Как “бунт чертей” может парализовать Генпрокуратуру

Легитимность членов Совета прокуроров и Квалификационно-дисциплинарной комиссии (КДКП), избранных 26 апреля, поставлена под сомнение. На прошлой неделе экс-глава Совета прокуроров образца 2016 года (который Юрий Луценко в свое время...

Легитимность членов Совета прокуроров и Квалификационно-дисциплинарной комиссии (КДКП), избранных 26 апреля, поставлена под сомнение.

На прошлой неделе экс-глава Совета прокуроров образца 2016 года (который Юрий Луценко в свое время назвал “чертями”) Валентин Брянцев обратился Окружной административный суд Киева с иском, где добивается признания противоправными действий Генпрокуратуры по организации и проведению месяцем ранее Всеукраинской конференции работников прокуратуры.

Суд, как сообщил Брянцев, уже принял иск к рассмотрению и назначил заседание на 4 июля.

Параллельно свои претензии к новоизбранным органами прокурорского самоуправления выразил и руководитель Департамента специальных расследований Сергей Горбатюк.

Что стоит за очередным скандалом в системе ГПУ и как это скажется на работе ведомства, разбиралась “Страна”.

Брянцев идет ва-банк

Опальный экс-руководитель Совета прокуроров Валентин Брянцев утверждает, что его полностью осознает масштаб возможных последствий в результате подачи им иска, но не собирается останавливаться на полпути. В своем ходатайстве, направленном в ОАСК 25 мая, он требует отмены ключевых решений, которые были приняты на прокурорской конференции месяц назад.

В первую очередь это касается избрания 5 членов КДКП по квоте ГПУ, а также 11 членов Совета прокуроров. Но наряду с этой тактической целью само по себе обжалование результатов собрания надзорников 26 апреля имеет далеко идущие перспективы.

Ведь в случае вынесения решения об удовлетворении иска, фактически вся работа ведомства будет признана незаконной. Что повлечет за собой отмены произведенных назначений, утрату полномочий сотрудниками следственных групп, целый ряд процессуальных документов превратятся в юридическую пустышку. Таким образом, Генпрокуратура фактически перестанет функционировать.

Сам Брянцев утверждает, что не чувствует давления со стороны руководства, и продолжает работать в системе ГПУ. Он не обнародовал мотивировочную часть поданного иска, но в разговоре со “Страной” отметил – речь идет о тех претензиях, которые уже звучали ранее в СМИ. А также еще одном пласте претензий.

Во-первых, Брянцев настаивает на правомочности составов Совета прокуроров и Квалификационно-дисциплинарной комиссии, которые были избраны в 2016 году, еще до назначения в ГПУ Юрия Луценко. В подтверждение своих выводов он даже заручился соответствующим заключением Института права им. Корецкого.

Во-вторых, Брянцев настаивает на заполнении освободившихся за год кресел в Совете прокуроров (это было связано с переводом ряда его членов на административные должности или увольнением, в связи с чем полномочия членов Совета прекратились), а не полном переизбрании составов органов самоуправления. В-третьих, он указывает на целый ряд процедурных нарушений, допущенных в ходе организации и проведения Конференции-2017 со стороны руководства Генпрокуратуры. По словам экс-главы Совета прокуроров, в настоящее время Окружной админсуд Киева, который недавно перенес “шмон” со стороны сотрудников НАБУ, еще не принял какого-либо значительного решения в части обеспечения его иска. Известно лишь, что назначен состав суда для рассмотрения жалобы. Служителем Фемиды, который будет ее рассматривать назначен Евгений Аблов.

Прокуратура на распутье

Официально на Резницкой предпочитают не реагировать на юридические потуги своих сотрудников. Вместе с этим, здесь полностью отметают инициативу опального главы Совета прокуроров образца 2016 года по “доизбранию” его членов, и организовали выборы абсолютно всех институций самоуправления с “чистого листа”.

Когда же Брянцев попытался заручиться поддержкой прокуроров-делегатов конференции 2017 года и провести довыборы, а не полную зачистку КДКП и Совета, его предложение не набрало необходимого числа голосов. Не смирившись с поражением, надзорник инициировал в закрытой Facebook-группе “Прокуроры Украины” голосование, где просил своих коллег поделиться их мнением для выбора дальнейшей стратегии поведения. Заранее подстраховавшись тем, что оно окажется важным, но не решающим.

Суммарно идею оспаривания результатов прокурорской конференции в профильной группе поддержало около 100 юристов. При этом действия Брянцева активно поддержали ряд бывших высокопоставленных прокуроров времен Виктора Шокина – экс-замглавы ГПУ Владимир Гузырь и прокурор Владислав Куценко. Сам экс-глава Совета прокуроров говорит, что у его инициативы есть много симпатиков, и среди них как бывшие, так и действующие прокуроры. Но их имена не называет.

Он частично соглашается с тем, что “внутренняя фронда” может парализовать работу ГПУ. Ведь прием иска Брянцева к рассмотрению создаст правовую коллизию – работа КДКП и Совета прокуроров, которые “дают добро” при назначениях, переводах и взысканиях сотрудников, в таком случае может оказаться заблокированной. Такое решение может вынести ОАСК в ходе процесса обеспечения иска.

Как и кем в таком случае будут утверждаться кадровые вопросы, большой вопрос. Ведь законодательство на предусматривает отсутствия полномочных органов прокурорского самоуправления, а глава ГПУ уже лишился единоличных прав для назначений одновременно со вступлением в силу очередных новаций к закону “О прокуратуре”.

Люди Луценко защищаются, люди Шокина плетут интриги

Как будут “отбивать” иск Брянцева в ГПУ, покажет судебное слушание, если до него дойдет. Но уже известно, что Юрий Луценко не намерен идти на уступки представителям “чертей”, как он окрестил органы прокурорского самоуправления, избранные годом ранее. Их ропот на Резницкой пытаются представить как бучу малочисленной группы маргиналов, которых не поддерживает молчаливое большинство сотрудников Генпрокуратуры.

“Коллегам, которые имеют противоположное мнение и сомневаются в легитимности избранного самоуправления: ваша позиция была выслушана делегатам, но не поддержана. Тайное голосование показало вашу поддержку на уровне 70 голосов. Даже в ФБ при вашей интерпретации проблемы, ваше мнение разделяет не более 100 прокуроров. Напомню, делегатов на конференции было 465, а в коллективе нас более 12,5 тысяч. Задумайтесь”, – высказался на этот счет в Facebook глава прокурорской конференции-2017 Андрей Андреев.

Впрочем, сколько прокуроров на самом деле в конфликте поддерживает линию руководства ведомства, и действительно ли их больше условных “оппозиционеров”, сказать сложно. В то же время абсолютно понятны мотивы самого Андреева, который своим карьерным ростом полностью обязан Луценко. В “благодарность” за активизацию “дела Ефремова” глава ГПУ перевел его в августе прошлого года на должность заместителя прокурора Киева, перед этим уволив с нее… племянника Гузыря Александра Авраменко.

А потому за действиями дяди пониженного до поста начальника управления столичной прокуратуры юриста улавливаются, в том числе, и личные мотивы.

Горбатюк открывает “второй фронт”

Но не Брянцевым единым и его иском к ГПУ живет в настоящее время надзорное ведомстве. Дело в том, что помимо группы соратников экс-генпрокурора Шокина, параллельную атаку на нынешнее руководство ведет еще один оппонент Луценко. И вновь скандал закрутился вокруг собрания прокуроров месячной давности.

Так, 15 мая руководитель Департамента специальных расследований Сергей Горбатюк обратился к генпрокурору с письмом, в котором потребовал проведения служебного расследования по мотивам событий, которые происходили на прокурорской конференции-2017. Целью предполагаемой проверки должно стать изучение фактов фальсификаций и нарушений при голосовании делегатов за представителей органов самоуправления, а также подлог.

В подтверждение своей версии Горбатюк приводит скандальную историю, которая произошла 26 апреля. Тогда еще до принятия каких-либо решений на конференции надзорников, в сети был обнародован список будущего состава Совета прокуроров.

“Страна” стала одним из первых СМИ, которое по собственным каналам также получила данный перечень “фаворитов ГПУ”. И, в конечном счете, из 11 указанных в нем претендентов избранными в Совет оказались 10 человек. Начальник Департамента спецрасследований ГПУ полагает, что целому ряду делегатов выдавались указания, кого поддерживать при голосованиях.

“С учетом того, что абсолютно всем кандидатам было отказано в возможности выступления и ведения агитации, практически все избранные набрали примерно равное количество голосов, что является невозможным даже согласно теории вероятности”, – отмечает Горбатюк. Он поставил под сомнение свободу волеизъявления избранных делегатов конференции-2017, и нашел занимательную закономерность.

“В среднем 260 делегатов проголосовали в первом туре за вероятно кем-то определенный и спущенный к сведению прокуроров перечень кандидатов, в результате чего были заполнены квоты в КДКП и Совете прокуроров”, – говорится в письме прокурора. При этом как раз примерно такое же число делегатов (261) – занимают административные должности в системе ГПУ, и вполне могли быть “мотивированы” Резницкой голосовать по указке.

“Считаю, что такое голосование и публичное объявление победителей еще до его начала подрывает авторитет органов прокуратуры и полностью исключает возможное доверие к избранным конференцией членов органов самоуправления, нивелируя дальнейшую деятельность Совета прокуроров и КДКП”, – резюмировал Горбатюк.

Он потребовал от Луценко обязать руководителя Генеральной инспекции Владимира Уварова провести служебное расследование с целью проверки фактов фальсификаций и подлога в ходе конференции работников органов самоуправления. Была ли назначена подобная ревизия, на данный момент неизвестно.

Матиос бьет по департаменту спецрасследований

Зато ясна выбранная на Резницкой тактика в ответ на скандальное письмо. В ведомстве начали кампанию по обличения недостатков и “проколов” его автора, пытаясь таким образом подорвать какое-либо доверие к словам и действиям “главного следователя Майдана”.

Тон в этом задавал главный военный прокурор Анатолий Матиос. Сначала в эфире телеканала 112-Украина, он не преминул “уколоть” Горбатюка за бездействие при расследовании преступлений экономического блока “Семьи” Януковича, которым тот занимался до назначения Луценко. Фактически был сделан намек на то, что уголовные производства в департаменте использовались сугубо для наживы и торга с представителями команды бывшего президента.

Вслед за этим уже в эфире телеканала ZIK Матиос продолжил развивать свою мысль. Теперь зашла речь и о фактическом провале “дела Майдана”, за которое отвечает Горбатюк. Последний принялся оппонировать главному военному прокурору, выдвигая встречные обвинения в подлоге и саботаже. Перепалка высокопоставленных надзорников настолько вышла за рамки этикета, что Матиос “предъявил” Горбатюку претензии в том, что тот “завалил всю работу, устроив трехлетний пиар на крови” и “нанюхался кошачьего хвоста”.

Помимо этого в адрес руководителя Департамента спецрасследований полетели критические стрелы со стороны “активистов”, занимающихся информационным сопровождением работы ГПУ. Один из них, Андрей Дзиндзя, обнародовал видео якобы имевшей место переписки Горбатюка с помощницей народного депутата Егора Соболева накануне отчета Юрия Луценко в парламенте.

Исходя из данных этого общения, была выдвинута версия – Горбатюк “сливает” закрытые сведения о ходе досудебного расследования событий на Майдане и внутренние документы ГПУ.

Что само по себе уже является основанием для служебной проверки со стороны Генинспекции.

Органы самоуправления наполнили людьми, обязанными Резницкой

А пока Матиос и Дзиндзя “гнобят” Горбатюка, в ГПУ продолжают делать вид, что покусывания со стороны руководителя Департамента спецрасследований, Брянцева и прочих недовольных не являются для них ощутимыми. И тихой сапой органы прокурорского самоуправления, избранные месяц назад, начали свою работу, выбрав себе руководителей.

В частности, представители Квалификационно-дисциплинарной комиссии прокуроров (которая 25 мая была юридически зарегистрирована, и квартируется в Национальной академии прокуратуры) выбрали себе главу, абсолютно лояльного действиям Резницкой. По доброй традиции эпохи Порошенко возглавил эту институцию выходец из Винницы – вотчины президента. Им стал прокурор отдела надзора за соблюдением законов территориальными органами полиции при осуществлении досудебного расследования и поддержки гособвинения управления надзора в уголовном производстве прокуратуры Винницкой области Виталий Грушковский.

Не менее интересной оказалась и персона его заместителя в КДКП. Им стал личный друг Луценко – бывший заместитель главы ГПУ эпохи Пискуна и Медведько Виктор Шемчук. Сегодня он представляется как эксперт проекта ОБСЕ в Украине, а 10 лет назад именно Юрий Витальевич лоббировал Шемчука как кандидата на пост генпрокурора. В годы президентства Януковича, Шемчук “запятнал” себя тем, что занимал должность губернатора Львовской области. Впрочем, на его отношения с Луценко этот факт не повлиял.

Параллельно с запуском деятельности КДКП, активизировал свою работу и Совет прокуроров, лояльный к главе ГПУ. На сегодняшний день в активе этого органа уже два собрания (впрочем, поводы для заседаний были формальными), а также встреча с самим генпрокурором. Где тот заверил членов Совета в максимальной поддержке их начинаний и обещаниями независимости в принятии кадровых и прочих решений. Впрочем, ни в каких знаковых административных назначениях главы ГПУ Совет на данный момент по-прежнему не участвует. И выступает своего рода актерами второго плана на подтанцовке у Луценко. По одной из версий, это связано с тем, что у руля данного, и без того абсолютно лояльного к генпрокурору, органа были поставлены люди, имеющие свои “скелеты в шкафу” и имеющие личные обязательства.

Так, руководителем Совета прокуроров был избран следователь по особо важным делам прокуратуры Сумской области Михаил Мисюра, которого практически не знали в лицо делегаты апрельской прокурорской конференции. Зато с ним прекрасно знаком прокурор Сумщины Виталий Матвийчук, который способствовал выделению Мисюре ордера на квартиру. Оказав таким образом ему услугу, “важняка” подвесили на крючок, и в дальнейшем принялись продвигать в качестве кандидата в руководство органов прокурорского самоуправления.

Собеседник “Страны” в системе силовых органов также утверждает, что за избранием Мисюры сначала в Совет прокуроров, а затем и его назначением на должность руководителя этого органа стоят синхронные действия не одного только облпрокурора Матвийчука. Едва ли не главную скрипку в этой операции сыграл “куратор” Сумщины в ГПУ – начальник Департамента кадровой работы Александр Горбань. В рамках выполнения указаний генпрокурора, ему удалось “завести” нужного человека в высокое кресло, обставив его избрание и последующее назначение как акт демократического волеизъявления.

При этом, заместителем Мисюры в Совете была избрана Елена Нестерова, которая как руководитель профсоюза работников прокуратуры Кировоградской области давно находится на особом привилегированном счету. Причем как у своего непосредственного руководства, так и на Резницкой. “Страна” писала, что ряд кировоградских прокуроров обвиняли Нестерову в хищении членских взносов членов профсоюзной организации Кировоградщины, но дело замяли. О близости Нестеровой к начальству также свидетельствует тот факт, что после провала на прокурорском конкурсе по избранию руководства Кировоградской местной прокуратуры в 2015 году (она заняла последнее, 21-е место по результатам тестов), ей предоставили должность в аппарате областного надзорного ведомства. Откуда впоследствии она и была избрана в Совет прокуроров.

Елена Нестерова в 2015 году провалилась на конкурсе из-за низких результатов, показанных в части знания законодательства. Сегодня она заместитель главы Совета прокуроров

Чем закончится конфликт?

С учетом сложившегося кадрового пасьянса как в составе, так и руководстве органов прокурорского самоуправления, ожидать от этих органов действий, которые могут поставить под сомнение “бетонирование” ГПУ под политику Луценко, естественно, не стоит. Причем даже в случае его анонсированного ухода с должности через полгода. Ввиду этого и начали прорастать зерна недовольства диктатом Юрия Витальевича со стороны ранее влиятельных в ГПУ групп.

Не исключено, что руками Брянцева и Горбатюка они готовят почву для организации диалога с генпрокурором по проблемы вопросам. Первым сигналом этого является попытка поставить под сомнение легитимность КДКП и Совета прокуроров. Рассмотрение этого вопроса в судебном порядке, вероятнее всего, будут затягивать, но уже в начале июня борьба может выйти на новый уровень. Тогда в полный рост встанет вопрос с дальнейшими перспективами в системе ГПУ бывшего 1-го заместителя Шокина Юрия Севрука, отправленного на год в распоряжение Академии прокуратуры, но так и не уволенного с должности. Пикантности ситуации придает якобы замолвленное за Севрука слово Шокина, которому пообещали сохранить пост 1-го заместителя генпрокурора за преданным ему человеком.

Однако, на пути его камбэка стоят не менее существенные, причем уже политические, а не сугубо прокурорские расклады. В частности, с партнерами БПП по коалиции из “Народного фронта”. Их ведущие ставленники – 1-й замглавы ГПУ Дмитрий Сторожук и прокурор Киева Роман Говда оказались скованными в целом ряде действий приставленными к ним от Луценко “смотрящими”. Но поступаться своими креслами не намерены. Будет ли Юрий Витальевич пытаться найти “золотую середину” в подковерной борьбе разнообразных групп влияния, или окончательно “обрубит сук” с одной из сторон – покажут ближайшие месяцы.

Автор материала: Виталий Губин

По материалам: Strana.ua

Материалы по теме: