Чем закончится поединок между «Газпромом» и «Нафтогазом»: прогнозы экспертов

На прошлой неделе и без того сложные отношения «Нафтогаза» с российским «Газпромом» откровенно зашли в тупик. По сути, ситуация накалилась 28 февраля, когда Стокгольмский арбитраж удовлетворил требования «Нафтогаза» о компенсации за недопоставленные «Газпромом» объемы газа для транзита....

На прошлой неделе и без того сложные отношения «Нафтогаза» с российским «Газпромом» откровенно зашли в тупик.

По сути, ситуация накалилась 28 февраля, когда Стокгольмский арбитраж удовлетворил требования «Нафтогаза» о компенсации за недопоставленные «Газпромом» объемы газа для транзита. По решению суда «Нафтогаз» добился компенсации в сумме 4,63 млрд долларов. По результатам двух арбитражных производств в Стокгольме «Газпрому» необходимо оплатить $2,56 млрд в пользу «Нафтогаза».

Тогда же стало известно, что «Газпром» должен ежедневно выплачивать НАК «Нафтогаз Украины» 500 тысяч долларов процентов до момента выплаты задолженности, определенной решением Стокгольмского арбитражного суда, в полном объеме.

И вот тут-то начинается самое интересное. Проходит два дня, и уже 2 марта «Газпром» заявляет, что, дескать, он принял решение расторгнуть контракты с «Нафтогазом» на поставку и транзит газа.

Дело в том, что эти самые поставки газа согласно контракту, срок действия которого истекает в конце 2019 года, должны были возобновиться после решения Стокгольмского арбитража. По этому контракту «Нафтогаз» обязан выкупать у «Газпрома» от 4 до 5 млрд кубов газа ежегодно. В связи с этим «Нафтогаз» и осуществлял предоплату.

Ситуация накалилась до предела, и в тот же день «Нафтогаз» подписал срочный контракт на поставки газа с крупнейшей энергетической компанией Польши PGNiG до конца месяца.

Более того, практически сразу Кабинет Министров Украины на пять суток ввел «национальный план» действий для недопущения кризисной ситуации в энергетике.

5 марта  появилась информация, что для компенсации нехватки газа Украине пришлось покупать газ в Европе по завышенным ценам. Цена, по которой Украина покупает газ, в четыре раза выше, чем у «Газпрома».

В связи с этим «Нафтогаз» потребовал у «Газпрома» компенсацию за экстренную закупку газа в Европе.

Тем не менее 5 марта «Газпром» направил официальное уведомление в «Нафтогаз» о расторжении контрактов на поставку и транзит газа из-за решения Стокгольмского арбитража. А уже 6 марта стало известно, что «Нафтогаз» решил закрыть представительство в России.

Чем же закончится схватка между «Газпромом» и «Нафтогазом» и как это может ударить по рядовым украинцам? Об этом «Фраза» спросила у людей, которые умеют просчитывать последствия политических решений на несколько ходов вперед.

Андрей Ермолаев, политолог, директор Национального института стратегических исследований:

Конфликт между «Нафтогазом» и «Газпромом» — это только верхушка айсберга в отношениях между Украиной и Россией, и дело здесь,конечно же, не в деньгах.Решение о лишении Украины транзитного статуса,  на мой взгляд, принято российской властью как раз в контексте тех событий, которые произошли в Украине за последние 4 года, начиная со смены власти в 2014 году.

Естественно, у этого решения есть определенная внутренняя последовательность, связанная с технической, экономической и геополитической сторонами. Решение будет реализовано при условии создания дополнительных возможностей для России сохранить сотрудничество с европейскими странами как поставщика и партнера.

Все, что связано с экономическим бизнесом, по сути, является своеобразным инструментом давления. От транзита зависят не только доходы украинского бюджета и функционирование энергетического сектора в целом, но также экономический и геополитический статус страны в европейской экономике. Одно дело быть страной, от которой что-то зависит и которая является крупным партнером на энергорынке, и совсем другое дело иметь в качестве партнера страну, которая всего лишь источник рабочей силы. Поэтому, естественно, шантаж транзитными возможностями и ценовой политикой является стратегическим инструментом.

Со стороны украинской власти и украинского монополиста были предприняты логичные, но малоперспективные шаги. Логичные, потому что для защиты своего бизнеса и своего интереса были поданы иски относительно контрактов, их справедливости, ценообразования. И в этом плане, учитывая наследие 2009 года, Украина имела все основания рассчитывать на успех, что, собственно, и произошло. Другое дело, что, приняв решение в пользу Украины, европейская судебная власть, естественно, не в состоянии обеспечить защиту геополитических структур Украины.

Решение о компенсации в пользу Украины принято, однако ни европейские политики, ни европейские суды не будут бороться за наш с вами интерес быть крупным транзитным игроком. Европейцы не будут за Украину решать наши проблемы.

Таким образом, по сути, решением суда, которое в пользу Украины и которое позволяет рассчитывать на небольшие финансовые поступления и компенсации, суд лишь ускорил действия России по демонтажу транзитного статуса Украины.

Мы выиграли, но в будущем мы крупно проиграем. Эта ситуация и для европейцев, и для россиян засвидетельствовала, что в ближайшее время новые компромиссы с Украиной невозможны и русские будут форсировать все проекты, связанные с альтернативными транзитными маршрутами, и  наращивать сотрудничество с европейскими странами в обход Украины. А Украина, получив компенсацию или какую-то суррогатную форму компенсации, за что еще придется побороться, по сути, ускоряет снижение своего геоэкономического статуса в европейской экономике.

Руслан Бортник, политический аналитик, директор Украинского института анализа и менеджмента политики:

Я думаю, что это противостояние между «Нафтогазом» и «Газпромом» быстро не закончится. Скорее всего, оно закончится уже после украинских выборов, т. е. после 2019 года. Это закончится каким-то достижением компромисса, который будет предусматривать урегулирование выполнения решения Стокгольмского арбитража, подписание новых договоров на поставку газа в Украину, транзита газа через Украину и, возможно, вопроса создания нового консорциума для обеспечения бесперебойных поставок российских энергоносителей в Европу. Там может быть также вопрос, касающийся «Северного потока-2». Но если последние два пункта — это лишь возможные пункты, то два первых вопроса теперь будут решаться в комплексе. Задолженность, Стокгольмский арбитраж и новые контракты — все это теперь российская власть и «Газпром» попытаются связать воедино и договориться с украинской властью после 2019 года.

Денежных выплат мы в ближайшее время не увидим. Сейчас будет затягиваться время с апелляцией. Не забывайте, что первое рассмотрение у нас длилось 4 года, второе, может, 4 года и не будет длиться, но 2-3 года вполне может занять. Кстати, еще один вопрос, который «Газпром» будет увязывать — это так называемые 3 миллиарда Януковича. Они будут пытаться смешать все это в единую кучу и выйти на какие-то более компромиссные сценарии.

Эта победа, безусловно, важна с политической точки зрения, но с реальной экономической точки зрения это пиррова победа. Это победа без возможности в ближайшее время получить результаты этой победы.

Сергей Быков, политический эксперт:

Противостояние между «Нафтогазом» и «Газпромом» закончилось победой украинского менеджмента. Однако существенный вопрос  в том, а был ли действительно данный газовый кризис.

Если обратиться к выводам того же самого господина Гаврилечко, то это все выглядит как банальная финансовая афера со стороны отдельной заинтересованной группы. Т. е. как такового кризиса не было, поскольку количество газа в хранилищах было достаточным для нормального потребления в течение 20 дней при температуре −20.

Что касается победы в Стокгольмском арбитраже, то, безусловно, эта победа стала возможной благодар контрактам, которые были заключены Тимошенко в 2009 году.

Если говорить о том, когда мы сможем воспользоваться результатами этой победы, то здесь самое главное, что был отменен принцип «бери или плати» при покупке газа. Более того, в Стокгольм нужно было обращаться еще в 2011 году, когда Европейская комиссия приняла решение признать принцип «бери или плати» таким, что нарушает антимонопольное законодательство Европейского Союза.

Михаил Погребинский, политолог, политтехнолог, директор Киевского центра политических исследований и конфликтологии:

В ближайшее время мы не увидим ничего конкретного. Мы увидим результаты этого противостояния в конце будущего года. Когда будет завершен контракт, будет принято какое-то решение относительно того, будет ли «Газпром» поставлять газ Украине, будет ли пользоваться трубой или нет.

Я предполагаю, что какой-то компромисс должен быть найден. Кроме того, к тому времени пройдут президентские и парламентские выборы, и я сохраняю надежду на то, что часть вменяемых людей, которые придут к власти, будет значительно выше, чем сегодня. Я в этом практически уверен. Может быть давление со стороны вменяемых людей для поиска компромисса. В таком случае украинская труба еще какое-то время будет востребована.

Владимир Фесенко, политолог, глава Центра прикладных политических исследований «Пента»:

На выходе может быть несколько разных сценариев. Я не думаю, что дело дойдет до полного прекращения отношений и полного прекращения транзита. Даже технически сейчас нельзя на все 100% уйти от использования украинской трубы.

В прошлом году транзит российского газа через украинскую трубу даже увеличился, причем по разным причинам. Так что здесь не все так просто. Я думаю, что то, что делает «Газпром», — это банальный шантаж.

Один вариант заключается в том, чтобы сейчас, перед президентскими выборами, не платить, чтобы это не выглядело как поражение, а затянуть дело и внести его в новый арбитраж. То есть это тактика бесконечных судов.

Второй сценарий — это шантаж европейцев с тем, чтобы они принудили Украину к компромиссу с «Газпромом». Компромисс, возможно, будет касаться объединения двух контрактов, т. е. контракта на поставку газа и контракта на транзит, в один общий контракт.

Более того, есть идея, чтобы «Газпром» вошел в международный консорциум по использованию газотранспортной системы Украины. И, к сожалению, эту идею разделяет Германия. Это противоречит украинскому законодательству и нынешней политической ситуации в отношениях между Украиной и Россией. Так что думаю, что это совершенно нереалистичный сценарий.

Попытка выйти на новый контракт, при котором европейцы способствовали бы достижению компромисса между Украиной и Россией, — это наиболее вероятный сценарий.

***

Противостояние между «Нафтогазом» и «Газпромом» продолжается уже не первый год. Вопрос не в том, кто, кому и сколько должен будет заплатить по решению суда. Вопрос в том, будет ли это решение суда выполняться и, самое главное, как оно повлияет на благосостояние рядовых украинцев.

fraza.ua

Материалы по теме: