Как объявленный мертвым одессит Дмитрий Малиновский украл 12 млн евро и был схвачен во Франции после покупки замка

5 октября французская жандармерия при поддержке Европола арестовала в Бургундии вблизи города Дижон “высокопоставленного беглеца” из Украины, который жил во Франции на широкую ногу. Им оказался 36-летний одессит Дмитрий Малиновский,...

5 октября французская жандармерия при поддержке Европола арестовала в Бургундии вблизи города Дижон “высокопоставленного беглеца” из Украины, который жил во Франции на широкую ногу. Им оказался 36-летний одессит Дмитрий Малиновский, разыскиваемый на Родине по подозрениям в причастности к по меньшей мере двум крупным аферам.

Таланты мужчины, который в Украине пытался инсценировать свою смерть, чтобы уйти от ответственности, французы также оценили по достоинству. В сообщении Европола Малиновского называют “королем замка” – международным мошенником высокого уровня, причастным к отмыванию денег на территории ЕС.

В принципе, если б Малиновский вел скромный образ жизни, то вряд ли бы вообще попался европейским правоохранительным органам.

На его след жандармам помогла выйти покупка возведенного еще в XII веке замка Шато-де-Ла-Рошпо, который позднее выступал резиденцией семьи президента Французской республики Сади Карно. В конце 2015 года его за 3 млн евро выкупила компания из Люксембурга, бенефициаром которой считается Малиновский.

Источник фото: twitter.com/europol

Источник фото: francetvinfo.fr

На сегодняшний день замок, а также прочие французские активы одессита на суму в 4,6 млн евро, включая антикварный Rolls-Royce Phantom и три картины Сальвадора Дали, арестованы.

Источник фото: twitter.com/europol

Наряду с этим, в историю Малиновского уже включилась украинская прокуратура. 12 октября из Киева был направлен запрос во Франции об экстрадиции одессита на Родину. Что характерно – абсолютно все украинские ведомства, которые комментировали его историю, отдельно акцентируют внимание на отсутствии политической составляющей дела одессита.

“Задержанный не имеет никакого отношения к политике. Это обычный умный преступник”, – охарактеризовал французского арестанта руководитель украинского бюро Интерпола Василий Неволя.

Вторила ему и пресс-секретарь прокуратуры Киева Надежда Максимец, которая на своей странице в Facebook сетовала, что “кое-кто через СМИ пытается придать политический контекст этому человеку и уголовному производству в целом”. В ее интерпретации, авторы подобного рода сообщений вынашивают цель усложнить процесс экстрадиции мошенника в Украину.

“Страна” разбиралась, так ли это, восстанавливая хронологию запутанной истории приключений Дмитрия Малиновского.

Помощник “регионала” и дистрибутор селитры “Стирола”

Пользователь Facebook под ником Dan Pasko, который утверждает, что учился с Малиновский в одной школе, так описывает на своей странице в соцсети его личностные качества: “больше всего Митя мне запомнился тем, что с самого детства у него были глобальные идеи и планы. Примерно в 4 классе он мне показал бумажку на которой был расписан план похищения Майкла Джексона ради получения выкупа. Похитить его Митя планировал на подводной лодке, а выкуп потратить на ученых, которые разработают космический корабль с ядерным оружием, который позволит доминировать на всей планете”.

Первые же упоминания в публичной плоскости о Малиновском датируются весной 2006 годом. Тогда 23-летний одессит шел по №40 на выборах в горсовет Южной Пальмиры по спискам Партии регионов (по тем же спискам шел и нынешний нардеп от БПП Алексей Гончаренко), но депутатский мандат так и не получил.

В анкетных данных того времени Дмитрий указывал в качестве места приложения своих сил ООО “Камиа”, директором одесского представительства которого он являлся.

“Камиа” – одна из составляющих корпорации Diamond Sphere Group, собственниками которой выступает семья бывшего нардепа от ПР Николая Янковского.

Кроме того, в парламенте 6 созыва (каденция ноябрь 2007 – декабрь 2012 года) одессит являлся помощником Янковского на общественных началах. На момент, когда Николаю Андреевичу принадлежал “Стирол”, его представителем по реализации аммиачной селитры выступала как раз “Камиа”.

Оборона стадиона

В 2006 году началась и другая история, одним из фигурантов которой на сегодняшний день выступает Малиновский. Именно по следам ее отголосков Дмитрий как раз и был объявлен в розыск правоохранителями Украины как организатор крупной мошеннической аферы.

Министерство обороны 9 марта 2006 года выдало нотариальную доверенность №610 на имя директора филиала Центрального специализированного строительного управления “Укроборонстрой” Вячеславу Мельнику, предоставив последнему широчайшие хозяйственные полномочия в части распоряжения имуществом армейскийх частей. Результатом приложения сил в этом направлении стал переход в частные руки почти четырех десятков военных объектов по всей Украине. Что же касается нашей истории, то именно Мельник двенадцать лет назад подписался под инвестиционным договором с ООО “Грин Коин” Евгения Деева и Андрея Дьяченко. Их соглашение предусматривало совместное возведение жилых домов на территории военного городка №216 в Одессе, часть квартир в которых предназначалась бы военнослужащим. Военные в обмен на участие в проекте передали бизнесменам большую часть имущественного комплекса стадиона СКА площадью 3,5 га, который “прописан” на Сельскохозяйственном переулке Южной Пальмиры.

Инвестиционный договор так и не был реализован в полном объеме. Вскоре по мотивам отчуждения имущества Министерства обороны было возбуждено уголовное дело. Его итогом стало осуждение приговором от 20 октября 2010 года экс-руководителя филиала “Укроборонстроя” в восьми годам тюрьмы за превышение служебных полномочий (функционер вышел на свободу в сентябре 2013 года по состоянию здоровья). Что же касается стадиона СКА, то разбирательства вокруг объекта в самом центре Одессы растянулись на несколько последующих лет.

Их текущим итогом стало решение Верховного суда образца весны 2015 года, который подтвердил незаконность передачи имущественного комплекса в частные руки. А также – взыскание с Минобороны в пользу “Грин Коин” 6,52 млн грн денежных инвестиций компании, планировавшей жилую застройку.

Как с этим связан Малиновский

Впрочем, к тому моменту сам имущественный комплекс стадиона СКА дважды успел поменять владельцев. Сначала в 2007 году владелец “Грин Коин” Евгений Деев перепродал его структуре “Юг-Инвест”. А в декабре 2011 года половина уже этой компании загадочным путем оказалась в руках новых собственников. По изначальной версии следствия, именно к этой мошеннической афере и приложил руку Дмитрий Малиновский, который якобы действовал в сговоре с уроженцем Мариуполя Андреем Йора (в розыске с января 2016 года) и адвокатом Александром Рабзи.

В трактовке правоохранителей, которая прослеживается в серии “ухвал” образца осени-зимы 2012 года, Йора в ходе сделки использовал поддельную доверенность, что привело к нанесению убытка собственнику “Юг-Инвеста” на сумму в 3,17 млн грн. Что же касается Малиновского, к тому моменту числившегося научным сотрудником Одесского национального морского университета, то его следствие представляло в качестве “мозгового центра” осуществления преступной схемы. Который, к тому же, уже тогда пытался сбежать от правосудия за границу, узнав о его готовящемся задержании.

Так, в ходе заседания Печерского райсуда Киева, рассматривавшего вопрос продления меры пресечения Дмитрию шесть лет назад, гособвинение указывало – 21 октября 2012 года Малиновского “сняли” с рейса, который должен был следовать из Борисполя в Париж. Одессит утверждал, что за кордон ехал проведать супругу, проходившую курс лечения во Франции. Суд внял его доводам – Дмитрия отпустили под залог в размере 429,2 тыс грн. Но подозрения в мошенничестве с него так и не сняли.

В начале 2014 года дело Малиновского и Ко было передано в Киевский райсуд Одессы, где восемь месяцев не могли провести подготовительное заседание. Главной причиной этого являлись систематические неявки Дмитрия, а также регулярные звонки о минировании дворца правосудия аккурат в день назначенных слушаний.

Параллельно ряд СМИ и общественников Одессы размещали критические материалы в отношении председательствующей в судейской тройке – Юлии Федулеевой. Уголовное преследование одессита они называли инспирированным со стороны вышеупомянутого Деева и его матери – предпринимателя Веры Калмакан.

Оппонентами Малиновского эти обстоятельства в совокупности интерпретировались как систематическое затягивание дела. Звучали также голоса тех, кто указывал на то, что Дмитрию оказывают помощь в этом некие высокопоставленные покровители.

“Телефонный терроризм”, исчезновение и урна с пеплом

Как бы там ни было, но в конце лета 2014 года ситуация приняла новый оборот. Судя по всему, у одесских судей по делу о мошенническом отчуждении имущества стадиона СКА, попросту лопнуло терпение. Так, объясняя 18 августа отсутствие его клиента в очередном предварительном заседании адвокат Малиновского заявил суду справку о ДТП, в которое якобы угодил одессит. Правоохранители назвали этот документ очередной “липой”, и Дмитрия попытались доставить в суд приводом. Впрочем, по месту жительства оперативник не нашел Дмитрия. Малиновского объявили в розыск, а по мотивам распутывания следов “телефонных террористов”, срывавших работу суда, следствие пыталось выйти на его след.

Итогом этой работы стала новая “пидозра” Малиновскому, датированная 25 мая 2015 года. Согласно ее тексту, к ранее имевшимся эпизодам о мошенничестве и подлоге документов в афере с армейским стадионом Дмитрию “добавили” претензии в части неправдивых сообщений о минировании Киевского райсуда Одессы, а также использование поддельной справки о ДТП. Впрочем, к тому моменту де-юре одессит уже две недели как считался мертвым. Соответствующее решение 12 мая 2015 года вынес Приморский райсуд Южной Пальмиры по итогам рассмотрения заявления жены Малиновского Аллы.

В суде женщина рассказала, что 18 августа 2014 года ее муж ушел из дома на заседание суда по его делу, и не вернулся. Малиновская рассказала душещипательную историю о том, как спустя три месяца после исчезновения супруга, неизвестный передал ей через консьержа дома картонную коробку. В этой посылке якобы находился пепел с останков Малиновского и свидетельство о смерти Дмитрия, выписанное Жовтневым РАГСом Луганского горуправления юстиции. Согласно этому документу I-ЕД №204160, датированному 29 октября 2014 года (актовая запись № 2053). Малиновский, участвуя в АТО, якобы погиб на неподконтрольной к тому времени официальному Киеву территории Луганской области 25 октября 2014 года.

Его супруга похоронила “прах Дмитрия”, и обратилась сначала в полицию, а затем и суд, чтобы “узаконить кончину” мужа. И ссылаясь на особый период правовых отношений в связи с АТО на Донбассе, изначально добилась внесения сведений о смерти Малиновского в реестр.

Но в Генпрокуратуре не поверили в искренность действий “вдовы”. В ходе рассмотрения апелляции на “ухвалу” суда первой инстанции выяснилось, что свидетельство о смерти Дмитрия – еще одна липа, и на самом деле было выдано в июле 2009 года на имя другого покойного. Еще одним доказательством того, что одессит жив и здоров стали улики, найденные во время обыска в феврале 2016 года в доме его матери.

Как указывается в одном из судебных решений, на квартире у женщины были найдены средства связи, которые использовались в закрытой абонентской группе для конспиративного общения родственников с Малиновским.

Афера на Одесском припортовом

К тому моменту Дмитрий уже с полгода как находился в базе розыска Интерпола, а параллельно – выступал фигурантом нового уголовного производства. Согласно его материалам, аккурат за месяц до легализации факта “смерти” Малиновского через суд, одессит провернул еще одну громкую аферу вокруг Одесского припортового завода, жертвой которой стал крупный международный трейдер удобрений Dreymoor Fertilizers.

Суть махинации изложена в серии судебных решений Приморского райсуда Южной Пальмиры и Печерского райсуда Киева. Из них следует, что в марте 2015 года в московский офис Dreymoor Fertilizers Overseas Pte Ltd обратился помощник украинского бизнесмена, который представился представителем компании Expotrade Global Limited, зарегистрированной в Белизе. Он сообщил, что компания имеет квоту на половину объема карбамида и аммиака, производимого на мощностях государственного Одесского припортового завода.

По версии издания “Цензор.НЕТ”, скорее всего при этом имелась в виду так называемая “политическая квота”, которую руководство Украины выдало своим приближенным. Ведь к тому моменту, согласно информации СМИ, ОПЗ был фактически разделен в пропорции 50/50. Где одну половину контролировала команда премьер-министра Арсения Яценюка (в лице Николая Мартыненко), а другую – люди президента Петра Порошенко (Александр Грановский и Игорь Кононенко).

В материалах суда указано, что предложение украинского бизнесмена в Москве оценили как правдоподобное. Дело в том, что пять лет назад он уже продавал Dreymoor Fertilizers удобрения с Одесского припортового завода, используя похожую “систему квот”. А потому его звонок с аналогичным предложением от лица фирмы Expotrade Global не насторожил менеджеров международного трейдера.

Из судебных материалов следует, что в этой афере Малиновский “окучивал” покупателей удобрений не самостоятельно. И как минимум ему помогал некий человек, чья фамилия начинается на букву “Н”. “Москвичи” ударили с “украинскими белизцами” по рукам, подписав два договора на поставку аммиака и карбамида. Через месяц трейдеры внесли предоплату в размере 12,7 млн евро на счета Expotrade Global (Белиз), после чего Малиновский и “Н” перестали выходить на связь. В московском офисе Dreymoor Fertilizers поняли, что их “кинули”, и обратились в полицию.

Тогда же выяснилось, что буквально за месяц до подписания договора Dreymoor Fertilizers с белизской Expotrade Global (в марте 2015 года) Одесский припортовой завод подписал с одноименной компанией Expotrade Global (но уже с регистрацией в Гонконге) два договора на поставку 60 тыс. тонн карбамида и 40 тыс. тонн аммиака.

Источник фото: crime-ua.com

По информации журналиста Сергея Головнёва, этот договор выступал подтверждением наличия удобрений для “москвичей” со стороны их украинских партнеров. То есть, соглашения с Dreymoor Fertilizers от 15 и 17 апреля 2015 года Expotrade Global из Белиза были своего рода производной от сделок, заключенных между ОПЗ и гонконгской Expotrade Global.

Но последние через неделю после перечисления денег “белизцам” дезавуировали свое соглашение, разведя руками. В результате чего “москвичи” остались с носом – без денег и без удобрений. А все попытки Dreymoor Fertilizers добиться передачи им карбамида и аммиака, выставляя претензии к Одескому припортовому заводу, увенчались крахом. Хозяйственные суды посчитали, что Expotrade Global Limited из Гонконга и Белиза – совершенно разные фирмы, не имеющие между собой связи. И “отфутболили” иск трейдеров.

По версии украинского следствия, преступная связь “белизцев” и “гонконгцев” из Expotrade Global Limited также не усматривается. А правоохранители ведут расследование в канве того, что за всей этой схемой стоял только Малиновский (о подозрении ему заочно сообщили в июле 2017 года, а спустя месяц – объявили в розыск по этому делу) и “Н”.

Но есть и те, кто полагает, что одессит с компаньоном на самом деле выступали лишь актерами второго плана. Особенно, с учетом того, насколько статусные личности были “гарантами” намерений Малиновского продать карбамид и аммиак трейдерам.

Дело в том, что договор об этих намерениях между Expotrade Global из Гонконга и Одесским припортовым визировался замдиректора ОПЗ Степаном Киминчиджи и Ольгой Ткаченко, которая позднее была назначена членом правления предприятия. Ткаченко уже оказывалась в поле зрения СМИ ввиду того, что ее считают ставленницей и проводником интересов на Одесском припортовом заводе со стороны вышеупомянутого парламентария из БПП Александра Грановского.

Что об этом думают в Украине

Грановский никак не комментировал инцидент с задержанием во Франции Малиновского. Зато это сделали другие лица, так или иначе связанные с историей Дмитрия.

Евгений Деев и Вера Калмакан на своих страницах в соцсетях встретили известие об этом с оптимизмом. “Как веревочка не вейся, все равно совьешься в плеть”, – написал Деев. А в другой ветке обсуждения новости о Малиновском задал еще большую интригу.

“Часть моей истории с Митей описана в 21 томе уголовного дела. Думаю, скоро документы смогут быть рассекречены, и многие узнают куда более финансово-интимные подробности махинаций нашего “друга”. Шаманы вуду, сатанистские вечеринки, одурманивание и шантаж политиков и многое другое интересное из разряда Булгаковщины”, – написал потерпевший по делу о присовении имущества “Юг-Инвеста”.

Отреагировал на разворачивающиеся события и первый зампред правления Одесского припортового завода Николай Щуриков, дело в отношении которого (оно касается якобы растраты средств госпредприятия в сумме свыше 200 млн грн при расчетах за газ) слушает в закрытом режиме Шевченковский райсуд Киева.

“Сегодня получил массу вопросов от СМИ с просьбой дать дополнительную информацию по материалу размещённому на сайте Европола… Ответ для всех обратившихся был один: вся информация которая может не навредить следствию была уже опубликована. Прошу во избежании непредвиденных последствий не публиковать домыслы и не проверенные факты”, – написал он в Facebook.

При этом, адвокат Щурикова Игорь Черезов уверяет: в истории его клиента Малиновского “у нас не проскакивало ни в каком качестве”. Фигурирует ли одессит в другом производстве, связанном с ОПЗ, расследованием которого также занималось НАБУ, в настоящее время неизвестно.

Бывший замглавы Администрации президента Андрей Портнов, в свою очередь, считает попытку “вернуть Малиновского на Родину” со стороны украинских силовиков попыткой не привлечь его к ответственности, а выгородить. “За отмывку надо судить во Франции. А ГПУ запрашивает его для возможного спасения. Напоминаю, первый заместитель генерального прокурора – член Народного Фронта (Дмитрий Сторожук – Прим. Ред.)”, – отмечает Портнов.

Страна

Материалы по теме: