Оборотни в погонах, рост преступности и невозможность борьбы с ней – вот итог «реформы» МВД

В сентябре исполнилось три года украинской полиции. Дитя послемайдановской власти, на которое были возложены огромные надежды как самих чиновников, так и окрыленных перспективой долгожданных перемен украинцев, должно бы было...

В сентябре исполнилось три года украинской полиции. Дитя послемайдановской власти, на которое были возложены огромные надежды как самих чиновников, так и окрыленных перспективой долгожданных перемен украинцев, должно бы было за это время набраться сил и стать мощным ресурсом для осуществления тех самых громких обещаний 2014-го года.

«Обратно в 90-е»   

Однако, как часто говорят в последнее время в народе, «сталося не так, як гадалося». И хотя о глобальных результатах успешности правоохранительной реформы говорить еще рано, статистика указывает на неутешительные предварительные итоги работы новой-старой системы.

Буквально за пару месяцев (июнь 2017) до наступления 3-летнего дня рождения Нацполиции, Госслужба статистики и прокуратура Одесской области практически одновременно опубликовали данные по уровню преступности в Южном регионе. Тогда ленты новостей запестрели громкими заголовками с общим меседжем «Обратно в 90-е». Оказалось, что в 2016-м году Одесская область финишировала с уровнем преступности выше показателей далекого 1995-го.

Юристы уже объявляют о проваленной реформе правоохранительных органов, а СМИ скрупулезно составляют подборки наиболее громких преступлений в рядах самой Нацполиции, отмечая, что, как и во всех иных вертикалях власти, главная болевая точка силовой системы – подверженность коррупции.

ТОП-5 разоблачений одесских оборотней в погонах

Все еще не утрачивая веру в проевропейское будущее отечественного правоохранительного блока, редакция журнала Persona.Top видит свою миссию в предании всё большей огласке резонансных преступлений, совершенных оборотнями в погонах.

Итак, публикуем ТОП-5 разоблачений уходящего года, фигурантами которых стали сотрудники Национальной полиции Одесской области.

1) Три капитана – три веселых друга

Двое старших следователей и замначальника отдела следственного управления полиции придумали и претворили в жизнь сложную схему: сначала они сфабриковали дело о вымогательстве денег, которые якобы перевозились в инкассаторской машине (1.12.17). Используя «липовые» документы и спецназ для задержания, офицеры остановили инкассаторский автомобиль, подбросили в него сумку с оружием и похитили 120 тысяч долларов. Примечательно, что все трое – ровесники. Им по 29 лет. Не исключено, что они учились в одном ВУЗе и вместе проходили «учебку» прежде, чем приступить к служебным обязанностям. Возможно, тогда-то и зародился сложный план ограбления.

Похищенные деньги капитаны не успели потратить – сообщили их разоблачители, коллеги задержанных из Департамента внутренней безопасности. А вот одесские журналисты задались еще одним вопросом: а поддельным ли было предписание областной прокуратуры на задержание инкассаторского автомобиля? Быть может, трое грабителей в погонах были в сговоре с сотрудниками надзорного ведомства? Офицерам-махинаторам грозит теперь до 15 лет тюрьмы. Это при условии, что дело таки доведут до суда, заседания состоятся, а Фемида вынесет справедливое решение.

2) Вымогатели полицейский и прокурор

Лишь неделей ранее (24.11.2017) в одесское медиа-пространство попала информация о еще двух параллельных задержаниях.

В этот раз под подозрением оказались и полицейский, и сотрудник прокуратуры. Так, подполковник Ивановского отделения полиции требовал ни много ни мало – 1000 долларов у местного жителя. В обмен на деньги вымогатель обещал не открывать уголовное производство против него. Казалось бы, банальнее не бывает. Но случай этот заслуживает внимания по двум причинам. Во-первых, он указывает на то, как возросли аппетиты правоохранителей нового образца. Взятки, как и ранее, требуют в твердой валюте. Однако, их размер увеличился за последние несколько лет едва ли не вдвое.

Во-вторых, крепчает и предприимчивость полицейских. Оказалось, подполковник знал о том, что местный житель крадет трубы тамошнего сахарного завода. И вместо того, чтобы прекратить противоправные действия мужчины, предложил ему попросту откупиться. И даже пошел на уступки: согласился принимать взятку частями. На получении одной из них его и задержали.

Наручники на сотрудника прокуратуры надели чуть ли не в тот же день. Свои услуги госслужащий оценил, в отличие от коллеги из полиции, вполовину дешевле – 500 долларов стоило правонарушителю смягчение судебного ходатайства по избранию меры пресечения.

3) Мошенники

И снова буквально за неделю (18.11.2017) до этих двух задержаний правоохранители отчитались о разоблачении очередной группы чиновников, бывших милиционеров, и одного ныне действующего силовика.

Организаторы мошеннической схемы – и. о. начальника следственного отдела Приморского отдела полиции Одессы, депутат Затоковского поселкового совета и депутат Шабского сельсовета, а также начальник отдела по вопросам природопользования Одесского облсовета. Они в сговоре принудили местную жительницу продать земельный участок, а вырученные за это 72 тысячи гривен передать им. В противном случае махинаторы угрожали женщине уголовным преследованием. За какое правонарушение, правда, не уточняется. Интересно, что главный распорядитель природных ресурсов в облсовете – бывший начальник Измаильского отдела полиции. Он же экс-начальник другого фигуранта – нынешнего главы следствия Приморского отдела полиции, в прошлом майора милиции.

«Рука руку моет» – гласит древнеримская мудрость. А мы лишь можем добавить: вор вора кроет.

4) Переквалификация за 2500 долларов

Переквалификация уголовного дела в Одесской области может стоить и дороже 500 условных единиц (12.07.17). Этим летом оперуполномоченный и следователь Суворовского райотдела Нацполиции оценили такое послабление в 2500 долларов. Более того, досконально зная нюансы следствия в коррупционных действиях, они заблаговременно позаботились об избавлении от возможных меченых купюр. То ли подозревали, что фигурант их сдаст, то ли решили перестраховаться. Но взятку принимал посредник, который и должен был слить меченые банкноты. Опять же таки – борцы с коррупцией не уточнили, как именно, и у кого из законопослушных граждан впоследствии могли всплыть эти купюры. И чем бы это им грозило?

5) Старлей погорел на взятке 250 долларов от… наркоманов

Лето-2017 оказалось урожайным на взяточников в погонах. В июле на получении неправомерный выгоды погорел старший лейтенант полиции. Сумма взятки – всего-то 250 долларов. Но примечательно то, что деньги правоохранитель требовал у наркозависимых одесситов. И не за распространение запрещенных веществ, а за то, что у них оказались чужие документы на автомобиль, которым они пользовались. Свидетельство офицер попросту отобрал и взамен возжелал получить конверт с названной суммой в американской валюте. При этом деньги накануне задержания коррупционеру передавал владелец изъятых документов, по сути, не нарушивший ни одну букву закона.

Мнение журналиста 

Участниками подобных антирейтингов, кроме полицейских, сегодня могут стать прокуроры, судьи, чиновники, депутаты и политики, медики, педагоги, преподаватели. Все винтики систем, ныне проходящих тернистый путь реформирования. Разбавленные сотнями иных сообщений новостей о взяточниках в лентах информационных ресурсов теряются и вуалируют глубину проблемы. Время течет, реформы съедают миллионы гривен, новоиспеченные структуры паразитируют на старых схемах, преступность расцветает. Украинцы беднеют.

Экспертное заключение адвоката

Наталья Князьская

– Что произошло с правоохранительной системой с начала ее реформирования? Почему она не реформирована так, как ожидали украинцы? – на этот вопрос отвечает известный киевский адвокат Наталья Князьская.

– Одно дело если бы реформированием занимались выходцы из системы – понимающие, как она работала. Они бы под законодательную базу, которая была принята, разрабатывали саму структуру новой полиции Украины, занимались кадровой политикой и, с учетом специфики расследований преступлений, добились бы изменений в законодательные акты. А произошло все наоборот.

Люстрация – акция врагов

Нормативная база и действующий УПК были изменены в самое неподходящее время, как раз в ходе самой реформы полиции. В результате из системы ушли профессионалы, и пришла молодежь, которую было некому учить.

А сама система люстрирования – это заказная акция. Потому как только враг по таким принципам мог произвести люстрацию и вывести из системы профессионалов. Новых специалистов, которые пришли, было некому обучать даже по старому УПК, не говоря уже о новом. Новые кадры пришли на руины – была уничтожена вся оперативно-розыскная база, агентура, уволены все сотрудники оперативно–розыскных служб. В системе должны быть наставники, которые передадут опыт, оперативную базу, тактику, методику, дадут понятие, что такое доказательство, как его правильно крепить.

Профессионалов сменили политиканы

На место люстрированных профессионалов пришли политиканы, которые заняли руководящие должности в НПУ.

Ко всему прочему, уже начал действовать новый Уголовно-процессуальный кодекс, который многие считают прогрессивным, но в этой прогрессивности есть много спорных моментов. Для примера, прокурора лишили многих полномочий, начиная от общего надзора, вообще забрав такое понятие. Все остальные полномочия были существенно урезаны. С Закона Украины о прокуратуре убрали целые главы, которые давали полномочия прокурору.

Следователи превратились в статистов

Что касается следователя, то он превратился в статиста. Последние изменения (от 17 декабря 2017 года), которые в народе назвали «маски-шоу», только способствуют этому. Теперь запрещаются обыски без присутствия адвоката, без фото- и видеофиксации всех процессов следствия. С точки зрения практика доказать что-либо стало очень сложно.

Следователи превратились в статистов, которые вынуждены согласовывать каждый свой шаг. Это только в сериалах они целыми днями думают, куда мог уйти преступник, составляя схемы и графики. В реальности же наш следователь получает дело, а затем на каждое свое действие должен сделать кипу бумаг. Он обязан составить ходатайство и вручить его всем участникам криминального процесса, больше он ни на что не имеет права. Он не может принять процессуальное решение, даже экспертиза с 15-го марта будет назначаться только судом.

Таким образом, в среднем, у каждого следователя в производстве по 300-400 дел. Так о каком расследовании может идти речь, учитывая отсутствие оперативного сопровождения и профессионального подхода?! Даже если эти кадры взрастить, то сама система не готова выполнять задачи, декларируемые 2 статьей УПК Украины, они не могут раскрывать преступления и не смогут привлекать виновных к ответственности – из-за коррумпированности политиков, которые привели на руководящие должности своих людей.

Сейчас в правоохранительной системе существует два реальных способа раскрытия преступлений: «прослушка» (НСРД) с дальнейшей легализацией добытых фактов и сделка со следствием. Исходя из «новшеств» украинской реформы, никак по-другому преступления раскрываться не смогут.

Не пойман – не вор

Нестабильность в самой системе порождает всплеск незаконной деятельности среди сотрудников МВД. Правоохранители понимают, что если тебя не поймали с поличным и если ты продумал пути отступления, то очень просто уйти от ответственности. Коррупция, бездеятельность, сговор, шантаж, вымогательство денег – увы, это реалии нынешних правоохранительных органов Украины.

Автор: Ольга Гвоздецкая

persona.top

Материалы по теме: