Александр Кондратенко: Как завершить войну на Донбассе, используя мировой опыт?

Один год на завершение войны в Украине – это много или мало? Учитывая то, что конфликт продолжается больше пяти лет без намёка на урегулирование, вроде маловато. Но если мыслить...

Один год на завершение войны в Украине – это много или мало? Учитывая то, что конфликт продолжается больше пяти лет без намёка на урегулирование, вроде маловато. Но если мыслить категориями президента Зеленского, который каждые два дня измеряет жизнью одного украинского солдата, то слишком много. Вопрос значительно сложнее, когда на одной чаше весов – жизни людей, а на другой – независимость и целостность государства… Цена мира в любом случае не будет низкой, как бы его не назвали: победой, капитуляцией или более компромиссным словом.

Представители украинской власти неоднократно заявляли о том, что у них в разработке находится несколько вариантов завершения боевых действий и возврата оккупированных территорий. План «А», план «Б» и т.п., возможность применения тех или иных действий в различных ситуациях… Глава МИД Пристайко не так давно намекал на вероятности так называемого кипрского сценария, если возникнут предусловия. Богатая на вооружённые конфликты мировая история предоставляет немало вариантов развития событий, которые могли бы быть применимы в определённых условиях в Украине. Рассмотрим наиболее характерные и попробуем разобраться, какие из них действительно актуальны для нашей страны.

«Кипрский сценарий»

В представлении большинства украинцев Кипр имеет имидж спокойного островного государства с достаточно высоким уровнем жизни. И всё бы так, если бы не отрезанная от всей страны северная часть острова, которая значительно отстаёт в развитии от остальной территории.

С 1960 года целых 14 лет внутренний кипрский конфликт активно подогревался Турцией. В 1974 году конфликт перерос в кипрско-турецкую войну, однако «горячая фаза» не была продолжительной. Уже с 1975 года стартовал длительный этап «цветового регулирования». Были чётко обозначены конфликтные зоны, а их столкновение заблокировано путём вынесения процедуры на площадку ООН.

В 2004 году Кипр стал членом Европейского Союза, что позволило значительно поднять уровень жизни в стране. Доходы населения оккупированной турками части на сегодня примерно в пять раз ниже, чем у остальных киприотов, и эта разница продолжает расти. Более того, экономические показатели Кипра сейчас почти вдвое выше, чем у самой Турции, которая ставила задачу повергнуть киприотов в нищету и подтолкнуть страну к федерализации.

Для Турции оказалось практически невозможно развивать отрезанные от иностранных инвестиций и полностью заблокированные территории. Агрессор был вынужден инициировать процесс реинтеграции северного Кипра. Однако единственным реальным результатом переговорного процесса стала возможность частных поездок, но и они сейчас недоступны для обладателей «северных паспортов». В остальном же Кипр продолжает политику блокады оккупированных территорий и отказа от контактов со страной-агрессором.

«Кипрский сценарий» выглядит действительно привлекательным для той части нашего общества, которая готова отрезать Донбасс от Украины. Но ключевым моментом в истории Кипра является вступление в ЕС – без этого шага успехи страны не были бы столь стремительными. К тому же нынешняя власть не рассматривает вариант отказа от части территорий в пользу всего государства. Поэтому заявления о «кипрском сценарии» в Украине больше похожи на блеф.

«Финский сценарий»

Героизм и самоотверженность финского народа в борьбе за свою независимость часто ставят в пример самим себе украинцы. По большому счёту, и противник у нас с финнами идентичный: советская/«новоимперская» Россия.

Финны оказали достойное сопротивление Красной армии в советско-финской войне 1939-1940 годов. Финляндия почувствовала себя победителем в моральном плане, однако отказалась от части территорий: Карельского перешейка и Западной Карелии, а также части Лапландии и острова Гогланд.

Начиная с 1941 года, Финляндия в качестве союзника Германии захватила часть территорий СССР. Однако в ходе войны эти территории были потеряны. Советские войска перешли к успешному контрнаступлению и могли фактически уничтожить Финляндию. Но в решающей битве, которую ещё долго будут называть «чудом на Ихантале», единственная оставшаяся финская дивизия сумела удержать массированное наступление противника. Вскоре после этого Финляндия запросила у Советского Союза условия прекращения боевых действий, первым из которых был немедленный разрыв отношений с Германией.

Боевые действия между советскими и финскими войсками закончились 19 сентября 1944 года подписанием Московского перемирия. Финляндия отстояла свою независимость, но после Второй мировой войны и вплоть до распада СССР была, по сути, партнёром Советского Союза. Финляндия объявила о собственном нейтралитете и признала стратегические интересы СССР в Балтийском регионе. При этом финны лишились части своих территорий, взамен получив экономически выгодные отношения с Союзом.

Применение «финского сценария» в Украине означало бы отказ не только от оккупированных территорий, но и курса на ЕС и НАТО. Стоит учитывать, что Россия не спешит заявлять территориальные претензии на отдельные регионы Донбасса, ограничившись пока что только Крымом. Но даже если Кремль поменяет своё мнение, доверять агрессору ни в коем случае нельзя. Имперские аппетиты могут зайти гораздо дальше вглубь Украины, поэтому финская модель отнюдь не является гарантией прекращения войны.

«Хорватский сценарий»

Самый радикальный вариант – для тех, кто хочет скорейшего и победного прекращения войны.

В 1991 году Хорватия провозгласила независимость. Это произошло на фоне острого внутреннего конфликта между хорватами и сербами, который тут же перерос в войну.

Попытки урегулирования конфликта Хорватии и «республики» Сербская Краина результата не принесли. Хорватские власти перешли к решительным военным действиям. 4 августа 1995 года около 200 тысяч хорватских военных начали операцию «Буря», которая завершилась ликвидацией самопровозглашённой «республики». Всего за 84 часа Хорватии удалось восстановить конституционную власть практически на всех захваченных сепаратистами территориях.

О «хорватском сценарии» в Украине активно заговорили в 2017 году, когда власть заявила о необходимости завершить АТО и перейти к новому формату. На деле это оказалось банальной «сменой вывески», и гибридная война продолжается по сей день. Отдельные эксперты утверждают, что молниеносную военную операцию поддерживают многие украинцы, в том числе жители Донбасса. Но целесообразность подобных действий перечёркивается характеристикой нынешнего главнокомандующего. Владимир Зеленский, как он сам о себе говорит, – президент мира. И на этом, по крайней мере в данное время, на вероятности хорватской модели для Украины можно поставить точку.

«Боснийский сценарий»

Война в Боснии и Герцеговине считается одним из самых кровавых и сложных межэтнических конфликтов. Она началась после объявления независимости страной, население которой составили три группы: боснийцы, сербы и хорваты. Сербы и хорваты добивались присоединения территорий, на которых они были в большинстве соответственно к Сербии и Хорватии.

В некоторых источниках конфликт 1992-1995 годов до сих пор называют гражданским. Однако в 2007 году Международный суд ООН сделал вывод, что война носила международный характер. Ведь главным противником боснийского правительства было руководство соседней Сербии, возглавляемое Слободаном Милошевичем. Как и путинская Россия в отношении «ЛДНР», шовинистская Сербия Милошевича снабжала оружием и поддерживала боснийских сербов.

В результате этнических чисток сербы заняли территорию, с которой были изгнаны боснийские мусульмане и хорваты, и провозгласили «Республику Сербскую». Это формирование впоследствии Дейтонских соглашений 1995 года стало неотъемлемой частью Боснии и Герцеговины. Согласитесь, очень похоже на так называемую реинтеграцию оккупированных районов Луганской и Донецкой областей, к которой Украину призывает российская сторона…

Босния и Герцеговина по факту не потеряла своих территорий, но так и не стала единым государством. Страна является одной из самых бедных в Европе, а боснийские сербы блокируют развитие единого государства и отсекают даже теоретическую возможность курса на ЕС и НАТО.

«Боснийский сценарий» крайне нежелателен для Украины. Вместе с тем, навязывание агрессором именно такого варианта нашей стране отмечается почти как состоявшийся факт. Ставя целью достижение мира, руководство Украины должно держать в уме депрессивную картинку Боснии и Герцеговины, дабы избежать идентичных перспектив для родной страны.

Наш вариант

Можно было бы ещё вспомнить ситуацию с Приднестровьем и Карабахом, но что-то похожее на смесь этих дислокаций сейчас мы наблюдаем в Украине. Страна не соглашается с оккупацией своих территорий, но и не пытается их отбить – в Крыму и Приднестровье; на линии столкновения продолжается неинтенсивный конфликт – на Донбассе и в Карабахе.

Стоит отметить, что по Донбассу наша страна, хоть и очень небольшими шагами, но всё же начала предпринимать конкретные действия. Невзирая на неокрепшую дипломатическую линию новой власти, в основе урегулирования конфликта лежит путь переговоров. В то же время вопрос Крыма, с которого и началась агрессия, подвис как риторический. Рассмотрение этих двух зон как единого целого и является базой для стратегии, которую через десятилетия назовут «украинским сценарием».

Но что нужно сделать, чтобы этих десятилетий было как можно меньше? Ведь боремся с чрезвычайно опасным и коварным врагом, от поведения которого во многом зависит дальнейшее развитие событий. «Русский мир» затаился у наших границ давно, но переступил порог украинского дома в момент раздора наших рядов. И чем плотнее станет объединение всего общества, чем меньше будет происходить склок в правящих верхах, тем быстрее враг ослабнет.

Источник: from-ua

Материалы по теме: