Достанется ли Фирташу Одесский припортовый завод?

Дмитрия Фирташа называют наиболее вероятным покупателем самого ценного из государственных активов страны. 17 мая этого года Высший специализированный суд Украины приостановил принудительное взыскание более чем 5-миллиардного долга Одесского припортового...

Дмитрия Фирташа называют наиболее вероятным покупателем самого ценного из государственных активов страны.

17 мая этого года Высший специализированный суд Украины приостановил принудительное взыскание более чем 5-миллиардного долга Одесского припортового завода (далее — ОПЗ) перед компанией Дмитрия Фирташа Ostchem (входит в Group DF) за газ, поставленный в 2013 году. Также суд начал рассматривать кассационную жалобу Фонда госимущества (далее — ФГИ), которой хочет оспорить легализацию в Украине решения Стокгольмского арбитража, в июле 2016 года признавшего право Ostchem взыскать с ОПЗ указанный долг, а также пеню в сумме более 1 млрд грн.

Решение Стокгольмского арбитража в Украине весной нынешнего года легализовали горсуд Одессы и апелляционный суд Одесской области.

И. о. председателя ФГИ Дмитрий Парфененко 11 мая на заседании Кабмина заявил, что взыскание этого долга с ОПЗ приведёт к банкротству предприятия. Это не удивительно, поскольку 2016 год ОПЗ закончил с убытком в 3 млрд грн. А кроме долга перед Ostchem, у завода есть задолженность в 2 млрд грн перед Нафтогазом Украины и в 500 млн грн перед “дочкой” Нафтогаза — Укртрансгазом. Государственный поставщик газа сейчас тоже судится с ОПЗ.

Оспорить легализацию решения Стокгольмского арбитража в Украине и принудительно взыскать долг ОПЗ поручил премьер-министр Владимир Гройсман. Более того, он обвинил руководство ОПЗ и представлявших его юристов в сговоре с целью проиграть суд. А министр внутренних дел Арсен Аваков заявил, что подозревает Дмитрия Фирташа и компанию Ostchem в сговоре с бывшими и действующими чиновниками.

Однако, вероятнее всего, от уплаты долга структурам Фирташа ОПЗ не уйти. В Стокгольмском арбитражном суде сейчас рассматривают иск Нафтогаза к Газпрому по поводу контрактов на поставки и транзит российского газа на общую сумму около $30 млрд. Игнорировать решение международного суда для Украины опасно. Если Стокгольмский суд действительно станет на сторону Нафтогаза, признав, что Газпром продавал Украине газ по завышенным ценам, и отменит принцип “бери или плати”, по которому Украина без права перепродажи должна была закупать значительно больше газа, чем потребляла, то у Газпрома появится хороший шанс оспорить это решение в украинских судах.

Когда стало понятно, что необходимость уплаты долга перед Ostchem для ОПЗ стало суровой реальностью, чиновники вновь заговорили о том, что завод надо срочно приватизировать. Пётр Порошенко уже назвал приватизацию ОПЗ единственным выходом из тупиковой ситуации.

Внимание, конкурс

Продать предприятие безуспешно пытаются с 2009 года, когда приватизационный конкурс выиграла подконтрольная Игорю Коломойскому компания “Нортима”, предложив за актив 5 млрд грн. Но в тот раз ФГИ посчитал результаты торгов недействительными, сославшись на то, что итоговая цена приватизационного конкурса была ниже реальной стоимости завода (в 2009 г. эксперты оценивали стоимость ОПЗ в сумму около $1 млрд).

О необходимости приватизации ОПЗ неоднократно говорило как правительство Николая Азарова, так и “революционные” власти. Однако до объявления конкурса дошло лишь летом прошлого года. Тогда ФГИ выставил ОПЗ по стартовой цене 13,2 млрд грн. Однако на конкурс не поступило ни одной заявки от участников. Хотя предварительно заводом интересовались многие компании.

ОПЗ попробовали повторно продать в декабре 2016 года, снизив цену до 5,2 млрд грн, практически до уровня задолженности перед Ostchem, однако желающих приобрести актив и в этот раз не нашлось.

Главной проблемой потенциальные участники конкурса называли неблагоприятную рыночную конъюнктуру на рынке аммиака и карбамида из-за избытка в мире производственных мощностей, в результате чего стартовая цена была завышена. “Судя по всему, при подготовке к приватизационному конкурсу в июле 2016-го о споре по долгу ОПЗ перед Ostchem просто забыли, и стартовая цена получилась завышенной. Именно поэтому конкурс и не состоялся”, — говорит аналитик Concorde capital Александр Паращий. Источник издания в ФГИ поясняет завышение цены тем, что в Кабмине боялись обвинений политиков-популистов в том, что власти продают ОПЗ за бесценок. Поэтому при проведении первого конкурса было решено в качестве стартовой цены лота выставить реальную цену предприятия.

Кроме того, перед новыми владельцами ОПЗ маячила перспектива тяжбы с “Нортимой”, которая перед началом приватизационного конкурса заявила, что будет расценивать покупку предприятия на нём как скупку краденого и подавать в суд. В то время ещё не закончился процесс, в котором “Нортима” пыталась через суд отменить решение конкурсной комиссии о признании недействительными результата приватизационных торгов. Суд первой инстанции отказал в удовлетворении иска, однако окончательные результаты этого судебного процесса пока ещё неизвестны.

Оставался нерешённым и вопрос с бесперебойными поставками газа, поскольку Укртрансгаз не давал гарантии, что не прекратит их в какой-то момент. Однако после того, как в январе-феврале 2017 года ОПЗ простоял два месяца незагруженным, ФГИ договорился о работе предприятия по давальческой схеме с трейдером ERU Management Services Андрея Фаворова. Тогда Печерский райсуд Киева запретил Укртрансгазу ограничивать поставки газа на ОПЗ.

Как отметил Фаворов, его компания не отказывается от намерения участвовать в приватизационном конкурсе по продаже ОПЗ. “Конкурс должен быть понятным и прозрачным, а его результаты напрямую зависят от условий, которые предложит ФГИ. Пока мы ничего не знаем, сложно точно сказать, будем ли участвовать в этом конкурсе и удастся ли вообще продать предприятие. Но при определённых условиях и обстоятельствах мы сможем собрать деньги и принять участие”, — говорит Фаворов.

Конъюнктура на рынке азотных удобрений постепенно улучшается. По прогнозу Фаворова в течение 3–5 лет удобрения могут подорожать, и если ФГИ предложит выгодные условия приватизации и решит проблему с долгами, покупка ОПЗ может стать выгодной инвестицией, уверен предприниматель.

Чужих не пустим

В прошлом году перед обоими конкурсами по приватизации ОПЗ о намерениях участвовать в них заявляли многие компании. Среди них группа DCH Александр Ярославского, компания Укрнефтебурение, аффилированная с Игорем Коломойским, а также иностранные компании: польская Energoimpex, Suhail Behwan Group из Омана, несколько норвежских, турецких и американских компаний. Однако ни одна из них так и не подала заявку на конкурс, а в Укрнефтебурении заявили, что отказались от намерений приобрести ОПЗ.

Как считает экономист Виктор Суслов, проблемы с долгами, гарантией поставок сырья так и не решены, и пока неизвестно, к какому финалу приведут события, происходящие вокруг ОПЗ. Поэтому даже в 2017 году завод будет очень сложно продать за приемлемую для государства цену. “Перед приватизацией должны быть доведены до конца все судебные процессы, связанные с ОПЗ. Покупатели должны знать, они покупают завод или завод с его долговыми обязательствами. Кроме того, надо решить вопрос с гарантиями поставок сырья. Без этого инвестор окажется в крайне затруднительном положении, если у него не будет каких-то своих “теневых” договорённостей о поставках сырья на ОПЗ”, — говорит Суслов.

Кроме того, эксперт отмечает, что из-за санкций против РФ под удар попадает бизнес ОПЗ по перегрузке аммиака, который поступает из России по аммиакопроводу Тольятти — Одесса. “Никто не может быть уверен, что власти в один момент не перекроют трубу. Например, по требованию активистов или в результате очередной блокады. Всё это резко снижает стоимость ОПЗ”, — полагает Суслов. С другой стороны, даже если бы Украина и дала гарантии неприкосновенности поставок аммиака, сложно ожидать таких же гарантий от российской стороны, которая владеет своей частью аммиакопровода.

По мнению Александра Паращия, наиболее вероятным покупателем ОПЗ сегодня можно считать Дмитрия Фирташа. Именно у него самый большой опыт ведения азотного бизнеса в украинских реалиях. Во-вторых, Фирташ — единственный потенциальный покупатель, которого не пугает долг ОПЗ перед Ostchem.

Как некогда пояснял изданию Билоус, основная проблема не в самом долге, который ФГИ был готов просто вычесть из суммы M&A сделки, а в неоднозначном имидже преследуемого американским правосудием олигарха. Прозрачные западные компании просто не могли себе позволить перевести средства на счета одиозного бизнесмена. Билоус якобы предлагал Гройсману, чтобы долг заплатило перед приватизацией государство, однако эта идея понимания в верхах не нашла.

Кроме того, в Group DF сегодня сконцентрирована большая часть азотных активов страны. Как считает Паращий, любой инвестор, не имевший раньше дела с ОПЗ, при покупке актива будет закладывать в приемлемую для себя цену гораздо большие риски, чем основной кредитор предприятия. Таким образом, структуры Дмитрия Фирташа смогут себе позволить во время конкурса предложить лучшую цену за актив.

“Логично предположить, что долги ОПЗ перед Ostchem образовались именно потому, что кто-то хотел получить контроль над заводом. Иначе в этом нет смысла. Это стандартная схема, которой уже 20 лет пользуются наши олигархи. Завести предприятие в долги и убить его инвестпривлекательность для всех, кто не понимает, что на самом деле там произошло”, — считает Паращий.

Впрочем, в самой Group DF об интересе к ОПЗ пока говорят с осторожностью. “Group DF неоднократно заявляла об интересе к приватизации ОПЗ. Но финальное решение будет приниматься после оглашения условий приватизации”, — ответили в пресс-службе Group DF.

Автор материала: Антонина Бажан

По материалам: Finance.ua

Материалы по теме: