Наша Екатерина Тихонова

Хотя “Украина — не Россия”, но очередь из крупных компаний, неожиданно возжелавших запускать совместные проекты с киевским Radar Tech, рождает аналогии с ажиотажем, который пару лет назад наблюдался вокруг...

Хотя “Украина — не Россия”, но очередь из крупных компаний, неожиданно возжелавших запускать совместные проекты с киевским Radar Tech, рождает аналогии с ажиотажем, который пару лет назад наблюдался вокруг Центра национального интеллектуального резерва МГУ.

Одной из тщательно скрываемых современной российской властью тайн является ответ на вопрос, кем приходится Владимиру Путину глава Центра национального интеллектуального резерва Московского госуниверситета Екатерина Тихонова. Как утверждают российские оппозиционные СМИ и американский Госдеп, она — младшая дочь российского президента. Помимо определенных фактов биографии Тихоновой (родилась, женилась), на такие мысли “специалистов по генеалогии Путиных” навел тот факт, что в свои 27 Екатерина возглавила упомянутый Центр при МГУ и одновременно Фонд “Национальное интеллектуальное развитие”.

Уже через год в попечительский совет фонда вошли  руководители “Роснефти”, “Транснефти”, “Росатома”, “Ростеха”, “Сибура”, Газпромбанка и далее по списку. Ежегодные расходы фонда измеряются в миллионах долларов. А его основными заказчиками стали “Роснефть”, “Транснефть” и “Росатом”  — крупнейшие госкомпании государства-агрессора.

К чему это мы? Просто в Украине недавно тоже появилась своя женщина-самородок. Почти ровесница Тихоновой. Более того, до недавнего времени — гражданка России. Впрочем в отличии от своего московского коллеги наш президент не скрывает факт родства с ней. Это Юлия Порошенко (в девичестве — Алиханова) — невестка его старшего сына Алексея.

Юлия — мать двух очаровательных малышей: Петра (4 года) и Елизаветы (2 года). Однако, не готова посвящать свое время исключительно их воспитанию. Последние полтора года она занимается развитием акселератора Radar Tech, который “помогает встать на ноги” украинским стартапам. Учитывая, что в отличие от соседа-агрессора наш капитализм носит не государственный, а олигархический характер, корпоративные партнеры проекта Юлии ему под стать.

Два года назад команда Radar Tech начала проводить вместе с “Киевстаром” Михаила Фридмана “Телеком-акселератора”. Минувшей осенью к нему добавился акселератор аграрных стартапов — совместно с “Мироновским хлепропродуктом” Юрия Косюка. Этой весной Radar Tech запустил акселератор fintech-стартапов вместе с УкрСиббанком (французская группа BNP Paribas).

И наконец буквально на этой неделе стало известно об аналогичном проекте для стартапов с ДТЭК Рината Ахметова. Причем в отличии от предшественников, отраслевые критерии этого акселератора выглядят весьма размыто. “Мы приглашаем на программу стартапы, которые, кроме энергетики, решают вопросы, связанные с логистикой, клиентами, безопасностью персонала и др.”, — написал член Radar Tech Макс Яковер в Facebook и добавил, что в этом наборе акселератор готов также работать с конструкторскими бюро, институтами, зрелыми продуктовыми компаниями и изобретателями, у которых есть проекты с прототипами. Согласно информации на сайте проекта, отбор идет сразу по 11 направлениям: возобновляемые источники энергии, логистика, уголь, безопасность и охрана труда, генерация, дистрибуция, клиенты, нефтегаз, персона, корпоративная ответственность и защита окружающей среды. В общем, “приходи к нему лечиться и корова, и волчица, и жучок, и червячок, и медведица!”

Очевидно, что в данном случае смысл запуска акселератора заключается отнюдь не в четком понимании, что и в какой именно из сфер развивать, а в возможности энергохолдинга, который пользуется всеми преимуществами “Роттердам+”, посотрудничать с такими профессионалами своего дела как Юлия Порошенко. Не сомневаемся, что круг желающих понять как “жити по-новому” не ограничится Косюком Фридманом и Ахметовым, и скоро мы услышим об очередном акселераторе под вывеской Radar Tech. А потом будут выборы президента и все кончится.

ukrrudprom.ua

Материалы по теме: