Максим Мартынюк: Какой будет земельная реформа и когда ее ждать

Максим Мартынюк, первый заместитель министра аграрной политики и продовольствия, в эксклюзивном интервью НВ Бизнес рассказывает, какие инструменты появятся с запуском рынка земли. Украина имеет реальную возможность уже в текущем...

Максим Мартынюк, первый заместитель министра аграрной политики и продовольствия, в эксклюзивном интервью НВ Бизнес рассказывает, какие инструменты появятся с запуском рынка земли.

Украина имеет реальную возможность уже в текущем году сдвинуть земельную реформу.

Рынок земли – важен. Сейчас людей фактически лишают права распоряжаться своей собственностью. По некоторым оценкам, сегодня почти семь миллионов владельцев мораторных земель не имеют права с ними делать абсолютно ничего, кроме как сдавать их в аренду.

Правительство сконцентрировалось на поиске такой модели рынка земли, которая была бы в интересах владельцев паев. Больше о том, как именно будет развиваться ситуация с земельной реформой, знает Максим Мартынюк, первый заместитель министра аграрной политики и продовольствия.

– Какое сейчас актуальное состояние земельной реформы в Украине?

– Подготовительная работа на завершающем этапе. Рабочая группа, созданная после совещания с премьер-министром, должна представить согласованную концепцию в ближайшее время. Принципиальные элементы, на которых настаивает правительство, практически согласованы с нашими международными партнерами. Отдельно хочу подчеркнуть, что МВФ, как и другие доноры, не выдвигают никаких требований относительно определения модели функционирования рынка, кроме тех, что обозначены в меморандуме – принять соответствующий законопроект и рассмотреть возможность запуска рынка в 2018 году. Поэтому правительство сконцентрировалось на поиске такой модели, которая была бы в интересах владельцев паев.

– Немножко больше конкретики, как правительство видит эту реформу? Кому будут продавать, сколько будут продавать, когда будут продавать?

– Покупателями земли в Украине могут быть граждане Украины, физические лица. Устанавливается максимальная концентрация земельной собственности в размере 200 гектаров на одного человека. Это такие базовые ограничения функционирования рынка земли в Украине, которые хотело бы видеть правительство.

– Вы сказали, что с 2018 года эта модель может заработать. То есть с 2018 года, если все пойдет хорошо, можно будет прийти и продать свой пай?

– Можно будет прийти и продать, можно будет прийти и купить – если Верховная Рада примет законопроект, который внесет правительство.

– Сейчас было провалено голосование за дорожную карту земельной реформы. Каким образом это повлияет на реформу?

– Если считать это голосование симптоматическим и демонстрирующим тренды в парламенте, то это очень плохой сигнал. Решение, которое не удалось принять депутатам, не влекло за собой никаких юридических последствий. Это было постановление, которое утверждало резолюцию парламентских слушаний, которые были еще зимой. Резолюция очень долго формировалась, поскольку подыскивались формулировки, которые бы устраивали все стороны.

– Это симптом чего?

– Это симптом того, что сама тема рынка земли пока что в Верховной Раде является токсической.

– Тарас Кутовой, бывший министр АПК, был против того, чтобы продавать землю. Он хотел передавать права собственности на паи. Такая идея рассматривается или нет?

– Хочу внести некоторую поправку. Министр лишь написал заявление об отставке, которое не удовлетворено. И Тарас Викторович Кутовой остается министром. Он и сейчас стоит на позиции, что более правильным вариантом открытия рынка будет создание рынка купли-продажи прав аренды. Эта модель имела целью привлечь в агросектор дополнительный финансовый ресурс, создав новый предмет залога. Но здесь следует учесть, что эта идея не совсем воспринимается банками. Мы достаточно долго общались с руководителями финучреждений – они не воспринимают права аренды как твердый залог и они точно не будут кредитовать под это. В этом основная слабость модели продажи прав аренды.

– А если не воспринимают банки, то не воспринимает и Всемирный банк…

– Если не воспринимают банки, то происходит цепная реакция.

– Также существует распространенное мнение, что запуску рынка земли должно предшествовать решение смежных проблем, в частности с ошибками в Кадастре. Другими словами – готова ли инфраструктура к отмене моратория?

– Все проблемы решить невозможно априори, потому что пока решаем одни, другие появляются. Давайте говорить об общем состоянии системы. А система аренды земли работает в диапазоне от «отлично» до «удовлетворительно» – и это вам подтвердит любой аграрий. С точки зрения юридических действий, передать землю в аренду и продать землю – это почти одинаковые процессы. Делаем простой логический вывод – если рынок в нынешнем формате регистрации прав, обременений и так далее работает, это означает, что система готова и к рынку в полном смысле этого слова. Это чтобы долго не дискутировать, сколько ошибок в кадастре и так далее. Во-первых, мы их активно исправляем и, во-вторых, даже их наличие никоим образом не влияет на работу системы.

– Каков ваш прогноз – если у нас будет продажа земли, насколько это увеличит приток инвестиций в отрасль?

– Я уверен, что на следующий день после отмены моратория ничего не произойдет. Количество сделок купли-продажи участков постепенно будет увеличиваться, будут формироваться тренды, культура заключения этих соглашений, ориентиры цены и так далее. И только после этого этапа, на котором собственно и произойдет формирование рынка, речь может идти о привлечении инвестиций. Но в целом я расцениваю, что запуск рынка, даже в консервативной модели, приведет к приросту валового внутреннего продукта в пределах 1-3%.

– А инвестиции? Ведь многие обещает миллиарды инвестиций вследствие запуска рынка.

– Я не верю в миллиардные инвестиции за один год. Я верю в постоянство развития. Устойчивость развития гораздо более важно для нас, чем сиюминутные деньги, даже большие. Создать очередной пузырь, превратить сельскохозяйственную землю в девелоперский проект и накачать инвестициями, создать золотую лихорадку и ажиотаж, а потом все это сдуется – это не тот сценарий, который был бы желательным.

– Успокойте селян, что у них земля не исчезнет, что у них никто не украдет.

– Селяне гораздо умнее, образованнее и прогрессивнее, чем о них думают некоторые политические партии, которые их пытаются защитить. Селяне прекрасно знают, что у них есть документы, которым нечего противопоставить. Земля – это их собственность, которая защищена государством, и ее стоимость они прекрасно осознают, когда за ними бегают агрохолдинги и просят передать им землю в аренду. Селяне отлично осознают свое право на землю – им наконец надо дать свободу ею распоряжаться. Но еще раз хочу подчеркнуть, что открытие рынка не запустит массовой распродажи земли. Никто не станет в большую очередь, чтобы продавать паи. На самом деле, я уверен, что больше будет преобладать спрос на землю, чем предложение со стороны владельцев.

Автор интервью: Андрей Леденёв

По материалам: Nv.ua

Материалы по теме: