Глава Госбюро расследований: главное — не трудовой путь, а проходимость

Глава Государственного бюро расследований не смог добиться обвинительного приговора для активиста — поэтому перед законом он чист, люстрацию прошел успешно Главу Государственного бюро расследований выбирали так долго, что, казалось, уже не дождемся никогда. В...

Глава Государственного бюро расследований не смог добиться обвинительного приговора для активиста — поэтому перед законом он чист, люстрацию прошел успешно

Главу Государственного бюро расследований выбирали так долго, что, казалось, уже не дождемся никогда. В результате — кому что Бог дает за «перебірки», а нам на посту руководителя ГБР достался Роман Труба. Судя по тому, как мучительно длились «смотрины» и сколь маститых соперников обошел Труба на открытом и честном конкурсе — человек он, несомненно, неслучайный.

А ведь еще совсем недавно сам господин руководитель Государственного бюро расследований возможности свои оценивал скромнее. Судя по поданным на конкурс документам, в самых своих розовых мечтах о трудоустройстве претендовал лишь на зама — и то, поди, от собственной дерзости дух захватывало. Тем не менее, в результате нескончаемого конкурса на должность главы ГБР, бесконечных согласований-торгов на высшем уровне выдвинули на руководящую должность «из того, что было».

Понятно, что для каждого кандидата на подобные должности первейшее необходимое качество — проходимость. Чтобы всякий-каждый, от чьего голоса на самом деле зависит назначение, поверил: да, этому человеку можно доверять. Видимо, звезды выстроились так, что в государстве нашем, измученном кадровым голодом, в оскудевших его человеческих запасах Труба оказался единственным достойным высокого кресла и волею судеб закрыл, наконец-то, собой эту стратегически важнейшую брешь.

Досужие домыслы, распространяемые о нем злопыхателями и завистниками, слушать не будем, рассмотрим факт. Подтвержденный — ни много ни мало — печатью Генеральной прокуратуры и стремительно взметнувшейся вверх подписью исполняющего обязанности генерального прокурора Юрия Столярчука.

Речь идет о незаурядном эпизоде из трудовой биографии г-на Трубы, свидетельствующем о многом. Но главное, что, возможно, он проливает свет на возникший было у многих вопрос: почему именно Труба?

Роман Труба. Фото: president.gov.ua

Роман Труба. Фото: president.gov.ua

Итак, будучи в должности прокурора Пустомитовского района Львовской области, г-н Труба осуществлял процессуальное руководство в деле по факту перекрытия автомобильной дороги неподалеку с. Гамалиевка в отношении некого А. Шевцива (уголовное производство 12013150270001441).

Поскольку процессуальное руководство, спустя пять лет после принятия нового Уголовного процессуального кодекса, все равно остается делом темным, до конца не изученным, то составитель официальной бумаги особо пояснил, что под этим термином подразумевается: прокурор согласовывал ходатайство о подозрении и ходатайство следователя, которое поддерживал в суде, об избрании меры пресечения.

Сколь трудно далось г-ну Трубе это решение, можем себе только представлять. Поскольку понятно, что правосознание у него — однозначно революционное, иначе не доверили бы ему компетентные люди и непредвзятая комиссия по отбору нынешний высокий пост. Так вот, нещадно раздираемый противоречиями между революционной сознательностью и традиционным для профессии обвинительным уклоном, он поступил, как велело ему прокурорское сердце. Несомненно, всеми фибрами души поддерживая право народа на мирный протест, не смог все же прокурор Труба переступить через себя и свое внутреннее убеждение и привлек-таки к ответственности протестующего.

Впоследствии, по причинам, никак не зависящим от г-на Трубы, Шевцив был освобожден от уголовной ответственности на основании Закона Украины «Об устранении негативных последствий и недопущении преследования и наказания лиц по поводу событий, имевших место во время проведения мирных собраний».

То есть довести дело до конца по сути прокурору не удалось, однако его позиция в этом вопросе ясна как белый день.

Любопытно, что гражданин, освобожденный от уголовной ответственности законом «об устранении последствий», на том не успокоился. И по результатам рассмотрения его жалобы львовская апелляция решение суда отменила, отправив дело назад, в прокуратуру. Для принятия решения по делу в общем порядке. И прокуратура Львовской области закрыла дело в отношении Шевцива… ввиду отсутствия состава уголовного правонарушения!

Тем не менее, безэмоциональный юридический итог этой показательной истории дал основания и. о. генпрокурора Столярчуку положа руку на сердце утверждать, что «при таких обстоятельствах отсутствуют решения судов, которые вступили бы в законную силу по уголовным производствам, в которых Труба Р. М. осуществлял процессуальные действия в отношении лиц, освобожденных от уголовной и административной ответственности» в соответствии с вышеупомянутым законом.

Пожалуй, и возразить-то нечего. Решения суда действительно не существует. Старался прокурор, но недостаточно.

Бывает такое везенье: люстрация обошла стороной, поскольку должностью «не вышел», а тут чуть было не случилось непоправимое, но старшие товарищи от греха сберегли — не дали довести дело до обвинительного приговора.

Казалось бы, суровые люстрационные реалии с таким фактом биографии исключают возможность не то что баллотироваться на высочайший пост в структуре, с которой граждане, в непреходящей наивности своей, связывали какие-то надежды, но заставляют сидеть — тише воды, ниже травы. Бессонными ночами пересматривать трансляции из Высшего совета юстиции, который иногда очень даже решительно «сносит» головы судьям за подобные прегрешения.

Конечно-конечно, обвинительным приговором дело не закончилось. Но ведь это если следовать букве закона, а если кому-то вздумается призвать его дух с неугомонными активистами в придачу, последствия могут быть непредсказуемыми. Да и согласитесь: несколько странно, что никому не показалось неуместным прочить на высокий пост человека с таким эпизодом в карьере, раз уж правовая политика государства такова, что перекрывать трассы в определенный период задним числом позволили, а словосочетание «мирный протест» трактуется безгранично широко. Но это только если рассуждать примитивно, по-обывательски. Если мыслить по-государственному, выглядит все, видимо, иначе.

Очевидным становится, например, то, что человек, сумевший наступить на горло собственным прогрессивным убеждениям ради исполнения буквы закона, как он его понимал, как никто иной способен занести свой меч, совершенно не взирая на лица! Вот совсем, даже фамилии не спрашивая и принципиально не узнавая высоких фигурантов в лицо. Одно только на уме — есть состав преступления или нет!

Вероятно, именно эту несгибаемость и принципиальность и рассмотрел в глубине души кандидата беспристрастный полиграф. Может, и революционную жилку узрел в прокурорской душе. Ну а что уже делать комиссии, если машина и та сказала однозначно: лучший для наших целей, просто вне конкуренции!

Тут, конечно, могут оживиться всякие граждане, вечно озабоченные «зрадой». Но эти отщепенцы, вставляющие палки в колеса нашей неукротимо движущейся к процветанию колесницы, во всем видят подвох — даже без малейшего к тому повода.

Но мы не будем спешить с выводами. А вдруг неудачная попытка привлечения протестующего к уголовной ответственности — добрый знак, позволяющий надеяться на возможность привлечения и высших должностных лиц, не взирая на то, «кто стоял на Майдане», а главным образом — на его сцене.

racurs.ua

 

Материалы по теме: