Что будет с “министерством правды” после отставки Юрия Стеця

Несколько дней назад министр информации Юрий Стець подал в отставку. Новость стала настоящей сенсацией по нескольким причинам: во-первых, Стець стал вторым за неделю министром, внезапно объявившим об уходе; во-вторых,...

Несколько дней назад министр информации Юрий Стець подал в отставку. Новость стала настоящей сенсацией по нескольким причинам: во-первых, Стець стал вторым за неделю министром, внезапно объявившим об уходе; во-вторых, в отличие от ранее написавшего заявление об отставке третьего постмайданного министра агрополитики Тараса Кутового, Стець сам является основателем своего министерства, которое даже прозвано в народе в его честь – Минстець. Как известно, главной задачей этого ведомства была борьба с российской пропагандой. И теперь один из главных вопросов, который остро встал с уходом министра, – смогут ли его преемники ограничиться продолжением борьбы и не скатиться к ограничениям свободы слова? По данным 112.ua, на место Стеця Банковая рассматривает три кандидатуры, среди которых бывший разведчик и нынешний замминистра Дмитрий Золотухин

Об отставке министра информационной политики (МИП) Юрия Стеця пресс-служба ведомства сообщила 31 мая, буквально через неделю после аналогичного заявления министра аграрной политики Тараса Кутового. В МИП подчеркнули, что министр уходит в отставку в связи с ухудшением состояния здоровья: “Никаких политических или других мотивов не существует”. Госсекретарь министерства Артем Биденко рассказал 112.ua, что Юрий Стець минимум за неделю до объявления об уходе с поста ушел на больничный и все это время находился в одном из лечебных заведений в Украине. По данным нашего источника в правительстве, недавно министр перенес операцию.

Диагноз Юрия Стеця не разглашается, но о том, что у него были проблемы со здоровьем, было известно давно. “Я знал, что у него давно проблемы со здоровьем, он минимум дважды в год ложился в больницу, но я не лез в его вопросы, даже не спрашивал что”, – рассказал 112.ua член экспертного Совета при МИП, глава правления ПАО “Национальная общественная телерадиокомпания Украины” (НОТУ) Зураб Аласания.

Впрочем, до конца неясно, что же вынудило Юрия Стеця написать заявление об отставке именно сейчас. Возможно, его ожидает курс лечения, который займет больше времени, а сейчас, когда информационная борьба обостряется, пауза, связанная с отсутствием министра, могла бы негативно повлиять на работу министерства, предположил народный депутат фракции БПП, советник Юрия Стеця Александр Бригинец. “Я говорил по телефону с Юрием, и мы договорились, что я проведаю его в больнице, когда буду в Киеве, но мы не обсуждали с ним причины отставки. Он сказал, что подает в отставку, и я ответил, что, как советник, поддерживаю его и думаю, что он понимает, что делает”, – рассказал 112.ua Бригинец.

В интернете вовсю гуляет еще одна версия отставки Стеця: это провокация блогера Анатолия Шария, который “слил” журналистам “5 канала” фальшивую информацию о себе, а те, не проверив ее, выдали в эфир. Затем Шарий разоблачил горе-журналистов, а некоторые сайты написали о связи этого пранка с отставкой министра, ведь она последовала сразу после злосчастного эфира.

Что там у Минстеця?

Как известно, до Майдана такого ведомства, как Министерство информации, в Украине не существовало. Юрий Стець – первый за всю историю независимости министр информационной политики. “Это такое именное, персональное министерство было. Юрий Стець и министерство хорошо рифмовались как “Минстець”. Вы знаете, как его называли”, – отметил Зураб Аласания.

Юрий Стець был назначен министром информполитики 2 декабря 2014 года. А 14 января 2015 года Кабмин утвердил постановление “Вопросы деятельности Министерства информационной политики Украины”, согласно которому было создано Министерство информационной политики.

В это время Стець как раз вернулся с фронта – он был руководителем информационного направления Нацгвардии в зоне АТО, вспоминает Бригинец. “Я понимаю, что он чувствовал, когда вернулся с Донбасса. Тогда он стал говорить, что нужно такое министерство и нужно такое направление деятельности (обеспечение информационной безопасности и борьбы с российской пропагандой, – ред.). Много было тогда скептиков, которые возражали, мол, в какой демократической стране такое может быть и так далее. Все ждали от Стеця, что он едва не цензурой начнет заниматься. Но он прекрасно понимал, что бороться за победу, в том числе и на Донбассе, нужно другими способами”, – рассказывает Бригинец.

Следует сказать, что Министерство информполитики в целом не является органом, который уполномочен курировать деятельность СМИ в Украине, как это можно было бы подумать, судя по его названию. МИП изначально создавалось именно как государственный институт, специализирующийся на противодействии российской пропаганде, и именно этот вид деятельности был его главной задачей. В частности, в тексте утвержденного Кабмином положения о деятельности МИП говорится о том, что министерство является главным органом в системе центральных органов исполнительной власти, которое обеспечивает формирование и реализует государственную политику в сферах информационного суверенитета Украины, государственного иновещания и информационной безопасности. Примечательно, что даже поджог редакции телеканала “Интер” обсуждали не в МИП, а на заседании Комитета по вопросам свободы слова и информационной политики. Стець заявлений об инциденте тогда не делал.

Как следует из поста в Facebook премьер-министра Владимира Гройсмана, под руководством Юрия Стеця Министерству информации удалось добиться поставленных целей. “И в том, что работают санкции, что мы получили и безвиз, и ассоциацию с ЕС, есть заслуга усилий всех тех, кто воюет и на информационном фронте, в частности команды Юрия Стеця”, – написал Гройсман, комментируя отставку министра. Он также подчеркнул, что благодаря Стецю Украина отражала пропагандистские атаки Российской Федерации.

По словам Артема Биденко, министр курировал возобновление вещания на Донбасс и оккупированный Крым, строительство двух вышек. “И те достижения, которые сегодня есть, это не только башня Карачун, это полное покрытие сигналом всей оккупированной территории, это резкий рост кабельных сетей, и теперь тысячи людей видят украинские каналы через кабельные сети”, – добавляет Бригинец.

“Это было чрезвычайно сложно. Контрагентами там выступают государственные институты, с которыми очень тяжело иметь дело. Мининформполитики пробило эту стену, собирало всех за круглым столом, и благодаря Татьяне Поповой, тогдашнему заместителю Юрия Стеця, юристам министерства эти вопросы решались”, – отмечает Зураб Аласания.

По словам Бригинца, большим достижением есть то, что сегодня люди на Донбассе не доверяют СМИ в принципе, а раньше проблема была в том, что они украинским не доверяли, а российским доверяли: “Для того чтобы этого достичь, использовалось много способов и методов, которые не бросаются в глаза”.

В качестве достижения министра Биденко выделил и реформу иновещания, создание мультимедийной платформы для иновещания, реформу информационного агентства “Укринформ”. “И то, что министерство имело широкие международные контакты, прилагало множество усилий, чтобы украинские телеканалы вещали в разных странах мира, я уверен, это также повлияло на понимание ситуации, хотя и немного запоздалое, в Европе. И теперь вот и Макрон на пресс-конференции говорит, что мы не пустили этих журналистов, потому что они не журналисты, а пропагандисты. Я понимаю, что наконец в Европе понимают то, что мы понимали три года назад (когда создавалось Мининформполитики, – ред.)”, – говорит Бригинец.

Нардеп подчеркнул, что теперь подразделения, которые занимаются борьбой с российской пропагандой, появляются и в Европе, и в США.

По словам Аласании, министр отстаивал создание общественного вещания и говорил, что если будут действия, направленные против этого проекта, он подаст в отставку. “Так что нынешняя его отставка с этим вопросом точно не связана”. “Мининформолитики оказало большую помощь в лоббировании создания компании НСТУ, которая будет заниматься общественным вещанием и закреплением за ней финансирования (0,2% от госбюджета). В компанию входят 32 предприятия, из них 28 ТРК, входят также Национальная радиокомпания, канал “Культура”, “Укртелефильм” и Первый национальный телеканал”, – сказал Аласания.

Также в качестве одного из главных достижений министра информполитики все собеседники 112.ua выделили разработку доктрины информационной безопасности, которая была утверждена СНБО.

Текст документа засекречен, но, по словам самого Стеця, доктрина – это “декларативный документ, в котором четко прописаны риски и угрозы, определена страна-агрессор. Прописано, кто и как должен реагировать на угрозы”. По его словам, одна из целей доктрины – мониторинг интернета, в который входит множество ресурсов, а до сих пор этого никто в Украине не делал. “Пришло время это сделать. Некоторые СМИ говорят, что это будет контроль, а некоторые – мониторинг. Разница между этими словами очень большая”, – писал министр.

Участники рынка полагали, что введенное в действие указом президента решение СНБО, которым были применены экономические и другие санкции к таким российским компаниям, как Mail.ru Group, “Яндекс”, “ВКонтакте” и “Одноклассники”, также медиахолдингам “РБК”, “Звезда”, “ТНТ”, “Москва Медиа”, “Россия сегодня” (РИА “Новости”), “Наше радио”, “НТВ-Плюс”, НТВ, “Первый канал”, “Россия 24”, “РТР-Планета”, является следствием положений доктрины. Однако в Министерстве информационной политики в ответ на запрос одного из информагентств сообщили, что не вносили предложений о введении санкций против российских социальных сетей и компаний “Яндекс” и Mail.ru.

А как со свободой слова?

В целом за период пребывания Стеця на должности министра информполитики ситуация со свободой слова в Украине была относительно благополучной. По данным международной организации “Репортеры без границ”, в рейтинге свободы СМИ в мире в 2017 году Украина занимала 102-е место, тогда как еще в 2014 году находилась аж на 129-м месте. (В 2015 и 2016 годах организация отводила стране 107-е место). В то же время еще в 2016 году в интервью одному из украинских изданий представитель “Репортеров без границ” в Украине Оксана Романюк отмечала “увеличение количества угроз в сторону журналистов, увеличение агрессии со стороны обычных граждан и недоверие в обществе по отношению к медиа”.

“Цензуры со стороны власти, я считаю, на данный момент нет. Скорее всего, мы можем говорить о давлении со стороны олигархов, которые влияют на редакционную политику. Изменить это можно тем, что заставить собственников прозрачно показывать структуры собственности медиа. При этом нужно предусмотреть более жесткую санкцию за нарушение законодательства о прозрачности собственников медиа”, – говорила Романюк.

Впрочем, не все международные организации согласны с такой позицией. В частности, организация Freedom House ранее предупредила, что готовность властей подвергать риску свободный поток информации во имя национальной безопасности может подорвать свободу прессы в стране. “Конфликт на востоке Украины и незаконная оккупация Крыма Россией вряд ли могут решиться быстро или легко. Это означает, что готовность властей подвергать риску свободный поток информации во имя национальной безопасности может подорвать свободу прессы в стране в последующие годы”, – заявили в международной организации.

Кроме того, в докладе Amnesty International, посвященном свободе выражения мнений в Украине, отмечалось давление в Украине на телеведущего Савика Шустера, которое привело к закрытию его телеканала 3S TV, и о притеснении блогера из Ивано-Франковска Руслана Коцабы.

Примечательно, что представитель ОБСЕ по вопросам свободы СМИ Дуня Миятович еще на этапе создания Министерства информационной политики выступала против и предупреждала, что такое ведомство может нести угрозу свободе слова. “Инициатива создать Министерство информации является прямой угрозой свободе слова, это не путь к контрпропаганде”, – заявляла тогда она.

Еще в 2015 году Стець заявил о намерении создать координационный центр блогеров, который бы доносил правдивую информацию о ситуации в стране и опровергал ложные новости. Свое обещание он сдержал. Блогеры, разгоняющие в соцсетях тезисы от власти, получили емкое народное прозвище “порохоботы”. В СМИ неоднократно публиковались изданные для них примеры “темников” от Администрации президента.

112.ua однажды обратился к одному из известных экспертов (частый гость на круглых столах от власти) с просьбой прокомментировать один из его постов на странице. На это эксперт вначале сказал, что не знает, о каком посте идет речь, а затем честно сознался, что “некоторые люди по договоренности с ним используют его аккаунт”, поэтому он не всегда знает, что в нем опубликовано.

Сам Стець говорил, что в стране, в которой идет война, сложно говорить о том, что все в порядке. Впрочем, как известно, в истории со скандалом, который возник после публикации украинским сайтом “Миротворец” списков журналистов, которые получали аккредитацию в так называемой “Донецкой народной республике” (“ДНР”), министр информполитики занял позицию “Миротворца”. Напомним, на сайт попали несколько тысяч сотрудников как украинских, так и мировых СМИ (AFP, Al Jazeera, BBC, Reuters, France 24, Sky-news, CNN, ИА “Синьхуа”, Associated Press, The Guardian и другие). Всего в списке было более 4 тыс. журналистов: были обнародованы их телефонные номера, электронная почта, а также период пребывания на оккупированных территориях.

Заместитель Юрия Стеця Татьяна Попова тогда активно выступила за закрытие сайта “Миротворец”. Она также обвинила в давлении на журналистов депутатов Антона Геращенко, Андрея Тетерука и Дмитрия Тымчука. Стець тогда сделал ей замечание и извинился за резкие высказывания заместительницы, прозвучавшие в ответ на критику со стороны общественности. “Я ожидал в эти дни, что Татьяна Попова поймет, что мудрость политика или чиновника заключается в том, что надо признавать свои ошибки. К сожалению, этого не случилось. Таня, мы не имеем права использовать информационные волонтерские организации для собственного пиара. Это, увы, произошло. Собственно, как и прикрываться в своих заявлениях журналистами. Это тоже произошло. Украинская власть, представителями которой мы с тобой являемся, должна быть благодарна украинским волонтерам за их деятельность. Реагировать на их критику мы тоже должны. Но в любом случае наши официальные заявления или просто комментарии в соцсетях, даже если нас провоцируют, не могут оскорблять граждан – патриотов Украины. И хотя наговоренное за это время является лишь твоей, а не официальной позицией МИП, стоило бы извиниться. Ок, я сделаю это за тебя. Итак, хочу принести извинения всем патриотам, информационным волонтерам. Всем тем, кому комментарии Татьяны Поповой показались пренебрежительными”, – написал тогда Стець.

После этого Попова подала в отставку.

При этом на одной из пресс-конференций Стець заявил, что его министерство формирует список сайтов, которые “подрывают суверенитет Украины” и должны быть закрыты. К слову, подготовить список сайтов он поручил своему заместителю Дмитрию Золотухину, который сейчас рассматривается как сменщик Стеця.

Напомним также, что в то время, когда Национальный совет по вопросам телевидения и радиовещания вынес предупреждение телеканалу “Интер”, который в ночь прихода Нового 2015 года транслировал праздничный концерт с участием бывшего народного депутата Таисии Повалий, а также нескольких артистов из России, которые поддержали аннексию Крыма и боевые действия на востоке Украины, Стець вступился за телеканал. Он заявил, что подобные телепередачи транслировались не только на “Интере”, но и на “1+1”, “Новом канале” и в эфире “ТРК-Украина”. Министр информполитики заявил, что не намерен забирать лицензию у телеканала “Интер”.

В то же время, высказываясь в поддержку законопроекта об объеме квот – до 75% – в отношении украинского языка в эфирах телеканалов, в интервью “РБК-Украина” министр отмечал, что его принятие поможет изменить к лучшему и ситуацию на “Интере”, в эфире которого, по его словам, менее 30%.

“Что очень важно для меня, что Юрий всегда понимает, что многие проблемы, которые сегодня существуют с украинским телерадиовещанием и авторитетом украинских программ, нельзя решать прямолинейно”, – отметил Александр Бригинец.

Известно также, что Стець не пришел попрощаться с журналистом Павлом Шереметом, который погиб в результате взрыва автомобиля в центре Киева. Он объяснил это опасениями, что это может быть воспринято как пиар.

Какой будет жизнь после Минстеця?

После заявления министра об отставке встал один из самых острых вопросов: кто будет его преемником на должности и как это повлияет на дальнейшую ситуацию со свободой слова в Украине. Сможет ли новый кормчий Мининформполитики удержаться в рамках борьбы с российской пропагандой, не скатившись до цензуры?

“Первое, что я подумал, когда узнал об отставке Юрия Стеця: это все-таки новосозданное министерство, как дальше? Кто продолжит его дела (министра, – ред.)? Команда у него там есть, они все – и Эмине Джаппарова, и Артем Биденко, и новый зам Дмитрий Золотухин – профессионалы, но достаточно ли им будет политической поддержки?” – говорит Зураб Аласания.

Отметим, что, по данным СМИ, Стець имеет серьезное влияние, так как близок к семье президента Петра Порошенко.

Официально функции исполняющего обязанности министра информполитики (на время пребывания министра на больничном) возложены на первого заместителя министра Эмине Джапарову. В то же время, по словам источника 112.ua в Администрации президента, в качестве преемников Стеця сейчас рассматриваются три кандидатуры, причем назначение может состояться в формате и. о. министра. По неподтвержденной пока информации, среди возможных сменщиков Стеця числятся его нынешний заместитель Дмитрий Золотухин, глава комитета ВР по вопросам культуры и духовности Николай Княжицкий и советник министра МВД Зорян Шкиряк.

Сам Шкиряк заявил 112.ua, что впервые слышит подобное и ему об этом ничего не известно. Дмитрий Золотухин заявил, что не комментирует сплетни. Получить комментарий у Николая Княжицкого пока не удалось.

Стоит отметить, что если с личностями и позицией Шкиряка и Княжицкого, которые являются известными в медиапространстве фигурами, все более-менее ясно, то Золотухин в этой троице – человек со многими неизвестными. Он стал заместителем Стеця сравнительно недавно – 21 февраля 2017 года.

В то же время, как сообщил 112.ua сам Дмитрий Золотухин, он познакомился с Юрием Стецем в марте 2015 года, когда “как волонтер пришел в министерство со своими предложениями в отношении усиления работы в направлении защиты от российских информационных атак”. “Я не был большим фанатом создания министерства, о чем известно моим друзьям на Facebook, но эта структура стала тем местом, где я смог реализовать те проекты информационной безопасности, которые безуспешно предлагал другим структурам, в том числе спецслужбам”, – сообщил Золотухин.

В официальной биографии Золотухина на сайте Мининформполитики говорится, что в 2003 году он получил диплом специалиста по правоведению в Национальной академии Службы безопасности Украины. В 2009 году окончил Украинский государственный университет международных финансов и торговли, получил второе высшее образование и диплом магистра по специальности “Менеджмент внешнеэкономической деятельности”.



С 2003 работал в органах национальной безопасности Украины. На просьбу 112.ua уточнить, о каких именно структурах речь, замминистра ответил, что “с профессиональной и правовой точки зрения не видит необходимости раскрывать детали”. “Это работа в специальных органах. Работал в разных подразделениях по направлениям и контрразведывательной и разведывательной деятельности”, – уточнил Золотухин.

Согласно данным сайта министерства, с 2007 года замминистра осуществляет изучение и популяризацию в Украине сферы технологий competitive intelligence, методик информационно-аналитического обеспечения бизнеса, защиты коммерческих структур от “черного пиара”, негатива и информационных агрессий. Является первым украинским спикером международной конференции по конкурентной разведке, организованной немецким Institute for Competitive Intelligence. С июля по декабрь 2014 года консультировал Информационно-аналитический центр СНБО по вопросам проверки информации и использования онлайн-средств расследований, а также налаживания сотрудничества с такими исследовательскими командами, как Ukraine@War и Bellingcat.

Дмитрий Золотухин также сообщил 112.ua, что его назначение состоялось “сразу же после подписания (президентом Украины Петром Порошенко, – ред.) Доктрины информационной безопасности”. “Над ее созданием я также работал при экспертном совете при министерстве (информационной политики) и с представителями других государственных органов. Соответственно, моя главная задача – дальнейшая имплементация положений доктрины в части, которая относится к компетенции Мининформполитики”, – сказал Золотухин.

Ранее в интервью журналу “Фокус” замминистра рассказывал, что изучает информационные войны достаточно давно. “Фактически это моя профессия. Знаю и понимаю, как организовываются и проводятся спецоперации. И я как никто другой понимаю, что одни только спецслужбы не справятся с информационной агрессией против Украины по простой причине: у органов безопасности работает преимущественно функция государственного принуждения. А между тем, главным в противодействии информационным атакам является именно созидание и системное изменение информационного пространства. Думаю, это мое понимание в том числе и стало предпосылкой к тому, что мне поручили имплементацию Доктрины информационной безопасности Украины, к написанию которой я также был причастен. Какие главные задачи стоят перед Мининформполитики? Сейчас основным элементом стратегии министерства является противодействие российской агрессии и угрозе в информационном пространстве”, – сказал он.

Примечательно, что сам Стець, отвечая на вопрос, будет ли власть использовать Доктрину информационной безопасности, чтобы при помощи подобных документов влиять на СМИ, отвечал так: пока я работаю министром, этого не будет. Как будет теперь – неизвестно. Однако в Верховной Раде уже активно обсуждают законопроект, который должен обязать СМИ соблюдать баланс в подаче информации. Кроме того, депутаты готовят языковые квоты для газет (для телевидения они уже приняты). Также недавно власти заблокировали ряд российских сайтов.

Источники 112.ua на Банковой говорят, что международные партнеры Украины вообще настаивают на ликвидации Министерства информполитики. Однако ясно, что попытка сделать это натолкнется на огромное сопротивление. “Работа министерства информации была направлена на эффект, конкретный результат, а не на публичную оценку экспертов. А то, что эксперты, связанные с медиа, всегда будут бояться министерства, которое таким образом влияет на их работу, это очевидно”, – сказал нам Александр Бригинец.

Автор материала: Елена Голубева

По материалам: 112.ua

Материалы по теме: