Почему налог на прибыль хотят заменить налогом на вывод капитала

Рабочая группа, созданная при Министерстве финансов, уже месяц активно трудится над созданием законопроекта «О внесении изменений в Налоговый кодекс Украины относительно налога на выведенный капитал». Точнее, она дорабатывает предварительный...

Рабочая группа, созданная при Министерстве финансов, уже месяц активно трудится над созданием законопроекта «О внесении изменений в Налоговый кодекс Украины относительно налога на выведенный капитал».

Точнее, она дорабатывает предварительный проект, который был разработан по большей части двумя членами этой рабочей группы.

По задумке, новый налог на выведенный капитал заменит налог на прибыль. Существует даже закрепленная законом обязанность Кабмина внести соответствующий законопроект.

Realist’у тоже стало интересно, и вот что мы выяснили.

Предыстория

Идея введения налога на выведенный капитал вместо налога на прибыль возникла еще осенью 2015 года. Она даже получила свое отражение в положениях законопроекта № 3357 от 26 октября 2015 года. Но дальше тогда дело не пошло.

В конце 2016 года сторонникам этой идеи удалось добиться большего. Согласно Заключительным положениям принятого в декабре Закона № 1797 о внесении изменений в Налоговый кодекс Кабинету Министров поручили «до 1 июля 2017 года разработать и внести в Верховную Раду Украины проект закона о внедрении налога на выведенный капитал».

Нужно добавить, что законопроект, который сегодня дорабатывается рабочей группой при Кабмине, существенно отличается от варианта 2015 года.

Что это такое?

Идея введения налога на выведенный капитал заключается в том, чтобы максимально стимулировать собственника бизнеса пускать прибыль на развитие этого самого бизнеса.

Налог на прибыль взимается по итогам налогового периода. Для фискальной службы совершенно неважно, куда она после этого направляется — на развитие бизнеса или выводится в интересах собственника.

Налог на выведенный капитал теоретически предполагает, что прибыль, которая направляется на развитие бизнеса, налогом вообще не облагается. Облагается налогом только та прибыль (или ее часть), которая из бизнеса выводится (в частности, в виде дивидендов), а также приравненные платежи.

Примерно так сейчас облагаются налогом закрытые недиверсифицированные инвестиционные фонды. Именно благодаря возможности реинвестировать прибыль они так полюбились строительным компаниям, которые создают такие фонды, например, на 50 лет.

Нынешний законопроект предлагает расширить подобную практику на все предприятия. Таким образом, теоретически налог на выведенный капитал должен стимулировать инвестиции, и прежде всего — реинвестиции.

Откуда пришла идея?

Идея налога на выведенный капитал на сегодня реализована в Эстонии в форме введенного в 2000 году налога на распределенную прибыль. Собственно, больше нигде в мире ничего подобного нет.

Эстонцы хотели добиться того же, чего хотят наши инициаторы в Украине, — привлечения инвестиций.

Что показал балтийский опыт? В результате введения нового налога в первый год его действия поступления существенно (более чем вдвое) упали. Не помогли даже компенсаторы в виде упразднения льгот по НДС, увеличения госпошлин и штрафов — пришлось сокращать доходы бюджета.

Зато в дальнейшем доходы и приток инвестиций действительно существенно возросли. Однако степень влияния налога на распределенную прибыль в данном случае оценить сложно.

Вероятнее всего, гораздо большее влияние оказал факт вступления Эстонии в ЕС — переговоры о вступлении велись примерно в это же время, а в 2004 году страна официально стала членом ЕС. Но в Украине наверняка будут размахивать именно тем фактом, что эстонцы придумали крутой стимул для развития экономики.

Каков позитив от введения?

Прежде всего, наверное, упрощение учета для бизнеса и упрощение контроля со стороны фискальных органов.

Ведь облагаться, по сути, будет не сальдовый показатель — финансовый результат (прибыль), а конкретные операции.

Налог на выведенный капитал в этом смысле напоминает НДС. Он более «арифметический», чем налог на прибыль. Контроль за этим налогом можно даже в существенной степени автоматизировать — причем сделать это проще, чем с НДС.

Другой важнейший положительный эффект — рост капитализации компаний за счет стимулирования реинвестиций, чего сейчас в Украине не наблюдается.

Все ли так гладко?

Не совсем. Проблемой, например, могут стать приравненные к выводимому капиталу платежи. Например, в упомянутой Эстонии имеет место разделение на производственные и непроизводственные расходы. Последние приравниваются к выведению капитала.

В наших условиях подобное стало бы катастрофой. Фискалы будут ставить клеймо непроизводственных расходов на все, до чего смогут дотянуться. Подобный опыт, кстати, уже имел место, когда такие расходы не хотели включать в состав валовых затрат.

Даже если в Украине такого распределения не будет, останутся другие приравненные расходы: например, платежи физлицам (в т. ч. предпринимателям), различные виды перечислений в иностранные юрисдикции, платежи в пользу неприбыльных организаций.

Чем меньше будет приравненных платежей (а не быть совсем их не может, иначе с помощью манипулирования расходами налогооблагаемую базу всегда можно привести к нулю), тем больше будут потери бюджета, которые нужно будет чем-то компенсировать.

Сегодня налог на прибыль не играет сверхважной роли в формировании доходов бюджета Украины. По итогам 2016 года его доля в госбюджете была 8,8%, а в сводном — 7,7%. Но даже потери в пару-тройку десятков миллиардов гривен требуют компенсации. Прежде всего на роль компенсатора наверняка выберут расширение базы налогообложения недвижимости. То есть фактически граждане Украины заплатят за стимулирование чьего-то бизнеса. С другой стороны, налог на недвижимость может стать неприятным ударом для огромных производственных площадей промышленности, которая и так пребывает в глубоком загоне.

Еще одна проблема — реакция «единоналожников». Введение налога на выведенный капитал, по сути, будет предусматривать ликвидацию «единоналожников» — юрлиц. Это логично, так как ведение учета и так упростится, а фискальная нагрузка будет регулироваться самим субъектом — в зависимости от масштаба реинвестирования.

Работать с «единоналожниками» — физлицами плательщикам налога на выведенный капитал станет просто неинтересно: платежи в пользу таковых будут приравниваться к выведению капитала. А это уже вопрос не экономический, а политический.

Решит ли новый налог все проблемы налогообложения прибыли?

Безусловно, нет.

Главной по масштабам проблемой в налогообложении прибыли сегодня является не сотрудничество с «единоналожниками», хотя потери бюджета существенны. Это даже не все вместе способы минимизации налогооблагаемой прибыли — они будут закрыты с введением нового налога.

Главная проблема — это вывод прибыли в оффшоры и практически неработающие механизмы контроля за трансфертным ценообразованием.

По экспертным оценкам, в год из легального сегмента экономики выводится в оффшоры прибыли не меньше, чем показывается как финансовый результат в налоговой отчетности. То есть минимальные потери за 2016 год тут составили не менее 60 млрд грн. А возможно, и больше.

Так что введение налога на выведенный капитал не решает эту проблему.

Так стоит ли вводить?

Однозначного ответа на этот вопрос не даст никто. Слишком много различных «за» и «против».

Если власть все же решится на введение нового налога (в чем есть сомнения), то делать это стоит взвешенно и не торопясь. Возможно, через «пилотный проект» в какой-нибудь одной отрасли. И лучше бы на этапе подъема экономики, а не ее спада.

Автор материала: Андрей Вышинский

По материалам: Realist.online

Материалы по теме: