Каковы шансы, что дело Мартыненко дойдёт до суда

Cпециальной антикор­рупционной прокуратуре будет непросто доказать в суде незаконность торговли урановой рудой через офшорные компании В четверг, 20 апреля, Специальная антикоррупционная прокуратура (САП) задержала бывшего народного депутата от “Народного...

Cпециальной антикор­рупционной прокуратуре будет непросто доказать в суде незаконность торговли урановой рудой через офшорные компании

В четверг, 20 апреля, Специальная антикоррупционная прокуратура (САП) задержала бывшего народного депутата от “Народного фронта” и экс-главу парламентского комитета по вопросам топливно-энергетического комплекса (ТЭК) Николая Мартыненко по подозрению в том, что при его посредничестве из страны вывели $17,3 млн государственных денег. Уже на следующий день, 21 апреля, Мартыненко освободили из-под стражи прямо в зале суда и даже освободили от необходимости уплатить залог в 300 млн грн, как того требовала прокуратура. Залог заменили поручительством трёх министров, одного зама председателя Центральной избирательной комиссии и пятнадцати народных депутатов, которые пообещали, что Мартыненко никуда не скроется и будет сотрудничать со следствием.

Ядерная битва

Поводом для задержания Мартыненко 20 апреля стало подозрение в том, что он причастен к схеме закупок госпредприятием “Восточный горнообогатительный комбинат” уранового концентрата из Казахстана по завышенным ценам. Закупки ВостГОКом сырья с 2013 по 2016 год происходили через якобы принадлежащую Мартыненко австрийскую компанию STEUERMANN Investitions und Handelsgesellschaft mbH. А 24 апреля НАБУ официально сообщило о подозрении гендиректору ВостГОКа Александру Сорокину в хищении государственных средств.

Как пояснил Фокусу депутат Сергей Лещенко, суть злоупотреблений на ВостГОКе была простой. STEUERMANN покупала в Казахстане урановый концентрат по $95 за килограмм. Потом казахский поставщик за свой счёт привозил его в Украину, в город Желтые Воды. А STEUERMANN уже продавала концентрат ВостГОКу по $130 за килограмм.

Сам Мартыненко отрицает свои связи с австрийской структурой. Однако бывший бизнес-партнёр Мартыненко Давид Жвания, напротив, утверждал, что STEUERMANN всё же была частью их совместного бизнеса и предназначалась для посредничества в закупках мелких партий абразивных материалов. Однако Жвания отрицал, что ему было известно о том, что эта компания также посредничает при закупках урана.

Любопытно, что факты торговли урановым концентратом через якобы связанные с Мартыненко офшорные структуры впервые стали известны ещё в 2014 году. САП и Национальное антикоррупционное бюро (НАБУ) вели это дело более двух лет. И ещё в январе 2017 года глава САП Назар Холодницкий заявлял, что у него нет оснований для того, чтобы оглашать Мартыненко подозрение.

По видимому, расследование САП с “мёртвой точки” сдвинулось после того, как в январе нынешнего года НАБУ задержала и. о. предправления ГП “Объединённая горно-химическая компания” Руслана Журило, которого обвинили в том, что он экспортировал продукцию госкомпании через вышеупомянутый STEUERMANN по заниженным ценам. Ущерб, нанесённый государству, НАБУ оценивает в 300 млн грн. Тогда Николай Мартыненко признал, что знаком с задержанным, но категорически отрицал, что как-либо влиял на него.

Что не запрещено, то разрешено

Впрочем, один из бывших коллег Мартыненко по “Народному фронту”, депутат Леонид Емец сомневается в том, что правоохранительным органам удастся доказать подозрения в отношении Мартыненко. По его словам, факты, которые инкриминируют бывшему депутату, основаны на данных журналистских расследований, доказательной базы которых недостаточно для вынесения судом обвинительного приговора. “Журналистское расследование и судебное — это процедуры совершенно разного качества. Потому что лишь последнее предусматривает обязательный анализ документов, экспертизу и анализ доказательств”, — сказал Фокусу Емец.

Соглашается с ним и управляющий партнёр Адвокатского объединения Suprema Lex Виктор Мороз. “Дело о торговле урановым концентратом вряд ли когда-либо дойдет до стадии обвинительного приговора. Торговля через посредников вполне соответствует международной практике. Поэтому доказать умысел хищения средств будет сложно”, — говорит он в своем комментарии Фокусу.

По мнению адвоката, куда более обоснованным может быть ещё один коррупционный эпизод, якобы связанный с Мартыненко, — подозрение Швейцарской прокуратуры касательно получения экс-нардепом взятки от чешской компании Skoda JS за содействие в закупке её продукции государственным “Энергоатомом”. Однако расследование этого дела больше зависит от швейцарской стороны.

В любом случае практика показывает, что во всех делах, связанных с обвинениями чиновников и политиков в коррупции, адвокаты подозреваемого чувствуют себя гораздо увереннее, чем прокуроры. Поэтому, если им удается затянуть расследование и судебный процесс, это означает, что либо у обвинителей нет прямых доказательств, либо они не могут правильно воспользоваться теми материалами, которые у них есть.

Автор материала: Антонина Бажан

По материалам: Focus.ua

Материалы по теме: