Мусор большой политики

Вот уже больше года прошло с трагедии на мусорном полигоне Львова в Грибовичах, когда в результате обвала мусора погибли 4 человека, тело одного из которых до сих пор так...

Вот уже больше года прошло с трагедии на мусорном полигоне Львова в Грибовичах, когда в результате обвала мусора погибли 4 человека, тело одного из которых до сих пор так и не нашли.

Что и немудрено – сложно найти тело в мусоре высотой около 60 метров, да еще и после продолжавшегося 12 суток пожара.

Трагедия повлекла за собой сразу два кризиса: собственно, мусорный в городе и политический между различными политическими силами в украинской политике. В ходе последнего мэру Львова Андрею Садовому всячески намекали на необходимость уйти в отставку как человеку, неспособному справиться даже с мусором в собственном городе, но в то же время через политическую партию «Самопомощь» претендующего на более высокую роль в государстве и системе власти. Апофеозом противостояния стали беспорядки около здания мэрии Львова 8 июня.

Но если политический кризис, вызванный мусором Грибовичской свалки как-то со временем стих, то кризис мусорный только разрастался и в конце концов, 12 июня мэр Львова Андрей Садовой, фактически признав свою неспособность решить вопрос мусора во Львове, сообщил на своей странице в Facebook, что городская комиссия просит Кабинет Министров Украины признать Львов зоной чрезвычайной экологической ситуации.

«У нас действительно не осталось других возможностей для избежания экологической беды», – признался градоначальник.

Грибовичский полигон – 68 лет в строю

Что из себя представляет львовский полигон для мусора, чье название стало известно всей стране и стало синонимом неспособности власти решить такой казалось бы простейший вопрос?

Свою «деятельность» будущий полигон для хранения твердых бытовых отходов (ТБО) в селе Грибовичи начинал как несанкционированная свалка куда местные жители несли свои отходы еще с середины 50-х годов прошлого века. В 1959 году этот статус был закреплен и возник Грибовичский полигон ТБО. Как собственно и большинство подобных объектов согласно проектной документации полигон должен был существовать 25 лет – до 1984 года. Но снова-таки, как и большинство подобных объектов его эксплуатация была продолжена волевым бюрократическим решением. В 1990 году против продолжения работы полигона выступили местные жители, но к их мнению не прислушались.

После этого проблема Грибовичского полигона перешла уже на плечи независимой Украины. В 2000 году Львовский областной совет принял решение о закрытии, отпустив 6 лет на этот процесс: официально прекратить работу свалка должна была в 2006 году. Но со времени этого решения прошло уже 10 лет, а полигон так и не был закрыт, хотя еще в 2003 году постановление о прекращении его эксплуатации вынес главный санитарный врач Львова. В 2010 же году обслуживающее Грибовичский полигон КП «Збиранка» сообщило, что вывод госсанврача о возможности утилизации мусора отзывается.

В 2011 году вывод Госэкоэкспертизы запретил дальнейшую эксплуатацию полигона как несущую большой вред для экологии и необходимость его поэтапного закрытия и рекультивации. По подсчетам института «Горхимпром» на выполнение последнего требования было необходимо 10 лет и порядка 200 миллионов гривен.

Так все и тянулось до мая 2016 года и гибели 4 человек.

Большая политика на мусоре

Трагедия стала поводом для политических сил в очередной раз обрушиться с обвинениями друг на друга. В основном, противостояние шло по линии президент Петр Порошенко – мэр Львова, лидер партии «Самопомощь» Андрей Садовой, что неудивительно, учитывая двойственную позицию политической силы в стенах парламента, а также президентские амбиции самого Садового, о которых заявляли многие эксперты, но опровергает сам градоначальник.

Масла в огонь подлила даже не просьба, а скорее требование-ультиматум с которым выступил сам Садовой, говоря о необходимости помощи Львову в решении его мусорной проблемы со стороны центральных органов власти, а также заявил о подозрениях в умышленном поджоге полигона.

Сам президент, понятное дело, в конфликт не вмешивался, но ряд политиков из пропрезидентского лагеря «прошлись» по Садовому. Лейтмотивом выступлений стали естественно управленческие способности львовского градоначальника, неспособного самостоятельно справиться с уборкой мусора в собственном городе.

Оппоненты мэра назвали самого Садового, а также успехи его команды на посту главы Львова за 10 лет «мыльным пузырем», обычным пиаром. Что же до «мусорного кризиса», намекали о личном материальном интересе градоначальника в работе Грибовичского полигона, на котором можно делать деньги в виде сортировки скопившихся сотен и миллионов тонн мусора, добыче «мусорного газа» и гудрона. За годы руководства Львовом Садовой отказал четырем десяткам инвесторов, готовым вкладывать средства в строительство мусороперерабатывающего завода на базе Грибовичского полигона и по мнению оппонентов мэра – это неслучайно.

Произошедшая 9 июня акция с требованием к мэру уйти в отставку, завершилась штурмом здания мэрии, что позволило снизить градус противостояния. После сетований Андрея Садового о том, что после закрытия Грибовичского полигона Львов оказался в мусорной блокаде – ему некуда вывозить мусор с улиц, власти 35 городов Львовской области заявили о готовности принять отходы Львова на своих полигонах. Со временем к ним присоединились и города уже со всей страны.

Начались путешествия львовских отходов по стране – мусор попадал в Житомир, Киев, Кривой Рог, Луцк, Черновцы, Винницу, Глухов. Однако практически сразу же местные жители начали выражать протест против ввоза ТБО, в некоторых городах их вполне официально поддержали местные власти, отказавшись принимать мусор из Львова – так поступили в Запорожье, Николаеве, Днепре.

А еще позднее в октябре-ноябре начали возбуждаться уголовные дела по незаконному ввозу львовского мусора в другие регионы страны. Так что к марту 2017-го их набралось 11. В итоге в сентябре на львовских улицах появились кучи мусора, который просто некуда было вывозить из-за массовых отказов городов принимать ТБО из Львова. Затем ситуация повторилась в январе 2017 года.

Из-за сильных дождей в октябре 2016 и мае 2017 года неубранный львовский мусор проплыл по улицам города, став «героем» многочисленных роликов в Youtube.

Реакция мэра была прогнозируемой – он снова обвинил Киев в мусорной блокаде, из-за которой Львов не может вывести мусор, и потому уборка ТБО в городе не ведется.

Наконец, в конце мая мэр Андрей Садовой заявил о том, что для Львова найден инвестор, готовый вложить средства в строительство мусороперерабатывающего завода: французская компания Egis планирует построить такое предприятие на территории ТЭЦ-2 на северной окраине Львова. К концу года планируется завершить подготовительную часть проекта и начать строительство завода, которое может быть завершено в течение двух лет.

Однако новый кризис наступил гораздо раньше.

15 свалок за 11 лет

В первый день лета Львовская областная прокуратура заявила о разоблачении схемы по незаконному вывозу мусора из Львова при помощи фиктивных предприятий якобы готовых принять ТБО.

Вслед за этим львовяне начали жечь неубираемый с улиц мусор и перекрывать трассы в знак протеста. Впрочем, последнее делалось и ранее, но масштабы таких акций стали расти настолько, что пресс-служба мэрии разместила обращение градоначальника Андрея Садового с просьбой не идти на поводу у провокаторов, организовавших мусорную блокаду Львова, таким образом снова сведя проблему в политическую сферу.

Наконец, 12 июня львовский градоначальник вновь расписался в собственном бессилии, заявив о том, что городская комиссия просит Кабинет Министров Украины признать Львов зоной чрезвычайной экологической ситуации.

Ответ на свое обращение Садовой получил от премьер-министра Украины Владимира Гройсмана 14 июня во время заседания правительства, но он оказался не тем, который очевидно ожидал мэр.

«Я считаю, что Андрей Садовой, мэр 11 лет, и за 11 лет мог построить уже 15 мусорных полигонов и мусороперерабатывающих заводов, имея миллиарды гривен сегодня на счетах, он просто не способен. Я не понимаю, почему так долго не решается вопрос мусора во Львове. Я один раз помог, второй раз помог, третий раз помог, мне уже люди отказывают, потому что они не хотят, чтобы на их территорию бесконечно возили мусор из Львова», – заявил премьер.

Впрочем, сам Садовой кроме многочисленных обещаний закрыть Грибовичский полигон и найти новое место для свалки мусора ничего не сделал.

Также градоначальник прокомментировал уголовное производство по факту незаконного вывоза мусора из Львова, подчеркнув, что все должно решиться в рамках закона, но все же не удержавшись от очередных заявлений в политическом давлении в стране.

«Будет окончательное решение суда по тому или иному делу, тогда можно будет этот вопрос дебатировать. Для меня главное, чтобы фирма работала и вывозила отходы. Если ей некуда возить – это проблема. В Украине 5,5 тыс полигонов. Всегда можно открыть полигон, чтобы принять отходы. Но должно быть политическое желание. Однозначно, что это политическое давление и банальная блокада города Львов», – сказал Садовой.

Словом, вопрос «завис». Между тем, каждый житель Львова в день производит от 0,5 до 1 килограмма мусора, так что его миллионное население ежедневно оставляет после себя от 500 до 1000 тонн мусора, в то время, как по словам заместителя мэра Львова по вопросам ЖКХ Сергея Бабака, есть место для вывоза только 100-120 тонн ТБО. Куда девать «остаток» по-прежнему неясно.

По материалам: Comments.ua

Материалы по теме: