Экспорт здоровой страны

«Геть від Москви!» Украина радикально сократила продажи в России и увеличила в ЕС. Украина в течение минувших 300 лет была интегрирована в российское экономическое пространство, а в советские времена эта интеграция была абсолютной. Во все годы независимости...

«Геть від Москви!» Украина радикально сократила продажи в России и увеличила в ЕС.

Украина в течение минувших 300 лет была интегрирована в российское экономическое пространство, а в советские времена эта интеграция была абсолютной. Во все годы независимости Украины Россия выступала для нас главным экспортным рынком: мы продавали туда от 26 до 30% наших товаров. Точка зрения специалистов в этом вопросе была, по сути, единодушной: потеря трети экспортных рынков нанесет украинской экономике столь страшный удар, что на восстановление потребуются десятилетия. Однако, многие до сих пор не осознали, что именно это, собственно, и произошло. За прошедшие четыре года произошло пятикратное падение товарного экспорта в РФ. Сейчас товарный экспорт в Россию в общей структуре — это 7,8%.

Состояние дел в украинском экспорте сами украинцы оценивают диаметрально противоположно. Оптимисты указывают на рост продаж товаров за границу (на 12,7% в первом полугодии 2018 года) и на то, что главным их покупателем стал Евросоюз ($9,79 млрд и рост на 19% в I -м полугодии). А оппоненты заявляют, что все это неправда, и радоваться нечему: Евросоюз — это не одна страна, а по показателям отдельных стран крупнейшим торговым партнером остается Россия (1,8 млрд долл за I-е полугодие 2018-го).

Показательно, что абсолютно одинаковый критический тезис — «вот чего стоит ваша евроинтеграция, как зависели от России, так и зависим» — озвучивают как представители пророссийского политического лагеря, так и якобы антагонистические к ним ультрапатриоты. Впрочем, существуют ли на самом деле основания для этого единодушного скептицизма?

Прочь от Москвы

Чтобы выяснить, что происходит с украинским экспортом: #зрада или #перемога, уместно рассмотреть ситуацию в более широком контексте. Только это позволяет понять, как Украина торговала товарами раньше, и как она это делает сейчас. (Примечание: здесь и далее речь пойдет только о товарном экспорте как «классическом» виде внешней торговли. Экспорт услуг, где возникают новые динамичные факторы — это отдельная тема.)

Не секрет, что во все годы независимости Украины Россия выступала для нее главным экспортным рынком. В цифровых показателях это доминирование выглядело так: от 26 до 30% в процентном измерении, и 15-20 миллиардов долларов — в денежном.

Можно без преувеличения утверждать, что ни одна, даже самая патриотически настроенная украинская власть, никогда по собственной инициативе не пошла бы на отказ от этого экспорта. Годами точка зрения специалистов в этом вопросе была, по сути, единодушной: потеря трети экспортных рынков нанесет украинской экономике такой страшный удар, что на восстановление потребуются десятилетия.

Впрочем, многие до сих пор не осознали, что именно это, собственно, и произошло. За прошедшие четыре года произошло пятикратное падение товарного экспорта в Россию — в 2017 Украина продала в РФ товары на сумму 3,9 млрд долларов. Сейчас товарный экспорт в Россию в общей структуре — это 7,8%.

Остается ли, несмотря на это, Россия для Украины экспортным рынком номер один? Номинально это так. Но Польша, которая занимает второе место, фактически сравнялась с Россией — и скоро может ее опередить. Если же рассматривать весь Евросоюз как единый рынок (а это, собственно, и предусматривало Соглашение об ассоциации Украины и ЕС), то нетрудно посчитать, что украинский экспорт в ЕС больше украинского экспорта в Россию в два с половиной раза. Микола Хвильовий с его известным лозунгом «Геть від Москви!» одобрил бы такую динамику.

Есть и другая претензия: мол, рост украинского экспорта в Евросоюз — это миф, и на самом деле мы продаем меньше, чем в предыдущие годы. Это, мягко говоря, неправда. Экспорт в Евросоюз в первом полугодии 2013 года составил 8,5 млрд долларов. В первом полугодии 2018-го объемы уже выше этой цифры на 1,3 млрд и продолжают расти.

Экспорт в обмен на независимость

Чтобы понять, чем на самом деле был для Украины 30-процентный российский экспортный рынок, стоит вернуться в недалекое, но уже подзабытое многими прошлое — 2013 год. В 1-м квартале 2013 года не было ни экономических, ни политических факторов, которые могли бы повлиять на ситуацию. Еще не были озвученные новые евроинтеграционные планы Януковича-Азарова, и Россия еще не стала на них реагировать. Ситуация для Украины была в целом благополучной — последствия глобального кризиса 2008-9 годов — преодолены, до очередных президентских выборов — еще два года, до парламентских — три. Саммит «Украина-ЕС», который дал Украине четкие перспективы заключения Соглашения об ассоциации до конца 2013 года, состоялся в конце февраля, а сигналы о намерениях власти это соглашение подписать еще не были озвучены.

И вот в конце весны власть Януковича начинает все активнее заявлять о намерениях до конца 2013 года подписать Соглашение об ассоциации с Евросоюзом, согласовать с ним технические регламенты на товары, и благодаря этому освоить новый — европейский — рынок.

Давайте посмотрим, как выглядело после этих заявлений партнерство с «крупнейшим потребителем украинского экспорта» — Россией. И не забываем, что Украиной в то время руководила наиболее лояльная к Кремлю политическая сила — и в политическом, и в экономическом смысле.

Июнь 2013-го. Николай Азаров заявил, что в Украине нет другого пути, чем подписать и выполнять соглашение об ассоциации с ЕС.

Июнь 2013-го. «Сырная война». Для осознания масштабов угрозы — в 2012 году на Россию приходилось более 83 (!!!) процента экспорта украинского сыра. Блокирование этого экспорта означало катастрофу для этих производителей.

Июль 2013-го. Россия заявляет об отмене квот на беспошлинный импорт украинских труб. Под ударом — ИСД Таруты и Интерпайп Пинчука.

29 июля 2013-го. Запрет ввоза в Россию кондитерской продукции «Рошен».

Большинство партнеров по Таможенному Союзу после заявлений о канцерогенах в конфетах «Рошен» остановили импорт — но буквально через несколько дней его разрешили, не обнаружив нарушений.

Август 2013-го. Ряд российских чиновников озвучивает угрозы прекратить действие Соглашения о свободной торговле — под предлогом того, что в Россию из Украины под видом украинских товаров поедут европейские.

14 августа 2013-го. Федеральная таможенная служба РФ относит все товары из Украины к категории рисковых и устраивает тотальные проверки. На границе остановлены более 1000 вагонов и сотни грузовых машин. Олигарх Дмитрий Фирташ через возглавляемую им Федерацию работодателей жалуется на таможенную войну, развязанную Россией.

16 августа 2013-го. Янукович звонит Путину поговорить о ситуации на таможне.

22 августа 2013-го. Прямой шантаж Путина, впервые официально озвучен тезис о «дешевых товарах из ЕС» под видом украинских.

27 августа 2013-го. Россия вводит спецпошлины на фарфор.

4 сентября 2013-го. Янукович собирает верхушку Партии регионов, рассказывает им о коварстве россиян и предлагает встать тем, кто против соглашения о зоне свободной торговли с Россией. Все остаются сидеть.

23 сентября 2013-го. Шантаж премьера России Медведева: если будет заключен ассоциированный договор Украины с ЕС, то особый партнерский режим Киева и Москвы закончится. «Пусть продают свою продукцию в Европу, пусть попробуют продать».

25 сентября 2013-го. Кабмин заявляет, что технические регламенты ЕС и Таможенного союза совпадают на 90%. То есть, проблем с переходом на них не должно быть.

Октябрь 2013-го. Россия запретила импорт вагонов четырех заводов, на которые приходится 80% украинского производства. Экспорт в Россию в 2012 году составил 33107 грузовых вагонов и цистерн — 60% всего экспорта этой продукции за рубеж на сумму 2,31 млрд долларов.

11 октября 2013-го. Премьер Азаров заявляет, что за 8 месяцев 2013 года товарооборот между Украиной и Россией сократился на 25%.

10 ноября 2013-го. Азаров заявляет о 160 миллардах, которые нужны для перехода на европейские регламенты. Это крах соглашения с ЕС. Украинский премьер озвучивает тезисы Кремля, перечеркивает все предыдущие заявления и действия своего правительства об ассоциации с ЕС.

21 ноября 2013-го. Правительство Азарова заявляет о приостановлении подготовки Соглашения об ассоциации. Это полная капитуляция — власть предложила вести переговоры с ЕС с участием России в роли контролера — что является абсурдом.

Людям, которые в связи с падением украинского экспорта в Россию заявляют «Эх, а ведь до всего этого с Россией нормально торговали», следует напомнить простой факт: Россия начала полномасштабную экономическую войну против Украины задолго до протестов на Майдане. И вела ее против наиболее лояльной к России украинской власти. Как известно, Янукович с Азаровым не были похожи на украинских националистов, а Арбузов с Бойко и Клюевым отнюдь не исповедовали идею «геть від Москви». Однако именно их Путин закошмарил настолько, что чиновники режима Януковича, которые летом 2013 года рассказывали о преимуществах от ассоциации с ЕС, осенью спели совсем другую песню — о том, какой убыточной станет ассоциация для украинской экономики. Причина появления этих жалобных звуков наглядно проиллюстрирована списком, приведенным выше: чувствительные части тела украинского олигархата были зажаты в дверях экономической зависимости от России, и Путин эту дверь закрыл.

А ультрапатриотам, которые заявляют о том, что «власть после Майдана ничего не сделала», надо напомнить: то, чем Путин напугал Януковича так, что тот побежал подписывать соглашение о капитуляции, новая власть получила не в форме пробного запугивания, а в реальности и в десятикратном размере. Москва максимально ограничила не только экспорт из Украины, но и транзит через ее территорию в другие страны СНГ.

Посмотрим, что происходило с украинским экспортом в условиях гибридной военной и полномасштабной экономической агрессии со стороны России. Данные в таблице указаны без временно оккупированных территорий (для информации — потеря для экспорта, связанная с оккупацией, составляет примерно миллиард долларов в год).

Обращает на себя внимание 2015 год. Почти 16-миллиардное падение товарного экспорта до мизерных 3,8 млрд — несомненный кошмар. Но это если не знать, что во время кризиса 2008-9 годов (премьером была Юлия Тимошенко) экспорт упал на 27 (двадцать семь!!!) млрд долларов — и это вместе с территориями, которые сейчас оккупированы. (Экспорт в 2008-м — 66,95 млрд., экспорт в 2009-м — 39,7 мдрд.)

То есть, даже в условиях потери экономики оккупированного Крыма, полномасштабной войны на Донбассе и связанных с этим шоковых явлений в производственной и финансовой сферах, экспорт удержался на показателях, которые наблюдались во время мирового экономического кризиса 2008-2009 годов. В Средние века такое назвали бы чудом Господним и милостью Божьей. В Украине в среде ультрапатриотов для этого существует другое название — «зрада».

Впрочем, восстановление роста экспорта лишь на третий год после начала и в условиях войны и с потерей части экспортных предприятий — это однозначно победа. Более того, если экстраполировать динамику первого полугодия на весь год, то при отсутствии форс-мажорных сценариев (читай — полномасштабной войны на Донбассе) украинский экспорт в 2018-м приблизится к 50 млрд долларов — а это показатели 2014-го, первого года гибридной войны . Или 2010-го — первого послекризисного.

И самое важное, что обеспечит эти показатели здоровый экспорт, свободный от токсичного влияния России. Сейчас процентная доля России в общей структуре — как в старом грузинском анекдоте, «где-то сем-восем». А движется он к книге Корнея Чуковского: «От двух до пяти».

Пророссийские политики и замаскированные под них «прагматики» любят жаловаться: но в России гигантский рынок по соседству с нами, с ней было удобно торговать. А теперь этого не будет, ай-ай-ай, горе и беда.

Ответ на эти сетования прост. Если сосед за вашим забором допился до белой горячки, бегает с топором и кричит, что хочет вас убить, — видимо, не очень уместно беспокоиться о том, что теперь вам будет не очень удобно продавать ему молоко и картофель, которые он раньше покупал регулярно и в больших объемах.

Для нынешнего политического режима Москвы (как и для абсолютного большинства предыдущих) существование независимой Украины является неприемлемым. И любая возможность подорвать нашу независимость будет использована Москвой полностью. Соответственно, значительные объемы экспорта в Россию — это не преимущество, а смертельная угроза, что на собственной шкуре почувствовала власть Януковича-Азарова в 2013 году. К тому же, экспорт в ЕС требует качественных товаров, а значит, растет технологичность предприятий и квалификация рабочих.

Но не следует забывать и о другом. Украина в течение минувших 300 лет была интегрирована в российское экономическое пространство, а в советские времена эта интеграция была абсолютной. Постепенный демонтаж торговых связей с Россией — единственный сценарий, при котором экономика нашей страны могла избежать катастрофического развития событий. К счастью, гибридный характер войны с Россией оставил такую возможность. Мы постепенно и разумно уменьшили экспорт в Россию до важной отметки: даже если завтра полностью отказаться от продажи товаров в Россию, украинская экономика это выдержит.

А дальше — еще интереснее. Если придерживаться нынешней политики еще в течение двух лет, то Россия окажется на грани второго десятка покупателей украинских товаров — после Польши, Италии, Турции, Индии, Китая, Германии, Венгрии, Нидерландов, Египта. Примерно на том же уровне, что и Беларусь. Как вы считаете, очень сильно нам грозит экономическая война с Беларусью, или потеря белорусского экспортного рынка?

Более того, путинский режим — не вечен, и после его падения экспорт в Россию вполне может восстановиться. Но это не будет «рабский» экспорт, существовавший по принципу «в России наш товар покупают, а больше нигде не хотят».

Ситуация изменилась коренным образом: наш товар покупает весь мир, и нам абсолютно безразлично, покупает ли его Россия.

И это прекрасно.

Сергій Лукьянчук, опубликовано в издании  ТЕКСТИ

Материалы по теме: