Антикоррупционные гонки

В любом случае рассмотрение дел в новом суде начнется уже после выборов главы государства. Почему уже сейчас есть претензии к организаторам конкурса на должности в Антикоррупционном суде. 8 августа...

В любом случае рассмотрение дел в новом суде начнется уже после выборов главы государства. Почему уже сейчас есть претензии к организаторам конкурса на должности в Антикоррупционном суде.

8 августа начат прием документов от кандидатов в антикоррупционные судьи. Процедура продлится до 14 сентября. Всего в новом суде открыто 39 вакансий: 27 человек попадут в первую инстанцию, еще 12 – в апелляционную палату. Относительно количественного состава будущих борцов с коррупцией, особых нареканий со стороны общественности нет.

По данным НАБУ, за первое полугодие 2018-го агентство передало в суды 35 обвинительных приговоров на 62 человека. При такой динамике на рассмотрении у одного антикоррупционного судьи в первой инстанции будет находиться в среднем пять дел на два года (если не будет приговоров). Это не идет ни в какое сравнение с нагрузкой на судей учреждений общей юрисдикции. За первое полугодие 2017 года среднемесячное поступление на одного судью составляло более 56 дел и материалов.

Сейчас нет проблем и в вопросе технического обеспечения работы суда. Премьер-министр Владимир Гройсман еще до принятия профильного закона успел пообещать свою отставку с должности, если Высший антикоррупционный суд (ВАКС) не заработает. Позже в июле во время заседания правительства он дал профильным ведомствам месяц на улаживание вопросов о помещении суда, а также его финансировании и охране. В августе стало известно, что обе палаты планируют разместить в Соломенском районе Киева. В этом же районе расположен главный офис НАБУ. Претендентами стали два соседних здания по улице Максима Кривоноса, 2-А (для первой инстанции) и улице Преображенской, 5/2 (для апелляционной палаты). Оба сейчас находятся на балансе Минрегиона.

Противоречий нет, если дело касается цифр и сооружений, но они появляются сразу же, когда речь заходит о людях, которые и будут вершить правосудие в новом учреждении. В частности, представители Общественного совета добродетели (ОСД) одновременно со стартом конкурса обнародовали перечень претензий к его организации. Хотя эти упреки не новы, но именно сейчас они получили шанс на пристальное внимание со стороны общества.

Судебная реформа продолжается в Украине с 2016 года и уже прошла немало этапов. За это время состоялся конкурс в новый Верховный Суд, а 115 его победителей начали работать. Также продолжается квалификационное оценивание всех судей Украины: собеседования в его пределах происходят почти ежедневно и следить за ними можно онлайн. Все споры и взаимные претензии участников процесса вполне проявились еще на этих этапах.

Главное отличие истории с Антикоррупционным судом лишь в одном: изначально она стала крайне политизированной, а в Украине это автоматически означает гораздо большее внимание к теме со стороны СМИ. Для примера достаточно вспомнить, что судебной реформой предусмотрены два специализированных суда. Кроме антикоррупционного, это Высший суд по вопросам интеллектуальной собственности. Конкурс в это учреждение начался еще в прошлом году и в настоящее время близок к завершению. Большинство его этапов прошли почти незамеченными. Среди 234 претендентов на должности в этом учреждении более 90% составляют действующие судьи или судьи в отставке. Только 19 человек вышли не из профессиональной среды и работают адвокатами или патентными поверенными. По словам члена ОСД Виталия Титыча, представители отраслевого профессионального сообщества, за небольшими исключениями, проигнорировали конкурс из-за создания препятствий еще на этапе подачи документов.

«Судьям не нужно доказывать достаточность опыта и стажа. Зато адвокаты должны принести нотариально заверенные копии судебных решений с указанием их фамилий. В открытом для всех Едином реестре судебных решений фамилии не указывают. Кроме того, опытные адвокаты на определенном этапе прекращают ходить по судам и делегируют полномочия младшим партнерам. Поэтому многих квалифицированных адвокатов могут отсеять уже на этом этапе», – говорит другой член ОСД Галина Чижик. Ее цитата хоть и повторяет по содержанию предыдущий абзац, но касается конкурса именно в Антикоррупционный суд.

Что касается установления минимального проходного балла по усмотрению ВККС, то иллюстрацией может стать история судьи из Кропивницкого Романа Брегея, который безуспешно оспаривал в суде результаты конкурса в Верховный Суд. Другая претензия в том, что знания кандидата составят лишь 20% его оценки. Остальное зависит от выводов ВККС по ряду параметров, процедура формирования которых закрыта. Все эти претензии звучат чуть ли не с начала судебной реформы.Аналогичные примеры можно найти для иллюстрации любой претензии ОСД по организации конкурсных отборов в украинские суды. Все конкурсы проводят по почти одинаковым правилам, и Антикоррупционный суд не станет исключением. После этапа подачи документов следует спецпроверка НАПК деклараций кандидатов. Если не возникнут претензии со стороны профильного органа, предъявить претендентам будет фактически ничего. Это стало причиной того, что многие конкурсанты, которых ОСД считал недоброчестными, прошли предварительные конкурсные отборы. То же касается и претензий по подсчету баллов и прозрачности процедур в целом.

В конце концов, известны и контраргументы со стороны судебной власти. Их можно свести к тому, что эти конкурсы – самые прозрачные в мире, а такого органа общественного контроля, как ОСД, вообще не предусмотрены нигде, кроме Украины. Кроме того, в ВККС отмечают, что в Верховный Суд, например, попало в несколько раз больше лиц из числа адвокатов и ученых, чем это предусмотрено европейскими практиками.

Из всего перечисленного можно уже сейчас сделать по меньшей мере два вывода. Во-первых, хотя проблемы с конкурсом в суды не новы, но именно благодаря отбору в Антикоррупционный суд о них узнает гораздо большее количество населения. Это очевидный плюс. Во-вторых, в случае неизменности действующих правил активная общественность и политические силы, которые лоббировали скорейшее образование суда, вряд ли будут удовлетворены его персональным составом. В таком случае Антикоррупционный суд еще до начала работы станет объектом критики и недоверия. А также превратится в инструмент во время президентской и парламентской избирательных кампаний, которые уже стартовали. И это очевидный минус.

Следует заметить, что в целом представители гражданского общества едины в своих оценках происходящего вокруг конкурса. Они призывают больше внимания уделять всем этапам и изменении конкурсных процедур. Когда же дело доходит до деталей, то ударения различаются. Это можно объяснить различной историей отношений с властью в вопросе судебной реформы.

Наиболее радикальные представители, которые, в частности, представляют часть ОСД, убеждены, что без изменений в конкурсных процедурах борьбу за качественный Антикоррупционный суд уже сейчас можно считать проигранной. Еще в марте ОСД прекратил участие в квалификационном оценивании судей. Непосредственным поводом стали изменения в регламенте ВККС по усилению требований к выводам этого общественного органа. На самом деле причин много, и многие из них касается именно конкурсных процедур.

По информации Тижня, уже несколько месяцев проходят консультации о возвращении членов Совета к процессу квалификационного оценивания и участия в конкурсах. Эти консультации происходят при содействии международных доноров и при посредничестве медиаторов из НаУКМА. Однако по состоянию на сегодня это не привело ни к каким практическим результатам. В ВККС якобы готовы смягчить требования к решениям ОСД, но отказываются пересматривать конкурсные процедуры.

Кроме того, в ноябре истекает срок полномочий нынешнего состава Общественного совета добродетели. Координаторы ОСД Виталий Титыч и Галина Чижик не дают прямого ответа на вопрос, собираются ли лично они избираться на новый срок. То же, по их словам, касается большинства членов Совета, которые сейчас взвешивают все «за» и «против». Вряд ли и та часть Совета, которая решит прекратить свое участие в органе, пойдет теперь на смягчение оценок судебной реформы.

Умеренные представители общественности осторожны в оценках и заявлениях. К таким можно отнести ряд членов Реанимационного пакета реформ – коалиции общественных организаций, которая активно лоббировала создание Антикоррупционного суда. Они поддерживают требования по улучшению конкурсных процедур, но также отмечают и достижения. В частности, это касается самого Закона «О Высшем антикоррупционном суде». В частных разговорах его называют наиболее компромиссным из возможных. В документе, пусть и со скандалами, но все же учли требования активистов относительно полномочий Общественного совета международных экспертов (ОСМЭ) и невозможность рассмотрения обычными судами апелляционных жалоб на приговоры по коррупционным делам на момент создания ВАКС.

На вопросе ОСМЭ стоит остановиться отдельно. Создание этого органа – одно из немногих отличий в подборе судей Антикоррупционного суда сравнению с другими. Международные эксперты заменят в процессе именно ОСД. Они получили расширенные полномочия. Вывод ОСД могла преодолеть ВККС голосами 11 из 16 своих членов. Если вывод ОСМЭ будет отрицательным, к 11 голосам членов квалификационной комиссии судей придется добавить еще и половину голосов самих международных экспертов (три из шести).

Отдельный вопрос, каким образом выберут этих шестерых экспертов. Право на выдвижение кандидатов получили 14 международных организаций. По словам Анастасии Красносельского из Центра противодействия коррупции, координирующую роль в процессе выдвижения взял на себя Европейский Союз. Это сделано с целью представления единого согласованного списка всех организаций.

Что касается возможных кандидатов, официальной информации нет. В то же время, по информации Тижня, экспертами могут стать Томас Фаерстоун (экс-прокурор в США) и Карлос Кастресана, возглавлявший борьбу с коррупцией в Гватемале под эгидой ООН. Оба уже известны украинской публике в качестве кандидатов на должность аудиторов НАБУ. Кандидатуры обоих со скандалом отклонила нынешняя парламентская коалиция. В то же время в ВККС хотят, чтобы среди экспертов было больше судей, а не прокуроров. Роль ОСМЭ не следует переоценивать: иностранцы, которые войдут в этот орган, будут иметь лишь месяц на проверку досье кандидатов. Уже сейчас можно спрогнозировать, что среди претендентов будет очень мало одиозных персон. Большинство составят неизвестные широкой публике «темные лошадки», и их поведение на новой должности до последнего будет оставаться тайной.

Сроки реального начала работы Антикоррупционного суда прогнозировать рано. Конкурс в суд по вопросам интеллектуальной собственности продолжается уже 11 месяцев. Председатель ВККС Сергей Козьяков заявил, что отбор в ВАКС завершится в первом полугодии следующего года. После этого следуют рассмотрение кандидатур победителей в ВСП и назначение президентом.

В любом случае рассмотрение дел в новом суде начнется уже после выборов главы государства. Только тогда можно будет окончательно оценить и результаты конкурса.

Андрій Голуб, опубликовано в издании  Тиждень.UA

Перевод: Аргумент

Материалы по теме:

  • Антикоррупционный суд — изысканный саботаж

    Международные эксперты по подбору судей Антикоррупционного суда Украины обязаны подать электронные декларации Девятого вала заявлений от желающих в качестве судей непримиримо и бескомпромиссно расчищать наши коррупционные авгиевы конюшни, как видим,...
  • “Ємець” судової реформи

    Нещодавно нардеп від Народного Фронту Леонід Ємець розмістив пост у соціальній мережі фейсбук, де заявив, що вважає, що судову реформу провалено, судді корумповані, а єдине спасіння від цієї біди...
  • Объявлен конкурс судей Высшего антикоррупционного суда

    Заполнить соответствующую форму на должность судьи можно до 1 августа 2018 года включительно. Высшая квалификационная комиссия судей Украины начала регистрировать тех, кто намерен принять участие в конкурсе на должность...
  • Фемида приходит в сером

    Темпы очищения судебной власти в Украине оскорбительно поражают. По подсчетам Общественного совета добродетели, во время квалификационного оценивания судей до 96,5% носителей мантии (из 735 аттестованных) успешно прошли сквозь горнило проверок. Лишь 26 судей были определены Высшей...