трое — и четвертый президент, и пятый, и промежуточный — как говорится, третьим будет. Ибо все произошедшее — на их коллективной совести

После тяжелого и продолжительного Первомая, 4 мая с обращением к стране и миру выступил Юрий Луценко. Незаконно называя себя генеральным прокурором Украины (такой должности не существует с 30 сентября 2016 года на основании закона о внесении изменений в Конституцию от 2 июня того же года), заведующий сектором художественной самодеятельности, песни и пляски ГПУ громогласно заявил:

Обращение генерального прокурора Украины

4 мая начнется беспрецедентный для Украины судебный процесс.

Генеральная прокуратура от имени государства Украина будет обвинять бывшего президента в государственной измене. Этот процесс не только о гражданине Януковиче. Этот процесс также о его кремлевских хозяевах, которые использовали как фиговый листок подписанный Януковичем документ для того, чтобы:

— оккупировать украинский Крым;

— залить кровью украинский Донбасс;

— попытаться поставить на колени наше государство.

Этот суд будет в корне отличаться от политических судилищ времен Януковича, через которые и я вынужден был пройти в свое время. Я уверен, что на этом процессе будут соблюдены все права подсудимого, гарантированные украинским законодательством.

Я верю, что будущее судебное решение будет очень важным не только с точки зрения самой справедливости, но и как знак предупреждения всем тем, кто в будущем осмелится встать на путь государственной измены.

В то же время украинские прокуроры на этом процессе будут представлять не только государство Украина. Они будут выступать от имени тысяч убитых, десятков тысяч раненых, миллионов беженцев из украинского Крыма и Донбасса.

Это не будет процессом мести, потому что нам нужна справедливость, и пусть торжествует закон.

Как бы в насмешку над пламенной речью генпрокурора внезапно пришло известие: Интерпол снял бывшего президента и членов его команды с розыска…

Несмотря на заверения Юрия Витальевича, что это не будет процессом мести, все содержимое заявления как раз пропитано жаждой сведения счетов между двумя бывшими уголовниками, один из которых волею случая стал президентом, а второй — главным прокурором…

То, что гражданин Луценко не перестает напоминать всему миру, что он — ранее судимый генеральный прокурор, делает ему честь. Но очень плохо, что в своих тюремных университетах он так и не нашел времени для досконального изучения УК и УПК. Ибо тогда эмоции не дали бы возможности затмить разум, поскольку заявление от 4 мая носит как минимум нелепый характер.

Во-первых, по форме. В пафосе Юрия Луценко чувствуется, как он себя мнит главным обвинителем на вселенском процессе Добра против Зла, эдаком Нюрнберге-2. Но есть закавыка — Нюрнбергский трибунал организовали страны, победившие в войне. После того как маршал Порошенко заявил о полной победе в Дебальцевской отступательной операции, все заявления нынешнего режима о ходе военных действий воспринимаются с легкой иронией…

Во-вторых, в Нюрнберге судили непосредственных виновников организации концлагерей, депортаций, массового убийства мирных жителей и военнопленных и т. д. Янукович, при всех его недостатках, не виноват в том, что один баран объявил о проведении АТО — то есть специальной полицейской операции по борьбе с терроризмом, — а второй послал танки в мирное время освобождать Донецк и Луганск, без введения военного положения и без объявления войны кому бы то ни было. И уж совсем не виноват Янукович в победах, одержанных генералами Полтораком и Муженко под Иловайском, в Дебальцево, в Донецком и Луганском аэропортах… Поэтому следует отделять мух от котлет в публичных обвинениях беглого президента.

Луценко пытается выступать как государственный обвинитель на международном трибунале. Он не помнит, а скорее — не знает, кого он пытается копировать, поэтому проведем небольшой ликбез.

Юрию Витальевичу кажется, что он — это наш с вами земляк Роман Андреевич Руденко — главный обвинитель на Нюрнбергском процессе от СССР. До этого — прокурор Донецкой области, прокурор УССР, в 1953–1981 годах — генеральный прокурор СССР. Роман Андреевич — это глыба, это целая эпоха в истории прокуратуры, кто бы как к нему ни относился.

Главный обвинитель от СССР на Нюрнбергском процессе Р. Руденко. Фото В. Темина

Но фабулой обвинения в государственной измене процесс по делу Януковича никак не вписывается в каноны Нюрнберга. Зато очень напоминает нечто другое — открытые Московские процессы 1936–1938 годов в отношении изменников Родины. Не Руденко сейчас напоминает наш худрук ГПУ, а Вышинского — другого известного прокурора Союза ССР, главного обвинителя на процессах врагов народа.

Луценко заявляет:

Этот процесс не только о гражданине Януковиче. Этот процесс также о его кремлевских хозяевах, которые использовали как фиговый листок подписанный Януковичем документ.

На процессе по делу Бухарина, Рыкова и других 9 марта 1938 года Вышинский заявил:

Историческое значение этого процесса заключается раньше всего в том, что на этом процессе с исключительной тщательностью и точностью показано, доказано, установлено, что правые, троцкисты, меньшевики, эсеры, буржуазные националисты и так далее и тому подобное являются не чем иным, как беспринципной, безыдейной бандой убийц, шпионов, диверсантов и вредителей.

Я бы назвал это соревнованием в области гнусного и беспредметного пафоса. Вряд ли учебники юриспруденции впоследствии будут цитировать эти речи как примеры ораторского искусства государственного обвинителя на уголовном процессе.

Переходя от лирики к праву, заметим, что речь гражданина Луценко носила также беспредметный характер. Юрий Витальевич заявил:

В то же время украинские прокуроры на этом процессе будут представлять не только государство Украина. Они будут выступать от имени тысяч убитых, десятков тысяч раненых, миллионов беженцев из украинского Крыма и Донбасса.

Хочется спросить его: кто дал вам право на процессе представлять интересы тысяч убитых и раненных — вы их признали потерпевшими по делу? Вы их имена хотя бы установили? Или это такая фигура речи по принципу «звездеть — не мешки тягать»…

Теперь по сути обвинения. Фабула его описывается тремя составами:

ч. 5 ст. 27 (пособничество) по ч. 3 ст. 110 УК — посягательство на территориальную целостность, приведшее к гибели людей, — карается лишением свободы на срок от 10 до 15 лет или пожизненным заключением, с конфискацией или без таковой;

ч. 1 ст. 111 УК — государственная измена, карается лишением свободы на срок от 12 до 15 лет или пожизненным заключением, с конфискацией или без таковой;

ч. 2 ст. 437 УК — ведение агрессивной войны или военных действий — карается лишением свободы на срок от 10 до 15 лет.

Третий пункт здесь самый сомнительный, ибо Янукович не принимал участия ни в каких боевых действиях ни лично, ни отдавая приказы. Он попросту сбежал.

Поскольку обвинение не удосужилось вписать перед ст. 437 УК одну из дополнительных статей, конкретизирующих вину в форме подготовки, покушения или соучастия, то по ст. 437 УК состав преступления отсутствует как таковой.

Что же касается первых двух пунктов, то они звучат весьма серьезно, но основаны фактически на одном-единственном действии — на так называемом обращении Януковича от 1 марта 2014 года, текст которого приведен даже в Википедии:

Заявление Президента Украины

Как законно избранный Президент Украины, заявляю:

События на Майдане, незаконный захват власти в Киеве привели к тому, что Украина оказалась на пороге гражданской войны. В стране царят хаос и анархия. Жизнь, безопасность и права людей, особенно на Юго-востоке и в Крыму, под угрозой. Под воздействием западных стран осуществляется открытый террор и насилие. Люди преследуются по политическим и языковым признакам.

В этой связи обращаюсь к президенту России Владимиру Владимировичу Путину с просьбой использовать вооруженные силы Российской Федерации для восстановления законности, мира, правопорядка, стабильности и защиты населения Украины.

(Подпись Януковича) В. Ф. Янукович

1 марта 2014 года

Если государственное обвинение сможет выполнить требования ч. 1 ст. 23, ч. 3 ст. 99 УПК и предоставит суду оригинал письма, а экспертиза установит подлинность подписи, вот тогда Виктору Федоровичу действительно несдобровать… Я не берусь давать оценку этому письму, но противоправность подобного обращения очевидна.

Проблема, однако, в том, что вышеуказанные требования УПК сторона обвинения не выполнила и не сможет выполнить в обозримой перспективе.

Напомню, что согласно ч. 1 ст. 23 УПК «суд исследует доказательства непосредственно. Показания участников уголовного производства суд получает устно».

Согласно ч. 3 ст. 99 УПК, «сторона уголовного производства, потерпевший, представитель юридического лица, в отношении которого осуществляется производство, обязаны предоставить суду оригинал документа. Оригиналом документа является сам документ, а оригиналом электронного документа — его изображение, которому придается такое же значение, как документу».

Скорее всего, сторона обвинения будет ссылаться на косвенное признание содержимого письма Януковича, например, на слова посла России при ООН Виталия Чуркина, — как на признание подлинности письма, обосновывая невозможность предъявить оригинал пунктами ч. 5 ст. 99 УПК, согласно которым «для подтверждения содержания документа могут быть признаны допустимыми и другие сведения, если:

1) оригинал документа утерян или уничтожен, кроме случаев, когда он утерян или уничтожен по вине потерпевшего или стороны, его предоставляющей;

2) оригинал документа не может быть получен с помощью доступных правовых процедур;

3) оригинал документа находится во владении одной из сторон уголовного производства, а она не предоставляет его на запрос другой стороны».

Однако если суд пойдет на поводу у таких доводов, то окажется в процессуальной ловушке, поскольку не сможет удовлетворить ходатайство защиты о проведении почерковедческой экспертизы данного письма как главной улики — по причине отсутствия такового. Что передавать эксперту? Копии, полученные из интернета? Ссылаться на копию, предоставленную послом Чуркиным? Но ведь наш МИД не переставая изобличал долгие годы посла Чуркина как лжеца и вруна, каких свет не видывал. Может ли суд доверять копии документа, изготовленной столь скомпрометированным лицом? Можно было бы вызвать Чуркина в суд как свидетеля, но он не сможет явиться по уважительной причине — он умер…

Обвинение должно доказать, что письмо было и что его содержимое содержит ключевые слова — «использовать вооруженные силы Российской Федерации». Потому что у защиты может быть две тактики:

— утверждать, что письма не было вовсе;

— утверждать, что текст письма исказили.

Первый пункт более топорный и может быть опровергнут, например, многочисленными интервью, публичными заявлениями как самого Януковича, так и высших должностных лиц России. Но если защита изберет тактику №2 и станет утверждать, что в тексте письма изменены всего два слова — Янукович просил об использовании не вооруженных сил РФ, а, например, международного авторитета РФ, — то тогда никакого состава преступления не образуется, ведь просить о защите мира, используя международный авторитет, — это фигура речи, это полемический призыв, это политика. В чем криминал?

Доказать, что в ксерокопию документа не вносились правки путем монтажа без наличия оригинала документа — почти невозможно. Это процессуальный тупик…

Адвокаты Януковича конкретизируют, что имелось в виду оказание поддержки в ООН, в других международных организациях. Звучит как фарисейство, но обвинительный акт, где на Януковича вешают ужасы АТО, — такое же фарисейство.

Если говорить по совести, то на скамье подсудимых должны сидеть все трое — и четвертый президент, и пятый, и промежуточный — как говорится, третьим будет. Ибо все произошедшее — на их коллективной совести.

Что же на это все скажет суд? Поживем — увидим. Пусть у судей головы работают — на то им мантии пошиты…

Автор материала: Анатолий НОВОСЕЛЬЦЕВ

По материалам: Racurs.ua

Материалы по теме: