Нацбанк — всеукраинский майнер. Чем отличается электронная гривня от криптогривни

Информационное пространство всколыхнули две новости. Первая — по итогам заседания СНБО решено, что НБУ будет выпускать криптовалюту. Вторая — Нацбанк официально заявил, что не будет этого делать, а займется электронной гривней....

Информационное пространство всколыхнули две новости.

Первая — по итогам заседания СНБО решено, что НБУ будет выпускать криптовалюту. Вторая — Нацбанк официально заявил, что не будет этого делать, а займется электронной гривней. В принципе ничего удивительного в этом нет, у нас часто НБУ генерирует взаимоисключающие утверждения: по инфляции, курсу национальной валюты, платежеспособности банков. Но так, чтобы в один день… Но не в этот раз.

Собственно говоря, мы стали свидетелями банальной “трудности перевода”. Дело в том, что, несмотря на то что биткоинами уже пытаются приторговывать на киевском вокзале и о нем судачат бабушки на лавочках и дают советы таксисты, для большинства людей такие понятия, как биткоин, блокчейн, цифровая валюта, — практически идентичные понятия, “англицкие” слова — синонимы.

На самом деле, цифровая гривня, выпущенная с использованием технологии блокчейн, и криптогривня — это, как говорят в Одессе, две большие разницы. О фьючерсах на биткоин лучше не вспоминать, дабы не подвергать опасности неокрепшие умы…

Сама тема возникла в связи с работой Национального координационного центра кибербезопасности. Участники заседания приняли решение: цифровой гривне быть! Как обычно у нас это бывает с любыми важными реформами, принято решение создать рабочую группу в составе представителей НБУ, Министерства финансов, НКЦБФР, СБУ, Нацполиции, Госфинмониторинга, ГФС и Госслужбы спецсвязи и защиты информации. Указанные ведомства должны уже в ближайшее время взять “цифровую гривню” в клещи новых нормативно-правовых документов.

Таким образом, на заседании СНБО речь шла именно о перспективах введения цифровой гривни, а не новой криптовалюты. Чтобы успокоить горячие умы, которые уже собрались на Институтскую, дабы успеть прикупить криптогривню, НБУ даже пришлось делать отдельное заявление: “Национальный банк изучает современные инновационные технологии и рассматривает широкий спектр возможностей их применения в перспективе, в частности, в рамках проекта Cashless еconomy. Однако Национальный банк уточняет, что речь идет о возможном введении электронной гривни, а не собственной криптовалюте”.

О важности введения в оборот цифровой гривни заявил и исполняющий обязанности главы НБУ Яков Смолий, который в своем комментарии указал, что с нетерпением ожидает внедрения электронной гривни на базе технологии блокчейн, которая является наиболее перспективной с точки зрения развития глобальной системы финансовых транзакций. Утверждение вполне логичное, ведь о перспективах развития цифровых валют заговорили даже в цитадели монетарного консерватизма — Международном валютном фонде, где вышел аналитический доклад о развитии “цифры” в мире.

Аналитики Фонда пришли к выводу, что в условиях глобализации финансовых процессов, снятия основных барьеров в плане миграции рабочей силы новые параметры будущего финтеха будут базироваться именно на массовом применении инновационных цифровых технологий. Это будет мир, в котором трудовой мигрант из Украины сможет в течение считанных секунд перевести из Польши часть своего заработка семье, оставшейся на родине, причем с нулевой комиссией, полной анонимностью и абсолютной защищенностью транзакции. Сейчас на каждой финансовой операции трудовые мигранты в мире теряют в среднем около $50, не говоря уже о скорости получения денег, защищенности информации и надежности банковских учреждений.

Именно поэтому многие передают деньги старым “караванным” способом — “на бусе”.

Кроме того, цифровая валюта может помочь решить базовую проблему нашего времени — сохранность накоплений, при условии, что они никуда не инвестируются. Сегодня эта проблема решается либо с помощью трехлитровых банок на огороде, либо дебетной карточки. Но с банкой опасно — сосед нынче зоркий пошел, наблюдательный. Дежурная лопата всегда наготове. Да и с карточками не всегда надежно: например, снять кэш перед Новым годом — это еще побегать придется и поучаствовать в увлекательной коллективной игре “взятие банкомата”. А что может дать цифровая валюта? В первую очередь постоянный доступ к своим деньгам: для этого нужен токен, где записан цифровой код, и девайс для проведения транзакции, например смартфон. И никаких банков и комиссий, ведь пространство цифровой валюты формируется эмитентом в сетевом пространстве. По сути, это и есть цифровая сеть, состоящая из ключей (пользователей), хешей (преобразователей информации) и транзакций (движение денег между ключами). Кроме того, движение средств в такой системе никак не зависит от режима операционного дня банков и выходных дней.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

2018 станет годом криптовалютного безумия

Кстати, Яков Смолий, как бывший начальник автоматизации банка “Аваль” и человек сведущий в информационных технологиях (причем сведущий глубоко), как никто другой понимает все перечисленные выше преимущества выпуска цифровой гривни.

В Украине эта схема могла бы выглядеть примерно так: часть эмиссии гривни размещается в цифровом виде за пределами банков. Для этого центробанк должен стать, по сути, “квазимайнером”, то есть производителем цифровой гривни. От криптовалюты эта система отличается тем, что право на выпуск цифровой гривни будет оставаться исключительно за Нацбанком, и если у биткоина открытая система эмиссии, которая зависит от количества участников системы и свободных майнеров, то в случае с цифровой гривней все серверы, способные производить математические расчеты, будут находиться под контролем Национального банка.

В этой связи интересная трансформация может произойти и с системой монетарных агрегатов, контролируемых НБУ.

Сегодня это показатель М0 — денежные средства вне банков, М1 — денежные средства на текущих счетах, М2 — прибавляем депозиты до востребования и М3 — плюс срочные вклады.

В данном случае в структуре денежного обращения появляется новая “субстанция” — цифровая гривня, которая не является наличностью, но при этом также находится вне банков. Что-то вроде М0-1. С точки зрения структурирования денежного обращения такой буфер может играть довольно позитивную роль. Он, как уже говорилось выше, сочетает в себе достоинства наличных денег (независимость от банков, их надежности и режима работы, отсутствие комиссий, доступ в течение 24 часов в сутки, полная ликвидность), но при этом существенных возможностей относительно обеспечения потребностей теневой экономики у этого инструмента уже не будет. Токенами также проблематично давать взятки.

Именно благодаря этим свойствам цифровая гривня может помочь отучить украинцев от привычного нала, не загоняя их при этом в ненавистные банки.

Как показала реализация на практике программы Cashless Ukraine, разработанной в департаменте платежных систем НБУ, любые способы загнать украинцев в прокрустово ложе банковских регламентов наталкиваются на глухое сопротивление, схожее с упорством вола, которого тянут на ярмарку и вовсе не для брачных игр… Как показала динамика агрегата М0 (наличные вне банков), особого снижения нала в обращении за последние годы не зафиксировано, несмотря на снижение уровня наличных расчетов для населения до 50 тыс. грн.

С другой стороны, процесс введения цифровой гривни будет осложняться несколькими ментальными особенностями нашего общества и спецификой инфраструктурного развития. Хороший интернет есть только в крупных городах, в некоторых селах нет даже качественной мобильной связи. Кроме того, украинцы хоть и бьют европейские рекорды по скупке новых айфонов, но все же не все еще могут позволить себе качественные девайсы. Не забудем также и о низкой “цифровой” грамотности среди населения 50+, для многих в этой возрастной группе легче подчинить космический корабль, чем загрузить программное приложение на мобильный.

Но главным фактором, сдерживающим развитие цифровой гривни, может стать наличие хакерской угрозы со стороны РФ. “Хакнуть” цифровую гривню там будет просто делом чести: “скрепно” и “кремлеугодно”. Кроме того, высокий уровень наличных в обращении, как это ни парадоксально звучит, позволяет в определенной степени сдерживать инфляцию. Согласно знаменитому уравнению денежного обращения Фишера количество товаров умноженное на их цены должно соответствовать произведению денег на скорость обращения (банковский мультипликатор).

Чем больше денег в банках, тем быстрее оборачивается денежная масса и тем существеннее она влияет на динамику инфляции. Наличные оборачиваются между экономическими агентами крайне медленно, и, таким образом, эффект денежного мультипликатора существенно снижается. Чего нельзя будет сказать о цифровой гривне, которая станет перемещаться между контрагентами значительно быстрее, чем даже безналичные средства в банках.

Следовательно, стоит ожидать роста эффекта мультипликатора и появления дополнительного инфляционного импульса (а в Нацбанке еще с нынешним импульсом толком не разобрались).

Впрочем, Украина не одинока в желании выпустить цифровую валюту. Резервный банк Индии заявил о своих планах по выпуску цифровой рупии в рамках глобальной программы “Цифровая Индия”. Исполнительный директор RBI Сударшан Сен на конференции по созданию системы финтеха в стране сообщил: “У нас есть группа людей, которая занимается секретной разработкой этого проекта. Чего-то, что является альтернативой индийской рупии, если можно так выразиться. Мы внимательно изучаем этот вопрос”. При этом банкир отметил, что речь не идет о создании крипторупии, в планах выпуск именно цифрой валюты на основе упоминавшейся выше технологии блокчейн.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Facebook допустил использование криптовалют

Что касается вопроса выпуска криптогривни, то эта возможность может появиться лишь тогда, когда общество решит, что, например, такая институция, как Национальный банк, ему уже не нужна. В таком случае выпуск криптогривни будет осуществляться на основе той же технологии блокчейн, но уже без единого эмиссионного центра, то есть “манить” будут все желающие. Что-то вроде краудфандинга или всенародного финансирования, когда общество перейдет к универсальному товарно-денежному обращению, где государство уже не будет взимать дополнительный инфляционный налог за свое монопольное право на деньги. Ведь еще нобелевский лауреат Фридрих фон Хайек в своей работе “Частные деньги” указал на то, что “правительство надо лишить монополии на эмиссию денег. Валюту следует считать обычным коммерческим товаром и производить рыночным способом”. Уже в наше время бывший глава Банка Англии Мервин Кинг пришел к выводу, что мир входит в эпоху бартерной экономики, когда расчеты между контрагентами будут производиться посредством мгновенного расчета уровня ценности того или иного товара, платежеспособности покупателя и перечисления электронных денег на счет продавца. Валюты как таковые исчезнут, а им на смену придут базовые расчетные единицы, которые не будут нуждаться в услугах мировых центральных банков, хотя не исключено появление международного контролирующего регулятора. Но это уже совсем другая история.

Алексей КУЩ

Материалы по теме: