Как аферисты и продажные суды лишают киевлян жилья. Полиция в доле?

Двенадцать лет назад киевлянка Елена приобрела квартиру в переулке Тараса Шевченко, в самом центре Киева недалеко от Майдана Независимости. Это была инвестиция в будущий бизнес. Женщина планировала выкупить еще одну...

Двенадцать лет назад киевлянка Елена приобрела квартиру в переулке Тараса Шевченко, в самом центре Киева недалеко от Майдана Независимости. Это была инвестиция в будущий бизнес. Женщина планировала выкупить еще одну квартиру на этаже и сделать из этого помещения хостел.

Из-за кризиса 2008 года пришлось изменить планы и отказаться от этой идеи. Елена выставила жилье на продажу. Однако, когда начала готовить документы, узнала, что квартира уже давно записана на другого человека.

Как оказалось, на основании поддельных документов Гребенковского суда Полтавской области аферисты задним числом переписали жилье на нового владельца, что позволило им распоряжаться чужим имуществом. Елена подала в суд и выиграла дело.

Однако это было только начало. Пока шло расследование, аферисты повторно подделали документы на жилье и оперативно перепродали квартиру несколько раз, используя поддельные решения суда и чужие паспорта.

Последние пять лет Елена безуспешно пытается вернуть свое жилье обратно.

«У меня просто ушла почва из-под ног. В нашей стране возможно по поддельным документам сделать все: украсть у человека недвижимость, перепродать несколько раз, и апелляционный суд еще потом вынесет решения, называя черное белым»,— жалуется на ситуацию она.

Казалось бы, это замечательный сюжет для детектива, однако в Украине это обыденная ситуация и случай Елены, как выяснила журналисты «Экономической правды«, далеко не единственный.

В судебном журналистам реестре удалось найти еще 46 (!) подобных дел, касающихся недвижимости в Киеве.

Признаки злоупотреблений во всех ситуациях одинаковы. Люди внезапно узнают, что жилье, которое они приобрели несколько лет назад, по документам записано уже на других, и обращаются в суд. В  каждом из этих случаев решение на передачу жилья выдавал тот же Гребинковский суд.

Вокруг этих решений развернулись длительные судебные процессы, которые рассматриваются последние несколько лет, но безуспешно для жертв аферы. Следствие до сих пор не может привлечь к ответственности аеристов, а суды на основании этого на абсолютно формальных основаниях оставляют имущество аферистам.

Как такое могло случиться и кто виноват в том, что люди до сих пор не могут вернуть себе недвижимость, разбиралась в издании «Экономическая правда«.

История одной квартиры 

Семья Елены борется за возвращение жилья в свою собственность уже пять лет. За это время она потратила на судебный процесс десятки тысяч долларов.

«Квартира почти в три раза упала в цене, я не могу в ней жить, не могу ее продать и не могу пользоваться своей собственностью»,  — с возмущением и отчаянием в голосе говорит Елена, у которой мошенники украли жилье.

Началось все еще в 2005 году, когда семья Елены приобрела квартиру в Шевченковском районе города Киева. Женщина планировала открыть небольшой хостел, однако из-за финансовых сложностей пришлось от бизнеса отказаться, а жилье —  продать.

Квартира находилась в переулке Тараса Шевченко в центре Киева недалеко от Майдана Независимости и Крещатике

Она выставила квартиру на продажу и ждала покупателей с хорошим предложением. Однажды, когда Елена с мужем и ребенком была на отдыхе, ее помощница показывала жилье потенциальным покупателям. Когда те пришли посмотреть на квартиру, узнали, что в квартире находятся другие люди.

«Вдруг из квартиры вышли три амбала и женщина нотариус, показали поддельную выписку из реестра, жилье записано на какую-то Мариконь», — рассказывает Елена.

Как оказалось позже, аферисты подделали документы. На руках у них было решение того же Гребенковского суда, по которому семья Елены будто в качестве погашения долга переоформила квартиру на другую женщину — Оксану Мариконь.

Однако Елена и Мариконь даже не знакомы, и никакого долга на самом деле не было. Более того, как позже выяснила Елена, Мариконь никогда не обращалась в этот суд и впервые услышала о том, что на нее записана квартира.

Оказывается, несколькими годами ранее аферисты подделали документы Гребенковского суда, воспользовавшись фальшивым паспортом Мариконь. На момент оформления документов женщина имела другой паспорт, а старым паспортом, который уже был недействителен, воспользовались мошенники.

Оксана Мариконь вместе с Еленой подали заявления в Шевченковский суд и полицию, чтобы решить эту проблему. Началось уголовное расследование на квартиру был наложен арест.

Поскольку Мариконь не претендовала на жилье, отстоять свое право на имущество Елене удалось без особых проблем. После выигрыша в суде семья уехала из города на несколько месяцев. А когда они вернулись, их ждал очередной сюрприз — в квартире шел полным ходом ремонт, который делали неизвестные люди.

Пока квартира была под арестом, казалось, что ей ничего не угрожает, но аферисты, как оказалось, все это время продолжали свою деятельность. Они подделали снятия ареста с квартиры, а затем, воспользовавшись фальшивыми документами Мариконь, выписали доверенность на квартиру на другое лицо, которого ранее в этой истории не было — Андрея Загацкого.

Доверенность позволила Загацкому распоряжаться имуществом якобы от имени Мариконь.

Дальнейшие события еще более запутаны. В истории появляются новые люди, которые передают жилье из рук в руки.

Сразу после поддельного снятия ареста с квартиры, Загацкий продал жилье уже третьему лицу — Руслану Багиеву. Тот переписал квартиру на свою дочь, которая в свою очередь продала ее Михаилу Ансимову. Последний заложил квартиру под залог в банк «Национальные инвестиции». Сам кредит Ансимов  так и не использовал, говорит, что не понадобился.

«Я взял кредит, поскольку думал, что не хватит денег на такой капитальный ремонт», — оправдывается в разговоре с журналисткой ЭП Михаил Ансимова.

Все это происходило в течение трех месяцев, а операции по продаже жилья вообще произошли за считанные дни.

Такая оперативность не случайна, ведь это все случилось в отсутствие Елены в городе. Узнав это, Елена снова подала в Шевченковский суд и еще раз выиграла дело.

«У меня есть догадки, что их кто-то покрывает из влиятельных лиц. Мы наложили арест, а они совершенно бесстрашно его подделали и продали квартиру три раза, заложив ее в ипотеку», — жалуется Елена Виленская.

Но на этом история не закончилась, аферисты снова перешли в наступление.

Последний «владелец» квартиры в этой запутанной цепи —  Михаил Ансимов —  подал на апелляцию с требованием вернуть квартиру и возместить убытки за ремонт, которой он успел сделать в помещении. Он не прекращал ремонт даже во время судебного разбирательства.

Причем судиться он решил не с Багиевым, который продал ему украденное жилье, а с Еленой, которую обвинил в мошенничестве.

Кроме квартиры, Ансимов также приватизировал чердак, вход в который лежит через квартиру Елены. Это —  совместная собственность жителей дома, которым никто не пользовался. Однако теперь из чердака и квартиры сделали двухэтажное жилье, которое Ансимов сдавал в аренду посуточно во время судебного процесса. Разрешение на чердак ему помогла получить частная компания, название которой Ансимов не помнит.

Михаил довольно легко пошел на контакт с ЭП и согласился прокомментировать ситуацию.

«Я думаю, что это Елена сделала специально, чтобы получить квартиру с ценным ремонтом», — говорит Михаил Ансимов.

Он не комментирует, почему не обратился с иском на Багиева, который продал ему украденное жилье, однако довольно подробно объясняет свои подозрения относительно Елены.

Одной из основных причин, по которой Михаил подозревает Елену в мошенничестве, является то, что в 2014-м году, после первого судебного разбирательства, она вовремя не зарегистрировал право собственности на жилье. После первого суда по поддельным документам Елена на время оставила арест на квартиру, не внося ее повторно в реестр. Он возвращается к этому аргументу во время разговора несколько раз, задавая вопрос: «Кому это выгодно?».

«Мне так посоветовали юристы, ведь снять арест с квартиры мошенникам при таких обстоятельствах казалось невозможным», — объясняет свои действия Елена.

В конце концов, это все равно не помогло, потому что мошенники подделали документ о снятии ареста, что позволило случиться всем  дальнейшим событиям.

Дело рассматривалось 3,5 года и в результате Ансимов  выиграл апелляцию. Суд подтвердил факт того, что квартиру у Елены украли, но все равно оставил жилье в собственности Ансимова. В постановлении он назван «законным приобретателем имущества».

Хотя по закону имущество, которое было изъято незаконным путем, должны отдать первом законному владельцу, то есть Елене.

«Гражданский кодекс предоставляет нам механизм возврата квартиры законному владельцу, даже если квартира была неоднократно продано после мошеннического завладения. Но процесс этот непростой, только через судебное решение», — комментирует адвокат Валентина Теличенко.

В самом невыгодном положении оказывается и человек, который приобрел эту квартиру. Ведь он  может претендовать только на возврат средств от лица, которое ему это жилье продало. Если у этого человек нет средств, тогда перспектива получить деньги обратно становится призрачной.

Однако Михаилу повезло, ведь его случай уникальный. Ему не просто не пришлось обращаться к Багиеву, который ему это жилье продал, но и удалось полностью оставить жилье в своей собственности.

«Суд апелляционной инстанции под председательством судьи Болотова отказал Елене в возвращении его жилища потому, что за ней не зарегистрировано право собственности. Абсурдность этого вывода в том, что Елена в суд пошла как раз потому, что за ней не зарегистрировано право собственности, а зарегистрировано за другим лицом в результате серии мошеннических действий. Если бы за ней было бы зарегистрировано право собственности, она бы пошла не в суд, а к своей квартире», — объясняет адвокат Елены Мария Швец.

Председательствующим судьей во время этого заседания был Евгений Болотов.

Судья Евгений Болотов (Болотов Евгений Владимирович), Апелляционный суд города Киева

То есть, суд вынес решение по достаточно формальным основаниям, не объясняя причину своего решения. Как и в других случаях, о которых говорится далее.

Масштабная схема

Этот случай является лишь одним из фрагментов большой схемы мошенничества, которая работает на рынке недвижимости. Автору удалось найти решение суда , по которому в января 2019 года был наложен арест на 13 квартир за подделку документов, якобы выданных Гребенковском судом.

По такому принципу были отчуждены не только квартиры, но и не менее 25 нежилых помещений .

В этом здании в городе Гребенка находится тот самый Гребенковский суд.

Из-за тайны досудебного расследования узнать судьбу этих дел пока невозможно. Однако есть и другие единичные случаи, которые имеют такие же признаки. Их хронологию можно отследить в судебных решениях.

По описанию в судебных решениях, они начинаются одинаково. В какой-то момент владелец квартиры обнаруживает, что права собственности на жилье оформлены на другого человека на основании решения Гребенковского суда Полтавской области. По мировому соглашению документы оформлены на людей, которые об этом ничего не знали. Или утверждают, что ничего не знали.

В одном из таких дел право на жилье были переписано на бездомного.

В какой-то момент Валерий (имя заменено по просьбе адвоката — ЭП ) заметил, что в квитанции на оплату коммунальных услуг за его квартиру указана чужаю фамилия. Он обратился в ЖЭК и обнаружил, что владельцем квартиры, которую он продолжает считать своей, является другое лицо. Далее история очень похожа на историю Елены. Гребенковский суд передал право на жилье бездомному, за которым стояли мошенники.

Во время судебного разбирательства в Киеве Гребенковский суд дал ответ о том, что никогда не рассматривал такое дело, значит решение является поддельным.

При этом квартиру после незаконного завладения была перепродана добропорядочному по формальным признакам приобретателю. Позже выяснилось, что «добропорядочный приобретатель» — это гражданин Казахстана, который никогда в Украине не был. В суде этого человека представляла адвокат, которая заключила соглашение с гражданином Казахстана по скайпу.

Валерий обратился с заявлением о преступлении в полицию, но следователи хоть и начали производство, однако ничего фактически не делали.

По мнению адвоката Валерия Валентины Теличенко, в этом случае действовали мошенники, которые работали по предварительному сговору и могли влиять на суд.

«Они имели возможность влиять на судей через председателя суда, они пользовались услугами молодых адвокатов, не выказывая себя в схемах», — отмечает Теличенко.

Хотя Гребенковский суд направил в Шевченковский суд вывод, что такое дело в суде никогда не рассматривалась и решение должно быть признано поддельным, для коллегии киевских судей этого аргумента было недостаточно. Шевченковский суд тогда вынес решение в пользу аферистов. Валерий выиграл дело только на этапе апелляции.

«Однозначно, если любое условное дело в Гребенковском районном суде Полтавской области не поступало, а следовательно и не рассматривалась, то соответственно и решения, изданные якобы в таком деле Гребенковском районным судом Полтавской области следует считать поддельными», — отмечает пресс-служба Гребенковского суда Полтавской области.

В других подобных случаях Гребенковский суд объясняет отсутствие в архивах документов, на основании которых были переписаны квартиры, пожаром или стихийным бедствием . Тогда пострадавшим становится практически невозможно доказать подделку документов , ведь их теперь считают не поддельными, а потерянными.

С 2000-х годов в Гребенковском суде было два случая, при которых были повреждены судебные дела. В 2008 году неизвестные подожгли здание суда, а в 2010 году в результате урагана была залита архивная комната.

Владельцы, у которых забирали жилье на основании поддельных документов, подавали иски в киевские суды. Большинство найденных журналистами дел рассматривались в Шевченковском районном суде города Киева, а затем передавались на апелляцию в Киевский апелляционный суд. Единичные случаи рассматривались также в других киевских судах.

Однако суды разные, а причины отказа в исках одинаковые. Все апеллируют к тому, что не могут вернуть жилье законному владельцу поскольку нет основания считать документы поддельными.

Поскольку неизвестно, кто именно стоит за подделкой документов, а часть документов считаются потерянными, киевские суды не могут вынести приговор по этому делу. То есть подтвердить, что документы были подделаны, даже если всем это и так уже понятно.

Есть подозреваемые?

На тех решениях, документы которых попали в редакцию ЭП, или с пострадавшими с которыми журналисты имели возможность пообщаться, стоит подпись бывшего главы Гребенковского суда Алексея Радзивона.

В 1997 году этого судью уже арестовывали за взятку .

Позже, в 2012 году, апелляционный суд Полтавской области признал , что судья был задержан незаконно. Ему даже выплатили 90 000 гривен компенсации за нанесенный моральный ущерб.

Получить комментарий самого Радзивона не удалось, поскольку в суде он больше не работает.

О нем вспоминают и в местных СМИ, когда описывают подобные случаи. В 2013 году он комментирует свою причастность к делу так:

«За 37 лет работы в прокуратуре и в суде мне приходилось несколько раз встречаться со случаями, где всплывали фальсифицированные решения судов. Почему сейчас использовали наш суд, я и представить не могу. Мою подпись легко подделать, поэтому я её меняю раз в несколько лет. А любую печать сегодня можно даже через Интернет заказать«.

Ситуацию с поддельными документами прокомментировал и сам Гребенковский суд Полтавской области.

«Безусловно, судейский корпус и работники аппарата суда обеспокоены ситуацией, сложившейся как по отношению к обманутым людям, так и к репутации Гребенковского районного суда Полтавской области«, — объясняет ситуацию пресс служба суда.

О причастности к делу экс-главы Гребенковского суда Алексея Радзивона суд ограничивается лишь фразой, что он уволился в 2013 году по собственному желанию.

Однако пока лицо, которое подделало эти документы, не установлено, а Гребенковский суд ссылается на стихийные бедствия, киевские суды выносят решения в пользу аферистов.

Однако комментировать эту информацию следователи отказались, ссылаясь на тайну дела.

Сейчас у следствия есть свидетель, который может быть причастен к делу. ЭП удалось связаться с этим человеком, однако учитывая тайну досудебного расследования, он пожелал остаться анонимным.

В 2008 — 2012 годах Виталий (имя изменено по желанию свидетеля — ЭП ) работал в компании, которая занималась консалтингом и помогала регистрировать права собственности в БТИ. Через эту компанию и проводили фальшивые документы мошенники.

Они оформили на Виталия доверенность и он от имени преступников приносил документы на регистрацию.

«Клиенты приносили готовые документы. Суть услуги заключалась в том, чтобы зайти в кабинет, подать документы, завести человека и все. Я не исключаю, что там была какая-то большая игра, договоренности наверху. Меня использовали для физической подачи документов», — объясняет свою роль в истории Виталий.

По его словам, очень часто он даже не видел этих людей, поскольку для оформления на него доверенности достаточно было только паспортных данных. В других случаях, люди приходили к нему лично.

Фактически, компания, в которой работал Виталий, была посредником, которая принимала поддельные документы мошенников, и относила в БТИ. Как утверждает собеседник, сами документы он не проверял, так как не хватало времени.

«Мы все делали очень быстро, потому что деньги платили за скорость, поэтому не проверяли ничего. Это должны делать в БТИ», — объясняет он.

Рекламировала свои услуги компания в Интернете и через бумажные объявления. Ее название Виталий не раскрывает, поскольку, по его словам, она работает до сих пор. Последний раз он был на допросе в полиции осенью 2018 года.

Кто виноват и может ли это случиться снова

Бесспорно, история с поддельными документами в Гребенковском суде, это только начало цепи мошеннических действий. Это уголовная часть истории, ответственность за которую лежит на полиции.

Первые случаи с признаками подделки документов произошли еще в 2013 году, когда были возбуждены уголовные производства. За шесть лет следствие так и не нашло виновных в деле. Более того, по словам Валентины Теличенко, адвоката одного из пострадавших, полиция не выполнила даже основных следственных действий.

«Не исследовали оттиск печати на постановлении Гребенковского суда, не исследовали подпись судьи на постановлении, не говоря о расследовании по персоналиям», — говорит Валентина.

Из-за бездействия полиции, которая не нашла виновного за подделку документов, стали возможны все остальные события. Именно это дает основания суду выносить решения не в пользу пострадавших.

«Искоренить эту схему можно было бы только через уголовное производство — установив лиц, которые «дергали за ниточки», игроков в схеме», — считает адвокат Валентина Теличенко.

Что же касается самих поддельных документов, то такие случаи — лишь вопрос времени и фантазии преступников. В истории с Гребенковским судом, мошенники воспользовались бумажным документооборотом. События разворачивались в 2008-2012 годах, когда еще не было электронного реестра прав на недвижимое имущество. Все документы хранились в бумажном виде в БТИ, значительно облегчало процесс их фальсификации.

Когда данные стали вносить в реестр, это право предоставили частным нотариусам, которые не обязаны проводить экспертизу полученных материалов. Таким образом, чтобы внести документ в реестр и переоформить права собственности, нотариусу нужны только документы, которые устанавливают личность бывшего и будущего владельца жилья, и формальные заявления.

Регистратор должен тщательно проверять все документы, удостоверяющие личность. Так же он имеет возможность проверить подлинность того или иного судебного решения. По словам правоохранителей, которые расследовали подобные дела, часто нотариусы работают вместе с аферистами, но доказать это не всегда удается.

Кроме этого, иногда опытным мошенникам удается подделать документы так, что их сложно отличить от оригинала.

Об этом, в частности, говорят и в печально известном Гребенковском суде. Так что судебные решения сегодня являются открытыми, но все личные сведения заменяются буквенными или цифровыми обозначениями, подделать такие документы не сложно.

«Предотвратить подобные случаи очень сложно», — констатирует председатель аппарата судей Гребенковского суда Чуткова.

Сейчас ситуация не очень сильно изменилась. Процедура верификации документов не совершенна, ведь до сих пор пропускает поддельные экземпляры.

Например, недавно был скандал относительно подделки документов в Дарницком суде Киева. Там судья Евгений Куреников вносил фальшивые решения в государственный реестр. Однако, коллектив взял его на поруки и тот отделался штрафом в 17 000 гривен.

Куда более пугающей является не сама вероятность подделки документов, а невозможность защитить свои права в суде. Поскольку проблема не в самом мошенники, который совершил эти преступления, а в системе, которая его покрывает.

Как это предотвратить?

В ожидании судебной реформы каждый из нас может натолкнуться на мошенников. Поэтому юристы советуют самостоятельно контролировать состояние приобретенного имущества через онлайн-ресурсы.

Например, сервис OpenDataBot позволяет подписаться на конкретную компанию или объект недвижимости и отслеживать все изменения в данных по этому объекту.

Для этого нужно загрузить с сайта приложение на телефон, или подписаться на чат-бота OpenDataUa в Viber или Telegram. Сервис будет автоматически передавать обновления и напоминание на телефон.

Юрист Андрей Кохан советует регулярно проводить аудит документов на имущество, даже когда кажется, что все в порядке. Это поможет вовремя заметить изменения в правах собственности. Аудит включает тщательную проверку достоверности данных, внесенных в систему. Для этого может потребоваться помощь юриста.

Если имущество было получено на основании судебного решения, нужно обратить внимание на хронологию событий. Эту информацию можно найти в судебном реестре .

Однако мы видим, что в некоторых случаях никакие проверки не гарантируют нам безопасности. В ловушку мошенников может попасть каждый, а правоохранительные органы и суды не способны защитить наши права. Более того, иногда нотариусы, суды и правоохранители подыгрывают аферистам.

Источник: antikor

Материалы по теме: